МПОО «Сопротивление» преобразовано в Фонд поддержки пострадавших от преступлений



Сопротивление - Правозащитное движение

Ольга Костина, председатель Совета Фонда поддержки пострадавших от преступлений

Комментарий лидера организации Ольги Костиной

Уважаемые друзья, коллеги.

С 8 июня 2016 года правозащитное движение «Сопротивление» путём реорганизации преобразовано в Фонд поддержки пострадавших от преступлений. У нашей организации остались те же учредители – член Совета Федерации РФ Алексей Александров и Народная артистка РФ Светлана Врагова. Фонд в своей работе будет преследовать те же цели и задачи – в первую очередь, это оказание конкретной правовой, психологической помощи жертвам преступлений.

10 лет назад, когда было создано правозащитное движение «Сопротивление», положение жертвы преступления в России не беспокоило практически никакие институты. За эти годы нам удалось поднять тему защиты прав потерпевших в стране на высокий уровень. Удалось получить в союзники силовые ведомства, которые начали понимать, что первостепенная задача не столько поймать и посадить преступника, сколько помочь пострадавшему. Главным итогом этого десятилетия мы считаем принятие Федерального закона N 432 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве». Этот документ значительно укрепил статус жертвы преступления, дал широкие права для доступа к правосудию, в особенности потерпевшим детям. Однако на повестке дня остаются задачи, в которых Фонд поддержки пострадавших от преступлений примет широкое участие. Сохраняя все предыдущие проекты, мы намерены расширить исследовательскую и информационно-аналитическую деятельность, прежде всего, в сфере социальной защиты жертв преступлений и в независимых исследованиях криминального фона в России.

Если говорить о социальной защите, то и сейчас у потерпевших есть возможности отстаивать свои нарушенные права. Однако вопросы, связанные с компенсацией причинённого вреда пока остаются на усмотрение судей. Никакого механизма расчёта компенсаций потерпевшим в России нет. Мировая практика показывает, что наиболее оптимальной является форма, когда государство, исходя из текущих социально-экономических параметров, рассчитывает стоимость увечий, затраченных на лечение и восстановление сил и средств. Самое страшное, когда в результате преступления, наступают тяжёлые психологические и физические страдания, которые с отложенным эффектом приводят к разрушению здоровья. Фонд будет добиваться разработки и внедрения реабилитационных механизмов для потерпевших. Сегодня в стране действует программа по размещению в больницах и поликлиниках кабинетов здоровья. На их базе могли бы действовать и реабилитационные кабинеты, в которых оказывалась бы помощь потерпевшим. Тогда доступ к этим услугам может быть гораздо упрощён.

Фонд совместно с Министерством здравоохранения, Следственным комитетом, с привлечением Правительства РФ так же попробует разработать шкалу компенсаций потерпевшим. Мы уверены, что для суда необходимо разработать чёткий и понятный регламент, определяющий порядок назначения компенсаций, размеры и сроки выплат. Подобный регламент можно установить или соответствующим законодательным актом, или  распоряжением Правительства РФ. Мы будем тщательно изучать возможные механизмы компенсаций, вносить свои предложения, прислушиваться к мнению профильных чиновников.

Фонд поддержки пострадавших от преступлений планирует плотно заняться независимыми виктимиологическими исследованиями. Для меня по-прежнему загадка на основании чего в России разрабатывается программа профилактики правонарушений. Хорошо, что совсем недавно Президент РФ подписал закон, который регламентирует деятельность в этом направлении. Сегодня даже Генеральная прокуратура РФ сомневается в качестве криминальной статистики, которую ведёт. Тем более важно получить искреннее мнение граждан о том, как они выбираются из ситуаций, в которых оказываются вследствие преступлений.

К сожалению, в России беда с восприятием слова «виктимология». Некоторые граждане считают эту науку разделом психиатрии, в то время как изначально она была одним из разделов криминологии. Сегодня виктимология самостоятельная наука, которая исследует причины, по которым преступление стало возможным. Не вину жертвы, как у нас принято говорить, а реальные причины, следствием которых стало преступление. В нашей стране такие исследования не проводятся. Ежегодный масштабный виктимиологический опрос мог бы дать колоссальный результат и понимание причин того, почему в России растёт преступность и как снизить число жертв преступлений. Данные опроса позволят узнать получают ли потерпевшие помощь, от кого, в каком объёме, заявляет потерпевший в полицию или не заявляет. Такое исследование качественно усилит работу правоохранительных структур. Наш Фонд хотел бы предложить такую независимую экспертизу. У нас наработан большой позитивный и конструктивный опыт взаимодействия с правоохранительными органами.

К сожалению, сегодня наше общество свидетель судорожных попыток коррекции уголовного закона. В течение одной недели мы слышим о том, что побои и угрозы убийством надо декриминализовать и вывести в административные правонарушения, при этом за оскорбление гимна можно получить реальный срок. Всё это создаёт ощущение перевёрнутого мира и фиксируют тот факт, что гражданин для государства не главное. В этих условиях Фонд поддержки пострадавших от преступлений будет возвращаться к работе по созданию в России Доктрины уголовно-правовой политики, начатой ещё предыдущим составом Общественной палаты.  Я надеюсь, что поддержку Фонду в этой работе окажет и Уполномоченный по правам человека при Президенте РФ Татьяна Москалькова. Она работала с нами с самого первого дня, хорошо разбиралась и разбирается в вопросах защиты свидетелей и потерпевших. Я уверена, она понимает важность создания в стране системной политики в этой области.

Так же Фонд рассчитывает на создание при организации Экспертного совета. Нам представляется принципиальным объединить профильное экспертное сообщество. Мы будем добиваться того, чтобы его слышали на самом высоком уровне.

Хочу поблагодарить всех, кто с нами прошёл эти 10 лет. Мы, надеемся, что никого не потеряем и приобретём новых партнёров и коллег.