Тезисы выступления Председателя Совета Фонда поддержки пострадавших от преступлений Ольги Костиной на заседании ПКПП 26.06.2017 на тему: «Интернет и СМИ как фактор, способствующий криминализации детской и подростковой среды»



Сопротивление - Правозащитное движение

Ольга Костина, председатель Совета Фонда поддержки пострадавших от преступлений

Российское законодательство прямо ограничивает распространение информации, которая относится к категории запрещенной. К данной категории относится информация, направленная на пропаганду войны, разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти и вражды, а также иная информация, за распространение которой предусмотрена уголовная или административная ответственность (ч. 6 ст. 10 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»).

При этом в законодательстве отсутствует четкое определение запрещенной информации и ее единый список. Единственным нормативным актом, где более-менее подробно перечислена информация, распространение которой запрещено, является Федеральный закон от 29 декабря 2010 г. № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».

В частности, в этом законе к ней относится информация:

— побуждающая детей к совершению действий, представляющих угрозу их жизни и (или) здоровью, в том числе к причинению вреда своему здоровью, самоубийству;
— способная вызвать у детей желание употребить наркотические средства, психотропные и (или) одурманивающие вещества, табачные изделия, алкогольную и спиртосодержащую продукцию, принять участие в азартных играх, заниматься проституцией, бродяжничеством или попрошайничеством;
— обосновывающая или оправдывающая допустимость насилия и (или) жестокости либо побуждающая осуществлять насильственные действия по отношению к людям или животным;
— отрицающая семейные ценности, пропагандирующая нетрадиционные сексуальные отношения и формирующая неуважение к родителям или другим членам семьи;
— оправдывающая противоправное поведение;
— содержащая информацию порнографического характера;
— о несовершеннолетнем, пострадавшем в результате противоправных действий (бездействия), включая фамилии, имена, отчества, фото- и видеоизображения такого несовершеннолетнего, его родителей и иных законных представителей, дату рождения такого несовершеннолетнего, аудиозапись его голоса, место его жительства или место временного пребывания, место его учебы или работы, иную информацию, позволяющую прямо или косвенно установить личность такого несовершеннолетнего (ч. 2 ст. 5 Федерального закона от 29 декабря 2010 г. № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»).

Что мы наблюдаем в Интернете и СМИ, в том числе, государственных? В погоне за рейтингом – все выше перечисленное.

Ранее, более года назад, Правительственная комиссия по профилактике правонарушений не поддержала мое предложение о необходимости проведения отдельного заседания Комиссии по проблеме освещения преступности в СМИ, как и анализа правоприменительной практики в этой сфере.

Также, в начале прошлого года, Фонд поддержки пострадавших от преступлений обращался и в Генеральную прокуратуру РФ по поводу допустимости показов в Интернете и СМИ сцен насилия и жестокости над несовершеннолетними с открытой публикацией их данных, основываясь на совершенно определенном факте избиения несовершеннолетней. Но ответ мы получили из Роскомнадзора, в котором было сказано, буквально, следующее: в соответствии со статьей 19 Закона «О СМИ» редакции СМИ самостоятельны в проведении программной политики, в том числе только в их компетенцию входит решение вопросов размещения в эфире того или иного проекта, форма подачи материала, а вмешательство кого-либо, в том числе и государственных органов, в деятельность редакции СМИ, нарушение ее профессиональной самостоятельности запрещено 58 статьей Закона «О СМИ».

Вероятно по этой причине в России существует лицензированное государством СМИ, популяризирующее воровскую жизнь, а социальные сети полны различными группами, активные публикации которых направлены на популяризацию преступной деятельности, в которых открыто звучат призывы к насилию в отношении представителей власти, к неповиновению законным требованиям сотрудников полиции и т.п. действиям.

Также существуют различные игровые мобильные платные и бесплатные приложения (для продукции компании Apple с возрастным ограничением 12+) и симуляторы беспорядков. Т.е., помимо популяризации криминального образа жизни, напрямую дискредитируются правоохранительные органы, их оперативно-служебная деятельность.

Напомню, что еще 08 декабря 2016 года состоялось заседание Совета по развитию гражданского общества и правам человека с участием Президента Российской Федерации В.В. Путина. По итогам заседания Президент РФ утвердил перечень поручений, в соответствии с которым Правительству Российской Федерации поручено создать межведомственную рабочую группу по предотвращению криминализации подростковой среды, включив в эту рабочую группу представителей Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека. Срок исполнения поручения Правительству был установлен на 15 февраля 2017 года, однако до сих пор какой-либо информации о создании указанной рабочей группы и о выполнении поручения Президента России нет.
Противодействие преступности несовершеннолетних относится к важнейшим вопросам социального развития нации, поскольку несовершеннолетние правонарушители выступают «резервом» преступности. Несмотря на некоторое официальное снижение уровня преступности несовершеннолетних, традиционно преступность несовершеннолетних характеризуется учеными как высоколатентная.

При этом все мы знаем, что несовершеннолетние все чаще используются взрослыми преступниками, причем в качестве их активных пособников. Значительная масса несовершеннолетних, из общего числа подростков, привлеченных к уголовной ответственности, имеет опыт преступной деятельности, а часть из них – ранее судима (в 23 воспитательных колониях отбывают наказания несовершеннолетние преступники в основном за тяжкие и особо тяжкие преступления – около 65% от общего числа осужденных; повторная преступность лиц, освободившихся из воспитательных колоний, по данным ФСИН России, составляет около 25 %). В ряде регионов Российской Федерации образуются целые «детские воровские движения», формируется криминальная молодежная политика, сами граждане все чаще обращаются за помощью не в правоохранительные органы, а в местные криминальные структуры и к региональным «смотрящим». И эта проблема становится серьезной угрозой для всей России.

Общественной палатой Российской Федерации совместно с Фондом поддержки пострадавших от преступлений 28.03.2017 проведен круглый стол на тему: «Реализация принципов уголовной политики в сфере защиты прав пострадавших от преступных посягательств», на котором участники отдельно отметили, что криминальная тематика исключительно фактологически отражается в российских средствах массовой информации, что вызывает привыкание общества к неизбежности правонарушений и предопределяет за данность безразличное поведение и неготовность конструктивного сотрудничества общества и государства.

Правительственная комиссия по профилактике правонарушений создана в целях координации усилий в сфере профилактики правонарушений и снижения уровня преступности и, в первую очередь, среди молодежи – это то, о чем неоднократно говорил Президент Российской Федерации В.В. Путин.

Молодежью необходимо заниматься и необходимо:

— в соответствии с законодательством Российской Федерации правоохранительным и надзирающим федеральным органам оптимизировать сложившуюся правоприменительную практику и вплотную заняться решением проблемы распространения указанной выше противоправной информации;
— принимать комплекс общегосударственных и региональных действенных мер, направленных на решение задач в молодежной среде и обеспечение доступности образования, медицины, спорта, досуга, занятости, – т.е. предметной реализации Основ государственной молодежной политики Российской Федерации на период до 2025 года;
— создание государственной системы профилактики правонарушений несовершеннолетних, их алкоголизации и наркотизации.

Мы можем сколько угодно говорить о дефиците бюджета, нехватке человеческих и организационных ресурсов, но не решение задач в молодежной и подростковой среде государством с участием профильных институтов гражданского общества приведет к дальнейшей криминализации и виктимизации молодежи, к еще большему количеству проблем, последствия которых мы начинаем наблюдать и пожинать все чаще в последнее время.

ФПП