Статья-исследование «Как изучать жертв преступлений»



Мониторинг общественного мнения

Статья, подготовленная группой авторов-исследователей, рассказывает о методологии первого российского масштабного репрезентативного исследования жертв преступлений(виктимизационного опроса), результаты которого размещены в открытом доступе. Такие опросы позволяют проанализировать структуру преступности, социальные характеристики жертв, условия совершения преступлений, поведение потерпевших и правоохранительных органов.

Авторы: М. Веркеев, В., В. Волков, А.В. Дмитриева, А.В. Кнорре, В.Е. Кудрявцев, Д.А. Кузнецова, Р.К. Кучаков, К.Д. Титаев, Е.А. Ходжаева

Издание: Мониторинг общественного мнения: Экономические и социальные перемены 2019. N2. С. 4—31.

Введение

В России, как и во всем мире, правоохранительные органы используют официальную статистику для понимания уровня преступности. Однако она включает только те преступления, о которых было сообщено в полицию и по которым полиция нашла убедительные доказательства того, что преступление действительно имело место. При таком подходе вне поля зрения правоохранительных органов и официальной статистики остаются случаи, о которых по каким-то причинам люди не заявили или они не были зарегистрированы. Случаи, не попадающие в офи
циальную статистику, еще в первой половине XIX в. были названы бельгийским математиком Адольфом Кетле dark figure of crime, в современной российской криминологии используется понятие «латентная преступность» [Иншаков, 2009].

Следовательно, необходим инструмент для точного измерения реального уровня преступности и ее структуры в обществе. Таким средством является социологический инструментарий в целом и непосредственно опросный метод как один из наиболее эффективных.

Понимание реального количества и структуры преступлений необходимо для выстраивания государственной правоохранительной политики и социальной политики, косвенно направленной на предупреждение преступности. Также важно учитывать, что уровень латентности разных преступлений различен [Титаев, 2019]

В мире с 1970-х гг. для решения этой задачи используются специальные виктимологические (виктимизационные) опросы. Сначала в США, потом в Великобритании, затем и в большинстве развитых государств они стали проводиться с некоторой периодичностью. В России до сих пор не проводилось полноценных виктимизационных опросов, репрезентативных на национальном уровне.

Весной 2018 г. Институт проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге разработал инструментарий и провел телефонный опрос более чем 16 тыс. респондентов, из которых более 3 тыс. заявили, что они были жертвами преступлений за последние пять лет. Опрос проводился по простой случайной выборке телефонных номеров, охватывающей и сотовые, и городские номера. Распределения социально-демографических характеристик, полученные по итогам опроса, говорят о его высокой репрезентативности.

Статья описывает методологию опроса в сравнении с мировой практикой и показывает логику формирования массива. Сам массив размещен в открытом доступе для свободного использования. На сегодняшний день предполагается, что опрос станет регулярным (раз в два-три года) и его данные позволят впредь отслеживать динамику реальной преступности в России.

В статье мы сосредоточимся на методических вопросах такого исследования, поскольку есть надежда, что подобные опросы будут проводиться в России и впредь. Анализ мирового опыта и вставших перед авторами данного опроса методических проблем позволит исследователям в будущем учесть накопленный опыт. Ключевой вопрос, ответу на который посвящена данная статья, можно сформулировать так: какова может быть методология репрезентативного национального виктимизационного опроса, если реализовать общепринятую модель панельную выборку на десятки тысяч домохозяйств и личный опрос нет возможности.

Для того чтобы ответить на этот вопрос, нужно последовательно разобрать несколько аспектов. Первая часть статьи кратко описывает само понятие виктимизационного опроса, мировой и российский опыт их проведения чтобы показать те образцы, от которых мы отталкивались при проектировании данного опроса.

Отдельно в первой части рассматривается проблема использования телефонного интервью в высокосензитивных и сложноформулируемых опросах — это необходимо, поскольку в мировой практике такой подход до сих пор применялся редко. Вторая часть статьи представляет методологию конкретного опросного проекта, рассматривая конкретные решения возникающих методических проблем, а именно: проблему формулирования вопроса в телефонном интервью, проблему его репрезентативности. Заключение кратко показывает первые примеры использования таких данных.

Отдельно стоит сказать о логике реализации проекта (которая, в частности, объясняет длинный перечень авторов данной статьи). Для проектов такого рода необходим большой и разнодисциплинарный исследовательский коллектив, работающий по нехарактерному для количественных исследований методу «длинногостола» [Ковалев, Штейнберг, 1999] в ходе подготовки инструментария, его проверки, предварительных качественных исследований, анализа международного опыта. В результате возникает ситуация, в которой каждый член исследовательского коллектива вносит содержательный вклад как в методологию проекта, так и в статьи, подготовленные на его основании.

читать статью