Сделка с совестью



Федеральным законом от 29 июня 2009 года № 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» введена англосаксонская модель института досудебного соглашения о сотрудничестве. Много было высказано различных точек зрения относительно нововведения и споры не утихают до сих пор.

Профильная аудитория наверно задастся вопросом, отчего же авторы столь поздно реагируют на очередное изменение уголовного и уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации. Дело вот в чем. Отследить все принимаемые законодательные инициативы весьма проблематично. И, к сожалению, некоторые изъяны и пробелы в законе проявляются только на практике. В данном случае, катализатором статьи стал Верховный Суд Российской Федерации, который принял два кассационных определения от 23 сентября 2010 г. № 8-10-23 и  от 14 октября 2010 г. № 78-О-10-128, «подкосивших» и без того тяжелое положение потерпевшей стороны.

В кассационном определении ВС РФ от 23 сентября 2010 г. № 8-10-23 суд не согласился с доводами потерпевшей стороны, которая выражает несогласие с приговором, ввиду неправильного применения уголовного закона. Потерпевшая сторона полагает, что осужденным совершено покушение на его убийство и его действия подлежали квалификации по более тяжкой статье УК РФ, однако органы следствия необоснованно квалифицировали действия подсудимого, как приготовление к убийству по найму, не уведомив его об этом, как потерпевшего. Также потерпевший оспаривает наличие смягчающих обстоятельств у осужденного и полагает, что не было оснований для заключения с ним досудебного соглашения о сотрудничестве и им не выполнены обязательства, предусмотренные заключенным соглашением.

Верховный Суд Российской Федерации в кассационном определении кассационную жалобу потерпевшего оставил без удовлетворения, а приговор нижестоящего суда без изменения в силу того, что правовая оценка действиям осужденного дана в соответствии с предъявленным ему обвинением, с которым осужденный согласился полностью, а наказание назначено соразмерно содеянному, с учетом данных о личности, всех обстоятельств дела, влияния назначенного наказания на исправление, а также в соответствии с требованиями ч. 5 ст. 317.7 УПК РФ, предусматривающей назначение наказания при постановлении обвинительного приговора с учетом положений ч. 2 и ч. 4 ст. 62 УК РФ.

В кассационном определении ВС РФ от 14 октября 2010 г. № 78-О-10-128 потерпевшая сторона просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство в общем порядке. Потерпевший указывает, что судом нарушен порядок проведения судебного рассмотрения, предусмотренный главой 40.1 УПК РФ, судом не обеспечена защита прав и законных интересов потерпевшего, а именно право на компенсацию морального вреда, в связи с чем, в судебном заседании потерпевший возражал против рассмотрения дела в особом порядке. Потерпевшая сторона  полагает безосновательным заключение досудебного соглашения с осужденным. В нарушение требований ст. 309 УПК РФ в резолютивной части приговора не отражено решение по предъявленному иску. Суд мог признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере его возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, но не сделал этого. Кроме того, потерпевшая сторона полагает, что судом назначено очень мягкое наказание осужденному за преступления, совершенные им в составе организованной группы.

По мнению Верховного Суда Российской Федерации назначенное осужденному наказание с учетом примененных судом положений ст. ст. 62 и 64 УК РФ и смягчающих обстоятельств, признанных исключительными, нельзя признать чрезмерно мягким или несправедливым. Доводы потерпевшей стороны о том, что судом нарушены права потерпевшего на компенсацию морального вреда безосновательны, поскольку постановленный судом обвинительный приговор не препятствует защите прав и законных интересов потерпевшего в порядке гражданского судопроизводства.

При этом стоит отметить, что подсудимый был осужден к лишению свободы по п. п. «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ сроком на 6 лет; по ч. 3 ст. 30, п. п. «а», «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ сроком на 5 лет; по ч. 3 ст. 222 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ сроком на 3 года. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений назначено 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Верховный Суд Российской Федерации также оставил кассационную жалобу потерпевшего без удовлетворения, а приговор нижестоящего суда без изменения.

Показательным является также тот факт, что прокурор, по сути, остался безучастным к судьбе потерпевшей стороны.

Анализируя данные кассационной инстанции, мы пришли к выводу, что, как это не печально, кассационные определения и решения нижестоящих инстанций вынесены в соответствии с уголовным и уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.

Все дело в самом Законе.

