Цена несвободы



Максим Пешков
Автор:

Эксперт Фонда поддержки пострадавших от преступлений, адвокат Максим Пешков о том, почему в России отсутствуют законодательные, а главное, справедливые критерии возмещения имущественного и морального вреда за незаконное уголовное преследование.

Если уголовное дело завершилось оправдательным приговором или уголовное преследование было прекращено по реабилитирующим основаниям, суды взыскивают имущественный и моральный вред, причиненный незаконным уголовным преследованием. При этом размер компенсации полностью остается на усмотрение суда, что приводит к отсутствию единой судебной практики.

Верховный суд уже высказывался, что при возмещении морального вреда за незаконное уголовное преследование надо исходить из расчета 2 000 руб. за каждый день, проведенный в СИЗО (Определение Верховного суда РФ от 14.08.2018 № 78-КГ18-38). Тем не менее, нижестоящие суды продолжают занижать эти суммы в сотни раз.

Так, Мосгорсуд недавно принял решение о взыскании с Минфина и МВД 10 000 руб. в пользу Никиты Костина, который больше полутора лет провел под стражей, после чего был освобожден и реабилитирован (№ 33-12292/2020). Студента из Москвы подозревали в совершении разбоя группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 162 УК). В итоге прокурор отказался от обвинения в связи с непричастностью Костина к преступлению. За каждый день в СИЗО Костин получил по 20 руб.

Свердловский районный суд г. Перми взыскал с Минфина в пользу подозреваемого, который более года провел в СИЗО, компенсацию морального вреда в размере 1,4 млн руб. Суд посчитал, что эта сумма отвечает критериям разумности и справедливости (№ 33-14608/2019). Ильинский районный суд Пермского края присудил Минфину выплатить за счет казны 450 000 руб. за 9 месяцев под стражей. Суд учел отчисление истца из числа студентов первого курса Пермского агропромышленного колледжа, индивидуальные особенности его личности, степень и тяжесть понесенных нравственных и физических страданий (N 2-329/2016, N 33-9548/2016). Красновишерский районный суд Пермского края, установив факт незаконного привлечения к уголовной ответственности, взыскал с Минфина 90 000 руб. компенсации морального вреда (N 2-453/2016, N 33-15890/2016). Заводской районный суд города Кемерово взыскал 50 000 руб. за нахождение под обязательством о явке и под подпиской о невыезде и надлежащем поведении (№ 2-181/2019).

Я считаю необходимым на законодательном уровне определить критерии определения размера компенсации морального вреда. Судебный акт выносится от имени государства, и он не должен полностью зависеть от личного, субъективного мнения судьи. В противном случае принцип неравенства будет главенствовать в судебной практике по этой категории дел.

И такая попытка была предпринята. В 2019 года на рассмотрение Госдумы поступил законопроект № 729341-7 «О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации в части установления минимального размера компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследование». Он предлагает установить 15 000 руб. в качестве минимального размера компенсации за незаконное заключение под стражу и лишение свободы, и не менее 5 000 руб. в день за незаконное применение мер пресечения, не связанных с изоляцией от общества. Однако указанный законопроект еще не прошел даже первого чтения.

ФПП