Не донесли!



Не так давно, в Санкт-Петербурге произошел вопиющий случай, когда один, если так можно выразиться, человек, прямо в школе на глазах у детей избил учительницу начальных классов, молодую девушку, пришедшую работать в школу сразу после института.  Наша история чем-то похожа на историю, произошедшую в Санкт-Петербурге, только в Питере преступник задержан, а в нашем случае молодая учительница начальных классов из города Александров Владимирской области уже два года не может добиться справедливости.

Не смогли добиться соблюдения закона в расследовании данного уголовного дела и сотрудники «Сопротивления». Более того, официальный запрос с просьбой о содействии в установлении истины в расследовании уголовного дела, стал поводом для следственной проверки действий сотрудников нашей организации. Проще говоря,  владимирские следователи проверили, не являемся ли мы ложными доносчиками. Заинтригованы?

Впрочем, обо всем по порядку.

Преступление

В июле 2010 года в правозащитное движение «Сопротивление» позвонила учительница начальных классов города Александров Владимирской области Ольга Старшинова. 3 мая 2009 года на нее было совершено нападение. Преступник сильно избил ее, а  затем насильно, при непосредственном участии водителя такси, посадил в машину и вывез в лес, где более двух часов насильно удерживал, жестоко избивал, угрожал убийством. Затем он и водитель такси отвезли Ольгу в гостиницу города Карабаново. В гостиничном номере преступник совершил в отношении Ольги Старшиновой насильственные действия сексуального характера. На следующий день после нападения, Ольга Старшинова обратилась за помощью в поликлинику, откуда была направлена в отделение травматологии АЦРБ с диагнозом — сотрясение мозга, многочисленные ушибы лица, головы, нижних и верхних конечностей.

5 мая 2009 года примерно в 6 часов утра в больницу к Ольге пришел сотрудник милиции и взял письменное объяснение. Также Ольга  написала заявление о привлечении к уголовной ответственности напавшего на нее человека.

6 мая 2009 года в больницу к Ольге Старшиновой пришел напавший на нее мужчина и за вознаграждение в 10-15 тысяч рублей предложил забрать заявление, на что получил отказ. После этого Старшиновой неоднократно поступали угрозы физической расправой от напавшего на нее человека.

Ольга неоднократно получала СМС-сообщения от преступника сначала с просьбами, а потом и с угрозами, в которых он просил, чтобы она забрала свое заявление. Все эти сообщения сохранились в телефоне Ольги, а также  были приобщены к материалам уголовного дела.

Вот некоторые из этих сообщений (орфография и пунктуация писавшего сохранены): 05.05.2009 (14:56:35 по Московскому времени) «А зачем ты дала мой номер мы же стобой взрослые люди сами что между собой бы не договорились? Может решим все без милиции?»; 05.05.2009 (15:06:01 по Московскому времени) «Но если ты заберешь заявление никто никого искать не будет а мы сами с тобой решили эту возникшую проблему»;11.05.2009 (23:00:01 по Московскому времени) «Дорогая смотри как бы ни поминяться местами из истецов в подсудимаи! Поговорим завтра в 8:30 я свободен звони…».

Лишь спустя полгода было возбуждено уголовное дело и то только по 112 статье УК РФ (по факту избиения Старшиновой). Спустя почти год следствие усмотрело признаки состава преступления предусмотренного ч. 1 ст. 132 УК РФ, а именно насильственные действия сексуального характера.

Казалось бы, у следствия не должно было возникнуть проблем с доказательствами вины преступника. Но, увы, дело приняло неожиданный для законопослушного человека оборот. Следствие за основную версию произошедшего выбрало версию преступника.

Нашей организацией было составлено обращение в СКП РФ, в котором было описано все, что произошло и происходит со Старшиновой . К чести сотрудников СКП РФ стоит отметить, что отреагировали они достаточно быстро. Было установлено, что при расследовании данного  уголовного дела были допущены нарушения уголовно-процессуального законодательства. К виновным лицам приняты меры дисциплинарного воздействия. Кроме того, по поручению Главного управления процессуального контроля уголовное дело в целях обеспечения полноты и объективности расследования изъято из производства  следователя следственного отдела по городу Александров и передано для дальнейшего расследования в отдел по расследованию особо важных дел Следственного Управления Следственного комитета  при прокуратуре РФ по Владимирской области.

Появилась надежда, что после мер, предпринятых Главным управлением процессуального контроля, следствие будет вестись более объективно. Впрочем, надежда теплилась недолго. До 29 сентября 2010 года.

