Неблагодарные потомки



22 июня 1941 года — одна из самых печальных дат в нашей истории. Для каждого человека этот день является днем памяти и скорби, днем великой трагедии и днем начала величайшего подвига.

В нашу организацию обратился инвалид, ветеран Великой Отечественной войны Зубов Михаил Тимофеевич 1925 г.р. Сейчас я дословно процитирую просьбу, с которой обратился к нам Михаил Тимофеевич: «Очень Вас прошу помочь мне, чтобы за мной ведро — туалет не выносили, чтобы умыться из-под крана мог нормально, помыться».

20 июня 1943 года в боях под Выборгом Михаил Тимофеевич был тяжело ранен. В результате ранения он лишился руки. В 17 лет молодой парень, у которого были планы на будущее, мечты, о том какая будет замечательная жизнь после нашей победы — стал инвалидом. Он отдал свою жизнь, свое здоровье за нас с вами, за то, чтобы мы жили, могли видеть, как растут наши дети, воспитывать своих внуков.

7 мая 2008 года был издан Указ Президента РФ №714 «Об обеспечении жильем ветеранов Великой Отечественной войны 1941-1945 годов». Указ хороший, т.к. благодаря ему многие наши ветераны смогли улучшить свои жилищные условия. Конечно, лучше было бы если этот указ вышел лет на 10-15 раньше, чтобы ветераны хоть успели пожить в человеческих условиях, ведь они это заслужили.

Обеспечение жильём, согласно указа, необходимо было завершить до 1 мая 2010 года.
По телевизору мы много раз видели сюжеты, о счастливых ветеранах переезжающих в новые квартиры, о рапортующих главах субъектах Российской Федерации о том, что всем ветеранам ВОВ предоставлены новые квартиры.

Увы, не все так прекрасно, на дворе уже конец октября 2011 года, но многие ветераны продолжают проживать в нечеловеческих условиях и продолжают сталкиваться,  не побоюсь этого слова, со скотским отношение к себе со стороны мелких чиновников, которые думают, что за границами их населенного пункта Россия заканчивается, что они единственные на глобусе, и что нет никакой силы, которая способна заставить их исполнять закон.

Как я уже писал выше, Михаил Тимофеевич в 17-летнем возрасте на фронте потерял руку. На протяжении уже многих лет он проживает в бараке в деревне Солослово Одинцовского  р-на Московской области.

Михаил Тимофеевич неоднократно обращался в различные инстанции с просьбой предоставить ему благоустроенное жилье, как ветерану, инвалиду ВОВ, но всегда получал отказы. Местные власти ему отвечали, что мол, общая площадь вашей квартиры 32,7 кв.м., в связи с чем, он обеспечен общей площадью жилого помещения на одного члена семьи даже более учетной нормы, которая составляет 8 кв.м. на человека. А по результатом проверок проводимых администрацией сельского поселения Назарьевское (деревня в которой проживает Михаил Тимофеевич относится к поселению Назарьевское) жилое помещение, в котором он проживает, непригодным для проживания не признано.

Я вам постараюсь объяснить, что значит в понимании Главы сельского поселения Назарьевское  господина Богданова — жилое помещение пригодное для проживания.

Вот экспертное санитарно-эпидемологическое заключение вышеуказанного жилого помещения, в котором проживает Михаил Тимофеевич. Цитирую дословно:

— Жилая квартира не обеспечена инженерными сетями хозяйственно-питьевого и горячего водоснабжения, что противоречит требованиям СанПиН 2.1.2.2645-10 от 10.06.2010 «Санитарно-эпидемологические требования к условиям проживания в жилых зданиях и помещениях», пункты 2.7., 8.1.1.

— В жилом помещении обнаружены следы протечек и сырости потолка, что противоречит требованиям СанПин 2.1.2.2645-10, пункт 9.1.

— На трубах отопления обнаружены трещины и следы протечек на всей протяженности сети, что противоречит требованиям СанПин 2.1.2.2645-10, пункт 9.2.

В квартире отсутствуют канализация, централизованное хозяйственно-питьевое и горячее водоснабжение. Водоснабжение из общественного колодца в деревне, находящегося примерно в 200 м. от дома. Ванная и душевая в квартире отсутствуют. На кухне оборудована раковина без подводки воды и канализования.

Подобных экспертиз было проведено две и обе говорят, что данное помещение не пригодно для проживания, т.к. не отвечает ряду требований СанПиНа.

Проживание в подобных условиях для молодого, здорового человека не сахар, не говоря уже об 86-летнем человеке у которого отсутствует одна рука.

Я спросил у Михаила Тимофеевича, а как же Вы зимой, прошу прощения, в туалет ходите, он же находится на улице (обычный деревянный домик с выгребной ямой), он долго молчал, я видел, что он сильно смущается отвечать на мой вопрос, но все же ответил опять цитирую дословно: «зимой на улицу не выхожу скользко и пороги высокие», потом опустив глаза добавил: «спасибо хоть ведро за мной выносят».

Как такое жилье может быть признано пригодным для проживания? Почему человек, который не щадил себя за нас с вами и за того же Богданова, должен просить, то что должен иметь, а государство обязано было ему это предоставить? Я хочу спросить у господина Богданова, а в каких условиях проживает он сам? Может он тоже, справляет нужду в выгребную яму, или в ведро и за ним его потом выносят, моется только в летние месяцы, т.к. возможно в его бараке тоже нет воды, а за питьевой водой ходит к колодцу? Может,  действительно, закаленный таким спартанским образом жизни, он добросовестно заблуждается в том, что жилье с такими условиями  является пригодным для проживания? Сильно сомневаюсь, что господин Богданов проживает в условиях, хотя бы отдаленно напоминающих условия, в которых проживает Михаил Тимофеевич.

Вот фотографии барака и квартиры в нем, в которой проживает Михаил Тимофеевич:

 

 

 

Со своей стороны обещаю, что наша организация сделает все возможное, для восстановления справедливости по этому делу.

Спасибо Вам, Михаил Тимофеевич, что я жив, что живы мои родственники, мои друзья, мы в неоплатном долгу перед Вами! Низкий Вам поклон!