Кирилл Тимонин: «Коронавирус не может быть причиной неисполнения своих обязательств»



alttext

Юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений Кирилл Тимонин

Кирилл Тимонин, юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений:

10 апреля 2020 года в ходе Петербургского Международного Юридического Форума «9 ½: Законы коронавируса» директором Федеральной службы судебных приставов Аристовым Д.В. было озвучено предложение о неприменении в течение шести месяцев мер принудительного исполнения в отношении граждан, индивидуальных предпринимателей, субъектов малого и среднего бизнеса.

Как известно, государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Еще в 2017 году Министерством юстиции Российской Федерации указывалось, что процент исполнения судебных решений колеблется между 18-22%. Практика Фонда поддержки пострадавших от преступлений показывает, что процент исполнения решений в части взыскания компенсаций морального и материального вреда потерпевшему еще меньше. Единственный шанс получить хоть какие-то денежные средства с виновника преступления – это принудительное взыскание с осужденного в ходе отбытия им наказания в исправительном учреждении при условии его трудоустройства.

Как бы это парадоксально не звучало, но при подаче осужденным ходатайства об условно-досрочном освобождении или замене неотбытой части наказания болеем мягким видом наказания, компенсация морального или материального вреда потерпевшему не является обязательной. Возникают абсолютно вопиющие случаи, когда осужденным выплачен лишь 1% задолженности, он освобождается из мест лишения свободы, не трудоустраивается, а потерпевший, которому, возможно, был причинен вред здоровью, вынужден оплачивать расходы на свое лечение и смириться с мыслью о невозможности никогда в дальнейшим получить денежные средства, присужденные судом.

Считаю, что ни в коем случае нельзя принимать нормативно-правовые акты, предоставляющую возможность введения подобного вида «каникул». Потерпевший не самый «сильный» участник уголовного судопроизводства, сначала он несколько лет добивается возбуждения уголовного дела, а затем его надлежащего расследования, а теперь будет вынужден и вовсе распрощаться даже с призрачной возможностью получения денежных средств с осужденного.

Безусловно, понимаем, что COVID-19 является обстоятельством непреодолимой силы, но вместе с тем, никто не заставлял лиц, признанных виновными в совершении преступлений, совершать эти самые преступления, поэтому ссылаться на коронавирус и предоставлять возможность всем поголовно не исполнять свои обязательства – не стоит.

ФПП