Юрист ФПП Иван Климович принял участие в работе Общественной комиссии по взаимодействию с судейским сообществом г. Москвы



alttext

Московский городской суд

18 июня в Московском городском суде прошло заседание Общественной комиссии по взаимодействию с судейским сообществом г. Москвы. Главной темой обсуждения стали проблемы изоляции в зале судебных заседаний лиц, в отношении которых избирается или избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В работе комиссии принял участие юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений Иван Климович.

Поводом для обсуждения стал федеральный законопроект, предложенный членами Совета Федерации Клишасом, Александровым, Башкиным, Боковой и Салпагаровым. В частности, сенаторы предлагают внести изменения в статью 9 УПК РФ, дополнив её частью третьей следующего содержания: «3. Запрещается помещать подозреваемых, обвиняемых или подсудимых в защитные кабины в процессуальной зоне залов судебных заседаний, а так же использовать иные конструкции, препятствующие общению указанных лиц с адвокатом (защитником)».

Заседание Общественной комиссии по взаимодействию с судейским сообществом г. Москвы 18 июня 2019 года

Законопроект, названный в СМИ «законом о клетках», получил достаточно заметную общественную поддержку, в том числе, среди правозащитников. Действительно, подозреваемые, ещё до какого-либо решения суда оказываются в изоляции и не могут принимать участие в судебном процессе наравне с другими его участниками. В Пояснительной записке к законопроекту указывается, что «подозреваемый, обвиняемый или подсудимый, помещённый в защитную кабину, физически и психологически изолирован от судебного заседания». «В первую очередь это касается контакта со своим адвокатом и, соответственно, реализации его права на получение квалифицированной юридической помощи», — говорится в документе.

Более того, содержание подозреваемого в клетке, в месте, огороженном прутьями, по мнению ЕСПЧ, является недопустимым и нарушает статью 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, запрещающую любое проявление пыток.

Если говорить о степени гуманного отношения к подсудимым в разных странах, то международный опыт весьма неоднозначный. Например, в Китае подозреваемый не находятся в «клетке», но его ноги и руки фактически прикованы к стулу и столу за которым он находится. В Великобритании так же в ряде процессов используются «клетки». В США подозреваемые во время процесса находятся рядом с адвокатом. Тем не менее, в ряде случаев их размещают на отдельной скамье за перилами в наручниках. Интересен опыт судов Азербайджана, где подозреваемый во время судебного процесса находится в отдельной комнате, отделённой от зала стеклом.

В истории России не было ни одного законодательного акта, который бы регулировал порядок нахождения подсудимого в зале суда. Меры, применяемые к обвиняемым, всегда регулировались органами правопорядка, в современной России это МВД и ФССП. Стоит отметить, что в Советском Союзе подсудимые не были изолированы от иных участников процесса. Можно вспомнить крылатую фразу героя фильма Леонида Гайдая «Кавказская пленница»: «Да здравствует наш суд! Самый гуманный суд в мире!» во время процесса над товарищем Сааховым и его подельниками. Подозреваемые сидят на скамье, как и иные участники процесса, а ведь обвиняются в насильственных преступлениях. Юрия Деточкина, угонявшего автомобили, так же не помещали в «клетку». По информации сенатора Клишаса, ситуация изменилась после дела маньяка Чикатило, которого судили в 1992 году в Ростове в специальной железной клетке.

Сегодня практически во всех российских судах с арестованными обвиняемыми участники процесса общаются через решетку. В качестве исключения можно назвать Москву и Санкт-Петербург, где с 2000-х гг. используются стеклянные кабины. На сегодняшний день в Москве кабинами оборудованы 25 судов. В планах Мосгорсуда обустроить оставшиеся 60-80 залов судебных заседаний, что потребует порядка 30 млн. рублей.

Юрист ФПП Иван Климович на заседании Общественной комиссии по взаимодействию с судейским сообществом г. Москвы 18 июня 2019 года

Участники заседания Общественной комиссии признали, что проблема должна решаться без ущерба для всех участников процесса. Руководство Мосгорсуда, московского УФССП, командование конвойного полка ГУ МВД РФ по Москве выступают против полного исключения изолирующего фактора.

«Мы все понимаем социальную, гуманитарную составляющую данного законопроекта, связанную с соблюдением прав человека, однако обеспечение вопросов безопасности всех участников процесса имеет безусловное значение», — считает председатель Мосгорсуда Ольга Егорова.

Командир полка ОиКПио ГУ МВД России по г. Москве Леонид Спасский заявил, что новый порядок конвоирования и обеспечения безопасности потребует значительного увеличения штата сотрудников.

«В соответствии с приказом, конвойная служба не может доставлять подозреваемых в зал суда, если он необходимым образом не оборудован», — особо отметил Леонид Спасский.

Переоборудование практически всех судебных залов в стране, действительно, финансово затратно, как и увеличение штата служб конвоя во во всех российских регионах. Законопроект направлен в Правительство РФ для получения заключения, которое на данный момент не вынесено.

Иван Климович, юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений

Иван Климович, юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений

«Первый вопрос в проведении любого судебного заседания – это вопрос обеспечения безопасности всех участников процесса. К сожалению, законопроект не даёт представления о том, каким образом обеспечить безопасность в случае нахождения подсудимого непосредственно в зале суда, как быть с обвиняемыми в совершении насильственных преступлений. Все участники процесса должны чувствовать себя спокойно и не бояться реализовывать свои права, предусмотренные процессуальным законодательством.

В то же время, очевидно, что практика общения адвоката и подсудимого в зале суда требует корректировок. Кабины, оборудованные светозащитным стеклом, имеют только одно отверстие для общения. Адвокат и его подзащитный не могут свободно общаться в рамках процесса, что в свою очередь может нарушать право обвиняемого (подсудимого) на получение квалифицированной юридической помощи.

В то же время необходимо отметить, что практически во всех российских регионах подсудимые находятся за железной решёткой. И, следовательно, законопроект несёт широкое общественное, социально-гуманистическое значение.

На сегодняшний день, без исключения изоляции отдельной категории лиц, предложенной обсуждаемым законопроектом, наиболее перспективным и привлекательным вариантом решения вопроса об обеспечении безопасности всех участников судебного заседания с соблюдением прав человека, является представленный опыт Азербайджана, где подсудимый во время заседания суда находится в помещении отделенным от зала суда стеклянной стеной.

Реализация законопроекта, при условии создания всесторонней, учитывающей все нюансы столь непростого процесса, системы безопасности для всех участников судебного заседания, и дополнительной проработки вопроса увеличения государственных ассигнований, вполне возможна и считаю должна является одной из приоритетных целей совершенствования в части уголовного процесса».

ФПП