Насильник в законе?



Александр Кошкин
Автор:

3 октября в Химкинском городском суде состоялось очередное слушание по делу Игоря Кондратьева, который обвиняется в изнасиловании и совершении насильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетней. Кондратьев, даже находясь за решеткой, продолжает издеваться над своими жертвами. Государство не имеет права даже заикаться о гуманизации наказания, пока не научится защищать граждан, ставших потерпевшими, по милости подобных преступников.

10 августа 2012 года в Химкинском суде судьей Федорченко Л.В. Кондратьеву был вынесен шокирующе мягкий приговор. По двум эпизодам, связанным с изнасилованиями, подонок получил всего 2 года 4 месяца колонии общего режима. Причем, время проведенное преступником ранее в психиатрической лечебнице, так же было зачтено нашим «гуманным» судом в срок наказания. Кроме того, в момент передачи дела в суд,  было совершенно еще одно беззаконие — статья Кондратьева была  замена на более легкую, с подачи следователя Следственного комитета города Химки. Суд решил игнорировать тот факт, что преступление было совершено против несовершеннолетней (там срок лишения свободы до 15 лет) и судил Кондратьева так, будто бы противоправное действие он совершил против взрослой женщины (срок до 6 лет).

Дело вызвало большой общественный резонанс и возмущение всех порядочных людей, не только в нашей стране, но и за рубежом.  При поддержке тысяч неравнодушных людей, СМИ и общественных организаций скандальный процесс получил самую широкую огласку.

4 сентября 2012 года решением Мособлсуда приговор по делу Кондратьева был отменен и направлен в Химкинский суд на новое рассмотрение.

А теперь попробуем разобраться, как несовершеннолетняя потерпевшая, одним росчерком пера была превращена в совершеннолетнюю.

На момент совершения в отношении Л. насильственных действий сексуального характера девочке было шестнадцать лет, т.е. в соответствии с действующим законодательством, на момент совершения преступления потерпевшая являлась несовершеннолетней.

Изначально деяние, совершенное И. Н. Кондратьевым в отношении несовершеннолетней Л., было квалифицированно верно и в полном соответствии с обстоятельствами преступления — по п. «а» ч. 3 ст. 132 УК РФ, который предусматривает наказание от 8 до 15 лет.

Далее следователь направил обвинительное заключение совместно с материалами дела с вышеуказанной квалификацией на утверждение в прокуратуру, но первый заместитель прокурора Московской области вынес постановление о возвращении уголовного дела № 93880 заместителю руководителя СО по г. Химки ГСУ СК России по Московской области для производства дополнительного следствия и устранения выявленных недостатков.

Одним из оснований возвращения материалов уголовного дела, отраженных в вышеуказанном постановлении, является якобы имевшее место нарушение ч. 2 ст. 5 УК РФ. В тексте постановления первый заместитель прокурора области утверждает следующее: «Несмотря на данное требование закона, в ходе следствия обстоятельства, указывающие на осведомленность И. Н. Кондратьева о несовершеннолетнем возрасте Л., не проверялись, этим обстоятельствам надлежащая юридическая оценка не дана».

Данное утверждение первого заместителя прокурора области является, мягко говоря, неверным и незаконным по следующим обстоятельствам. В соответствии с Федеральным законом № 215 от 27 июля 2009 года «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» из ст. 132 УК РФ был исключен такой квалифицирующий признак как  «заведомость». Преступление в отношении несовершеннолетней потерпевшей Л. было совершено в мае 2010 года, т. е. спустя почти год после исключения признака «заведомость» из ст. 132 УК РФ. Соответственно, при квалификации преступного деяния в отношении несовершеннолетней потерпевшей Л. юридическая оценка осведомленности преступника о возрасте потерпевшей не должна была даваться.

Таким образом, после возвращения дела следователю, преступное деяние, совершенное в отношении несовершеннолетней Л., было переквалифицировано с п. «а» ч.3 ст. 132 УК РФ на ч. 1 ст. 132 УК РФ, что повлекло за собой весьма существенное сокращение срока наказания, которое могло бы быть назначено И. Н. Кондратьеву за содеянное.

После переквалификации преступного деяния прокурор утвердил обвинительное заключение, и дело был передано в суд, где 10 августа 2012 года Химкинский городской суд Московской области приговорил И. Н. Кондратьева к двум годам четырем месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

5 сентября 2012 года Московский областной суд РФ отменил это решение и вернул дело в суд первой инстанции (Химкинский городской суд).

3 октября 2012 года представителями потерпевшей на судебном заседании было заявлено ходатайство о возвращении уголовного дела в прокуратуру, для устранения нарушений (в том числе для переквалификации деяния).