Федеральный законодатель, введя главу 40.1. «Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве», совершил огромный очередной перекос в сторону подозреваемого, обвиняемого.

На практике это означает, что сотрудничество со следствием существенно упрощает саму работу следствия и повышает показатели раскрываемости. Подозреваемый, обвиняемый ставятся в положение, когда им выгодно совершить преступление по предварительному сговору группой лиц, оговорить невиновного для снижения срока наказания.

Кроме того, эта норма позволяет назначить подсудимому более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление или даже условное осуждение, а также он может быть освобожден от отбывания наказания.

В сухом остатке: введение этой нормы не отражает интересы потерпевшего, т.к. в главе 40.1. УПК РФ понятие «потерпевший» не упоминается вообще. Хотя, исходя из текста вышеупомянутой главы, все события, описанные в ней, напрямую связаны с потерпевшим;

Применение этой нормы не ограничено тяжестью совершенного деяния, т.е. человеку, к примеру,  совершившему особо тяжкое преступление (убийство, группой лиц по предварительному сговору, общественно опасным способом, из корыстных побуждений), может быть назначено наказание с применением ст. 64 УК РФ (назначение наказание ниже низшего предела)).

Возможно, что с введением этой нормы и дальнейшим ее применением мы получим еще один абсолютно законный способ ухода от уголовной ответственности, либо возможность существенного снижения назначаемого судом срока заключения.

Можно также предположить, что через 1,5-2 года эта норма, отражающая в полной мере интересы обвиняемого, будет применяться все чаще и чаще и появятся юридические схемы ухода от уголовной ответственности.

Согласно главе 40 УПК РФ «Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением»:  «Обвиняемый вправе при наличии согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего заявить о согласии с предъявленным ему обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые, предусмотренное Уголовным кодексом Российской Федерации, не превышает 10 лет лишения свободы».

При более детальном анализе законодательных норм возникает несколько вопросов:

1. Во-первых, почему в главе 40 УПК РФ согласие потерпевшего необходимо, а в главе 40.1 нет?

2. Во-вторых, преступник, пошедший на сделку со следствием и  признавший свою вину на этапе предварительного расследования, соответственно, должен подпадать под действие главы 40 УПК РФ, однако в этой главе присутствует ограничение по тяжести содеянного (наказание за содеянное не превышает 10 лет). В главе 40.1 никаких ограничений по тяжести содеянного нет.

3. В ч. 6 ст. 316 главы 40 УПК РФ сказано, что «при возражении подсудимого, государственного или частного обвинителя, потерпевшего против постановления приговора без проведения судебного разбирательства, либо по собственной инициативе судья выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке».

Поскольку в главе 40.1 понятие «потерпевший» не встречается, то потерпевший не может возражать против применения особого порядка проведения судебного заседания.
Участие потерпевшего в этом процессе, а также согласие или несогласие на применение в отношении обвиняемого этой нормы, данной главой, не предусмотрено, что на наш взгляд противоречит в целом положениям УПК РФ и, в частности, главе 40.

В свете новой законодательной инициативы, напомним о ключевом событий прошлого года. 8 мая 2009 года под председательством Президента Российской Федерации — Председателя Совета Безопасности Российской Федерации состоялось оперативное совещание постоянных членов Совета Безопасности Российской Федерации по вопросу «О повышении эффективности защиты прав и законных интересов граждан, пострадавших от преступных посягательств» — первое в своем роде мероприятие такого высокого уровня. Президент дал поручение обеспечить соблюдение прав потерпевших на всех стадиях следствия и судебного разбирательства. В последствии даже принимались правительственные акты в сфере защиты прав потерпевших и Верховный Суд Российской Федерации принял постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 17 целиком и полностью, посвященное потерпевшей стороне.

Словом, соответствующие решения приняты. Вот только решения эти не исполняются, а поручение Президента России силовые ведомства, за исключением Следственного Комитета при Прокуратуре РФ, фактически игнорируют. Рабочая группа Следственного комитета Российской Федерации подготовила проект федерального закона «О потерпевших от преступлений». Выражаем надежду, что слова Президента Российской Федерации, сказанные им в одном из ежегодных посланий Федеральному Собранию Российской Федерации о том, что «правоохранительная и судебная системы должны обеспечивать действенную защиту лиц, пострадавших от преступлений» не канут в лету и будут реализованы на практике.

Материал подготовлен совместно с юристом правозащитного движения»Сопротивление» Александром Кошкиным.