Расследование

29 сентября 2010 года специалист нашей организации связался с Ольгой, чтобы узнать, как проходит следствие по ее делу. Старшинова сообщила, что она написала в кабинете старшего следователя следственного отдела города Александров СУ СКП по Владимирской области заявление о том, что претензий к преступнику по ч.1 ст. 132 УК РФ не имеет. На вопрос специалиста о причинах ее поступка, Старшинова пояснила, что заявление об отсутствии претензий было написано под давлением старшего следователя СКП, который, вызвав ее к себе 28 сентября 2010 года, угрожал возбудить против нее уголовное дело за заведомо ложный донос в случае, если она не откажется от своих обвинений. Доведенная до слез, опасаясь за свою безопасность в случае отказа, Ольга выполнила требование, тем самым окончательно отказавшись от надежды на восстановление справедливости.

Наша организация повторно обратилась в СКП РФ с просьбой провести проверку по факту оказания давления на Старшинову Ольгу и установить,  что произошло на самом деле. Следственный Комитет при Прокуратуре РФ установил, что при расследовании данного уголовного дела были допущены нарушения уголовно-процессуального законодательства. К виновным лицам приняты меры дисциплинарного воздействия.

Что интересно, в середине ноября к нам поступили материалы проверки действий руководителя следственного отдела и старшего следователя следственного отдела города Александров СУ СКП по Владимирской области. Проверку проводил Ленинский межрайонный следственный отдел СУ СКП РФ по Владимирской области. В постановлении сказано, что никто потерпевшей не угрожал, никто на нее не давил, следователи на всех этапах вели себя максимально корректно, и все необходимые следственные действия ими выполнялись.

Кто прав, кто виноват, кто кого проверял, и кто кого наказал теперь абсолютно непонятно. Какие «необходимые следственные действия» выполнялись, если даже в рамках возбужденного уголовного дела по 132 ч. 1 УК РФ между Старшиновой Ольгой и преступником, напавшим на нее, очная ставка вообще не проводилась!

Не было принято на экспертизу белье потерпевшей, которое должно было стать вещественным доказательством по делу. Что самое интересное, потерпевшая сообщает, что следователь принял у нее белье, но не выписал акт приемки, сказав, что сделает это позже. В рамках проверки следователь заявил, что никаких вещей от Старшиновой не принимал. Так это было или иначе вопрос второй. Следователь в обязательном порядке должен был провести следственные действия по приобщению к делу данных улик.
Не проведя тщательного расследования, фактически заволокитив дело, начальник следственного отдела поспешил его закрыть, сообщив потерпевшей, что в деле нет доказательств вины подозреваемого.

Потерпевшая утверждает, что начальник отдела заявил, что, если она будет обжаловать данное решение, то на нее будет заведено уголовное дело за заведомо ложный донос. И, действительно, как только Старшинова обжаловало отказ в суде, ее тут же вызвали к следователю, который заявил, что в данный момент рассматривается вопрос о возбуждении в отношении нее уголовного дела за заведомо ложный донос. Если потерпевшая не имеет претензий к подозреваемому, то этот вопрос рассматриваться не будет.

Мы не беремся давать оценку данным событиям. Действительно, согласно требованиям УПК РФ, при частичном прекращении дела, следствие должно дать оценку действиям Старшиновой по ст. 306 УК РФ (заведомо ложный донос). Согласитесь, данное обстоятельство может быть использовано, как фактор давления на потерпевшую.

Без вины виноватые

Что было на самом деле, учитывая безобразное расследование дела, правозащитное движение и просило установить. В обращении юристов «Сопротивления» было изложено следующее: «Правозащитное движение «Сопротивление» обращается к Вам с настоятельной просьбой о содействии в установлении истины в отношении событий, сопровождающих проведение следствия по уголовному делу № 11378».

А вот что мы получили в рамках проверки Ленинского межрайонного следственного отдела СУ СКП РФ по Владимирской области: «В действиях сотрудников правозащитной организации «Сопротивление» … не усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. 306 УК РФ. Отсутствует необходимый признак субъективной стороны указанного преступления — умысел на заведомо ложный донос…. Отказать в возбуждении уголовного дела по признакам преступления предусмотренного ч.1 ст. 306 УК РФ по основаниям п.2 части 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием состава  преступления».

Ну, наконец-то, справедливость восторжествовала. Установлено, что сотрудники «Сопротивления» ни на кого не доносили.

С другой стороны, если основательно порыться в Уголовном Кодексе, то может быть и для нас у владимирских следователей найдется статья. Кто знает, что произойдет при нашем очередном официальном обращении. Без шуток, хотелось бы отметить, что за 5 лет работы «Сопротивления» вопрос о привлечении наших сотрудников к уголовной ответственности рассматривался впервые.

Исходя из вышеизложенного, хотелось бы отметить, что постановление об отказе в возбуждении уголовного дела с подобной формулировкой мы расцениваем как способ оказания давления на сотрудников организации.

Что касается дела Ольги Старшиновой, расследование которого в настоящее время «повисло» в воздухе, обещаем, что не бросим его, что никакие «намеки» на ст. 306 УК РФ, скользкие формулировки в отношении сотрудников занимающихся ее делом, не способны заставить нас отказаться от выполнения своей работы — защиты прав потерпевших.