Башкирская дурь



Эта история в Башкирии известна практически каждому. 25 мая 2010 года оперативные сотрудники  УФСКН РФ по РБ остановили автомобиль, в котором находились дочь известной башкирской правозащитницы Альмиры Жуковой — Алина и молодой человек по имени Салих. Молодых людей рассадили по разным машинам, после чего и тому и другому (имеются веские основания полагать) подбросили по пакету наркотического вещества в простонародье именуемого «Спайс». Что характерно, пакетик с «дурью» у молодого человека по имени Салих  оперативники, севшие на заднее сиденье, нашли в заднем кармане сиденья водителя. Словом, там, где доблестным борцам с наркомафией удобнее всего его найти, а не там, где молодому человеку удобнее всего эту «дурь» курить.

Досмотр Алины Жуковой — дочери известной правозащитницы Альмиры Жуковой проходил еще более захватывающе. В прямом смысле этого слова. Костоломы из УФСКН РФ по РБ, разжимая девушке зубы (ведь башкирские наркополицейские смотрели фильмы, в которых наркоманы глотают наркотики), сломали девушке два зуба. Присутствовавшие во время экзекуции двое понятых в страхе выбежали из машины. «Спайс» во рту девушки не нашли — его нашли в ее сумочке. Не ясно, зачем ломать человеку челюсть, если последующая экспертиза в любом случае покажет наличие наркотика в желудке или крови. Разве что за тем, чтобы во время «стоматологической операции» незаметно положить пакетик с «дурью» в сумку жертвы?

Альмира Жукова известна своей правозащитной деятельностью далеко за пределами Башкирии. Так получилось, что деятельность правозащитницы мешает очень многим высокопоставленным чиновникам в Башкирии. Женщину уже не первый раз пытаются заставить молчать, оказывая давление на ее близких, в первую очередь, дочь Алину.

Альмира Жукова обратилась за поддержкой в правозащитное движение «Сопротивление». В настоящее время дело находится на контроле в нашей организации и Общественной палаты РФ.

Из предоставленных Жуковой копий материалов уголовного дела, очевидно, что задержание Алины Жуковой происходило с грубейшими нарушениями действующего законодательства. Так, в процессе досмотра понятые покинули место, где проходил досмотр, а вернулись только тогда, когда задержанная уже сидела в наручниках, а сумка, из которой в последствии и был извлечен злополучный пакетик со «Спайсом», стояла рядом с ней. При этом девушка неоднократно просила сотрудников, проводящих досмотр, сначала осмотреть ее сумочку, на что они ответили отказом: мол, мы сами разберемся, с чего начинать.

Неоднократные жалобы Жуковой в прокуратуру Уфы и прокуратуру Республики Башкирия  не принесли никакого результата, ответ приходил один и тот же: «Все по закону! Оснований для принятия мер прокурорского реагирования нет!»

И, действительно, о каком прокурорском реагировании может идти речь?!  При досмотре не было понятых (да и зачем они, когда работают профессионалы)! У задержанной сломаны два зуба (но остальные-то целые)!

Несмотря на то, что при проведении предварительного расследования были допущены грубейшие нарушения действующего законодательства, в настоящее время дело передано в суд с квалификацией «сбыт группой лиц». Данная квалификация, мягко говоря,  вызывает сомнение в адекватности ее применения. Если это сбыт, то где же тогда покупатель? Почему башкирские наркополицейские как только залезут в машину, так через 5 секунд находят то, что им нужно. Почему эти доблестные борцы с преступностью вот уже полгода не могут найти покупателя «наркоты»? И где меченые деньги, подтверждающие факт покупки? В каком ВУЗе России обучали прокурора, подписавшего обвинительное заключение в суд, в котором отсутствуют факты, указывающие на совершение сделки купли-продажи? Где «труп»?!

На  обращение правозащитного движения «Сопротивление», адресованное в Федеральную службу Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков с просьбой провести проверку по фактам нарушения закона сотрудниками УФСКН по РБ, мы получили вот такой, мягко говоря, неадекватный ответ: «Кроме того, сообщаем, что согласно письму председателя Общественной наблюдательной комиссии Республики Башкортостан А. А. Бикбулатова от 25.02.2010 года полномочия А. Р. Жуковой, как члена ОНК Республики Башкортостан, в связи с ненадлежащим и недобросовестным исполнением ею своих функций, с 04.02.2010 года прекращены». Комментировать ответ крайне сложно.

В суде дело, сфабрикованное в отношении Алины Жуковой, стало «рассыпаться». Свидетели со стороны обвинения один за другим стали отказываться от своих показаний. Они говорили, что показания они давали под давлением сотрудников УФСНК, что боялись вообще не выйти из здания УФСНК РФ по РБ, если дадут не те показания, которые от них требовали (!) сотрудники УФСКН.

О методах работы сотрудников УФСНК РФ по РБ известно очень многим. В правозащитном движении «Сопротивление» имеются заявления от заключенных, которые подвергались пыткам для дачи признательных показаний. Заключенные пишут, что на голову им надевали полиэтиленовый мешок или противогаз, перекрывая доступ воздуха. Там же сообщается, что их пытали электрошоком, «пуская заряды в область паха и подмышки», о том, что били дубинкой по пяткам; ломали ребра; подвешивали к дверному косяку, выворачивали руки и били по печени. Последствия указанных пыток зафиксированы травмпунктами и при поступлении в следственный изолятор. Один из заключенных 1984 г.р., от побоев, нанесённых сотрудниками УФСКН по РБ, скончался.