К всеобщему удивлению представителей потерпевшей, вместе с адвокатом И. Н. Кондратьева против удовлетворения этого ходатайства, выступил и гособвинитель. Судья, не объясняя своего решения, отказывает в удовлетворении ходатайства. И на сегодняшний день И. Н. Кондратьева продолжают судить за то, что он совершил насильственные действия сексуального характера в отношении совершеннолетней, хотя на момент совершения преступления потерпевшая была несовершеннолетней.

На запрос депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ А. В. Туманова на имя Генерального прокурора РФ, в котором были перечислены вышеуказанные обстоятельства, 25 сентября 2012 года был получен ответ: «Внесение Федеральным законом от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ изменений в диспозицию ст. 132 УК РФ не освобождает следователя и суд от обязанности устанавливать умысел виновного на изнасилование именно несовершеннолетней».

Данное утверждение не выдерживает никакой критики т.к. в депутатском запросе было сказано о неверной квалификации деяния. Почему следователь, прокурор, и теперь уже судья применяют несуществующий квалифицирующий признак, который, видимо, «совершенно случайно» существенно снижает срок наказания преступнику?

Более того, в материалах дела, есть процессуальные документы подтверждающие, что потерпевшая неоднократно сообщала преступнику свой возраст в надежде на то, что он испугается связываться с несовершеннолетней и отпустит ее.

Также необходимо акцентировать внимание на том, что И. Н. Кондратьев дважды попадал в поле зрения правоохранительных органов за совершение подобных преступлений (2001 и 2006 г.), но в тех случаях, он смог уйти от уголовной ответственности.

В нашем распоряжении есть документы подтверждающие, что И. Н. Кондратьев неоднократно попадал в поле зрения правоохранительных органов за совершение подобных преступлений. Так 19 ноября 2001 года в отношении него было возбуждено уголовное дело по ст. 133 УК РФ (понуждение к действиям сексуального характера). Спустя три месяца уголовное дело было прекращено по основаниям предусмотренным ст. 25 УПК РФ (за примирением сторон). В 2006 году Кондратьев вновь вступил в конфликт с законом. Однако, 22 ноября 2006 года в отношении И. Н. Кондратьева было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Казалось бы, ничего особенного, отказные выносятся тысячами ежедневно, но в данном отказном есть один интересный момент. Как указано в постановлении, 14 ноября 2006 года И. Н. Кондратьев под предлогом оказания помощи в устройстве на работу в банк, предложил девушки сесть к нему в машину, затем отвез ее в поселок Фирсановка. Зайдя в дом, И. Н. Кондратьев запер дверь. Обеспокоенная, испуганная девушка успела отправить своему двоюродному брату смс, в котором сообщила, что ее украли. Приехавший наряд милиции фактически спас девушку. По этому делу Кондратьев так же избежал уголовной ответственности.

Ничего не напоминает? При похищении одной из потерпевших И. Н. Кондратьев действовал точно по такому же сценарию, только к величайшему сожалению эта история закончилась трагично.

Что касается последнего судебного заседания, которое состоялось 3 октября, стоит отметить, что Кондратьев, даже находясь за решеткой, продолжает издеваться над своими жертвами. Девочку, которая стала жертвой насильника и до сих пор не может без слез вспоминать о произошедшем с ней, подонок попросил описать его «мужское достоинство». Я намеренно избегаю языковых оборотов, применяемых подсудимым. К счастью, судья сняла вопрос… Если к потерпевшей таким образом относится подсудимый, то кого, спрашивается, мы судим? Кто ищет справедливости? Кто достоин уважения и сострадания?… Естественно, не выдержав эмоциональной нагрузки, девочка расплакалась и покинула зал суда.

С момента совершения преступления прошло уже два с половиной года. Казалось бы, родителям потерпевшей, ее близким людям надо сделать все, чтобы девочка постаралась забыть тот страшный день. Насколько вообще возможно забыть столь страшное преступление. Почему потерпевшие от насилия в нашей стране на протяжении нескольких лет должны помнить анатомические особенности своих насильников, почему все подробности произошедшего с ними, они вынуждены повторять бесконечное число раз на бесконечных допросах, очных ставках и в суде?

Мало того, что подонок совершил в отношении девочки такие страшные деяния, так и наши правоохранительные, надзорные органы, суды делают все, чтобы вред, причиненный потерпевшей преступником, значительно возрос. Государство не имеет права даже заикаться о гуманизации наказания, пока не научится защищать граждан, ставших потерпевшими, по милости подобных преступников.