По сведениям Альмиры Жуковой, контрольными покупателями и понятыми в фабрикуемых уголовных делах проходят одни и те же наркозависимые лица, используемые оперативниками и следователями для дачи ложных показаний. То есть, эти лица в одном уголовном деле являются так называемыми «условными покупателями», в другом — понятыми при досмотре, в третьем — понятыми при пометке денег, и так далее по кругу.

Так как дело о незаконном задержании Алины Жуковой движением «Сопротивление» и Общественной палатой РФ было взято на контроль, по поручению члена Общественной палаты РФ и руководителя движения «Сопротивление» Ольги Костиной было принято решение о выездной инспекции в Уфу. Я посетил Кировский районный суд города Уфы, в котором слушается дело Жуковой, а так же мне удалось поговорить с некоторыми участниками процесса.

Это было уже четвертое слушание по делу Алины Жуковой. По словам участников предыдущих слушаний, оно мало чем отличалось от других слушаний: защита заявляла ходатайства, прокурор, скорее по привычке и часто не по делу, протестовал, а судья принимал ходатайства и откладывал принятие решения по ним на конец судебного следствия. Размеренный ход заседания нарушило появление в зале одной из понятых, которая присутствовала при задержании Алины Жуковой.

Допрос понятой начала прокурор. На все вопросы прокурора понятая отвечала быстро и  четко. Однако когда очередь допрашивать понятую перешла к стороне защиты, у девушки начались проблемы с памятью. Практически на каждый вопрос стороны защиты понятая отвечала, что она ничего не помнит, и что она письменно все указала. Сторона защиты, для опознания показала понятой сумку, из которой в процессе досмотра и был извлечен пакетик с наркотическим веществом, но понятая не смогла узнать эту сумку. На вопрос почему «на все вопросы, заданные прокурором вы давали подробные ответы, вплоть до того, в чем была одета подсудимая, а как выглядит сумка из которой достали пакетик с наркотическим веществом, вы не запомнили», понятая ответила: «А мне и не говорили это запоминать». Девушка отказалась от своих показаний, данных ранее под судебной присягой. Девушка заявила, что из машины никуда не выбегала, видела весь процесс досмотра от начала до конца и уверена, что сотрудники УФСНК не подбрасывали подсудимой наркотики.

Ранее данные показания этой девушки (кстати, запротоколированные) говорят об обратном. Девушка утверждает, что вместе с другой понятой покидала машину в процессе досмотра. На вопрос стороны защиты, почему прежние показания так отличаются от нынешних, девушка ответила, что вообще не помнит, что давала такие показания раньше. Отвечая на вопросы стороны защиты, понятая сильно волновалась, говорила сбивчиво, а в некоторых случаях даже противоречила сама себе… Покинув здание суда, девушка села в автомобиль сотрудника УФСКН РФ по РБ и убыла в неизвестном направлении.

Необходимо порадоваться за Уфу. Далеко не каждое ведомство, проводящее задержание, обыск, да любое действие где необходимо присутствие понятых, с такой заботой относится к «своим людям».

После суда мне удалось пообщаться с адвокатами, которые по роду своей деятельности вынуждены были столкнуться с УФСКН РФ по РБ. Они в подробностях рассказали, как выбиваются показания из задержанных, как имитируется раскрываемость. Как выбиваются показания из задержанных, я думаю, читателю рассказывать не надо. Постараюсь объяснить, как башкирские борцы с «дурью» имитируют раскрываемость по сбыту наркотических средств организованной группой.

В Башкирии это делается так. Задерживают трех человек, которые вместе курили травку. Одному из них говорят: «Если скажешь, что ты просто купил травку, отделаешься условным наказанием за незаконное приобретение, только ты должен сказать что купил травку  у своего приятеля, с которым вместе курил, а посредником выступил третий участник вашего группового курения». Если с «предложением» не согласны, то о методах оказания давления вам, думаю, рассказывать не надо. В итоге мы имеем вместо трех человек, которые действительно виноваты в незаконном приобретении и хранении наркотических средств и должны понести заслуженное наказание, двух осужденных на серьезные сроки  за сбыт наркотических средств организованной группой. А третий? А третий теперь «ценный» понятой, покупатель и т.п.

Зачем это делать? Кому нужна эта липовая статистика? Зачем набивать сизо и тюрьмы подобными злодеями? Вопросы риторические. Так работает система. При подобном подходе к раскрываемости все разговоры о гуманизации уголовного законодательства с целью разгрузить тюрьмы и сизо — просто фарс.

Ситуация с потерпевшими от действий УФСКН РФ по РБ, к сожалению, плачевна. Если кто-то где-то как-то прикрывает темную «заказуху», и органы так или иначе стараются от нее очиститься, то в Уфе поражает очевидность и наглость, с которой нарушается закон. Несмотря на неоднократные обращения  потерпевших от незаконных действий от сотрудников УФСКН РФ по РБ в адрес территориальных подразделений и в адрес самой Генеральной прокуратуры РФ, а также в адрес ФСКН России ситуация в регионе остается неизменной.