Почему тысячи подростков-беженцев исчезают в Европе без следа и их никто не ищет



Сопротивление - Правозащитное движение



Они — привидения. Они приплывают вместе со взрослыми, не имеющими с ними родственных связей, к берегам Евросоюза, ступают на его землю (итальянскую, греческую, французскую, испанскую) и получают статус «потерпевшего кораблекрушение и спасенного». Их размещают в центрах по приему и временному содержанию нелегалов, откуда они благополучно исчезают через день-два. Их тысячи и тысячи. Мальчиков и девочек, юношей и девушек, которых никто после исчезновения не ищет: нет оснований для возбуждения «дела о пропаже». Кто-то должен заявить в полицию о том, что подростки «куда-то ушли и не вернулись», но никто не заявляет. Подробности — в материале портала iz.ru.

Всё под контролем. Мафии

Как считает директор Unicef ​​Italia Паоло Розера, ответственные лица центров временного содержания находятся под контролем мафии, торгующей людьми. Понятно, что заявлять о их пропаже служителям приютов небезопасно.

«Большинство несовершеннолетних, прибывающих самостоятельно, то есть без сопровождения взрослых, «испаряются» из центров в первые 24–72 часа», — говорит Розера.

Только в Италии за последние три года число подростков, исчезнувших после регистрации из приютов, по данным министерства труда и социальной защиты этой страны, составило 5828 человек. А согласно отчету международной неправительственной организации Save the Chlidren Italia, лишь в одном 2017 году на солнечных просторах Сицилии и Апеннинского полуострова «растворилось» 2440 подростков.

«В этой статистике не учтены те несовершеннолетние, кто при регистрации заявил, что ему уже есть 18 лет, — уверен Розера. — Нет сомнения, что большая группа 15–16-летних под нажимом мафии заявляет, что они — совершеннолетние. Их и пускают на суда, отправляющиеся от африканских берегов в Европу, уже обучив, что́ именно они должны сказать регистраторам. За взрослыми наблюдение не настолько пристальное, как за детьми».

Впрочем, и за малолетками в центрах тоже присматривать особо некому.

«Наши приюты — не тюрьмы, у нас нет ни персонала, ни возможности предотвратить уход маленьких «беженцев». Когда они приходят к нам, у них уже есть номер телефона в Европе, по которому нужно позвонить. Напуганные трафикантами человеческого товара, которые и привозят детей на новую землю, малолетки безропотно подчиняются полученным приказам», — объясняет репортеру испанского информационно-аналитического портала El Confidencial служащая приемного центра для несовершеннолетних «Салам» на Сицилии Симоне Фернандес.

Даже если представить себе, что найдется кто-то отчаянно смелый, рискнувший сообщить данные пропавшего подростка полиции, не факт, что карабинеры смогут найти пропавшего. Во-первых, нет никакой уверенности, что он при регистрации сообщил настоящие свои данные (прибывают «морские» нелегалы, как правило, без документов). А во-вторых, как считают эксперты, европейская координация правоохранительных организаций остается недостаточной и по-прежнему нет эффективной международной системы отслеживания этих детей.

Раб на плантации? Это — удача!

Среди зарегистрированных в приютах детей подавляющее большинство (90%) составляют несовершеннолетние мужского пола. Происходящие главным образом из стран Африки, расположенных к югу от Сахары, и из Египта. Этот молодняк изначально отправляется в путешествие с целью достичь Северной Европы.

Исполнение розовой африканской мечты в последние недели сильно затруднено из-за ужесточения властями Италии и Франции своей пограничной политики. Как утверждают представители международной неправительственной организации Oxfam Intermon, «известны случаи, когда французская полиция отрезала подошвы обуви у иммигрантов, чтобы те не могли продолжить свой вояж».

«Египтяне владеют информацией, что большинство пропавших из иммигрантских центров детей оседают в крупных итальянских городах, — говорит представитель Save The Children Роберта Петрилли. — Их незаконно используют как дешевую рабочую силу на фруктово-овощных плантациях. Причем дети не имеют возможности отказаться работать, убежать или пожаловаться в полицию. Их родители остались в странах происхождения под контролем международных преступных группировок. Родители — должники. Чтобы отправить детей в Европу в надежде на то, что «хоть им-то достанется немного счастья проживания в цивилизованной сытой стране», родителям надо где-то взять деньги. По меркам Сенегала, Западной Сахары, Мавритании деньги просто огромные — €8–10 тыс. Мафия такие кредиты родителям с готовностью предоставляет. Долги отрабатывают дети в Европе. С какими процентами — можно только предполагать. Но предполагать с уверенностью, что слово «бешеными» в этом случае — не преувеличение».

Между прочим, тех, кто попадает в полурабскую зависимость на плантациях, вполне можно считать везунчиками. Потому что есть другая категория несовершеннолетних иммигрантов — их везут в просвещенный Старый Свет для утоления половых потребностей европейцев. В публичные дома везут главным образом девочек из Нигерии, Сомали и Гамбии. Почему? Всё определяется спросом, а он выше сейчас на черных. Наверное, потому, что считаются экзотикой.

Кстати, для «половой эксплуатации» везут не только девочек. По словам упомянутого выше Розеры, в странах Евросоюза мужская несовершеннолетняя проституция — очень даже заметное явление.

«Самый простой способ убедиться в этом — подъехать к железнодорожному вокзалу Римини. Если даже вы сами не спросите мальчика для сексуальных утех, так инициативные сутенеры вам предложат на выбор нескольких», — говорит директор итальянского отделения ЮНИСЕФ.

Наивысшие показатели по числу исчезнувших детей, добравшихся морем до стран ЕС в 2017 году, — у Египта (1513 человек), Эритреи (1326) и Сомали (1241). Далее в этом списке следуют Афганистан, Нигерия и Гамбия.

По данным немецкого издания Deutsche Welle, в течение 2015 года в Германии пропало 5835 несовершеннолетних иммигрантов.

«Все исчезнувшие — подростки, прибывшие на территорию ФРГ без сопровождения взрослых. Скорее всего, считают эксперты, они продолжили свое путешествие, но уже тайное», — пишет корреспондент Хелена Баерс, ссылаясь на официальный ответ министерства внутренних дел Германии депутатам бундестага, проводившим парламентское расследование явления.

Есть основания полагать, что «продолжение путешествия» замысливалось теми, кто этих детей отправлял из стран проживания (а это в основном Афганистан, Эритрея, Сирия, Марокко и Алжир). Куда именно ушли «беженцы», МВД ответить не смогло. Только уточнило, что среди почти 6 тыс. пропавших 555 — не достигшие 14-летнего возраста.

«Надеясь на лучшее, мы можем успокаивать себя фразами, что эти дети направились в другие страны — Швецию или Данию, например — чтобы там воссоединиться со своими родственниками, — говорит эксперт по правам детей международной неправительственной организации Terre des Hommes Барбара Кюпперс. — Только вряд ли всё обстоит так счастливо на самом деле».

Сама же Кюпперс рассказывает о случаях, когда исчезнувшие малолетки «становились жертвами преступных группировок, занимающихся торговлей людьми, а представители этих криминальных объединений, не стесняясь, пасутся в приютах и около них, соблазняя подростков возможностью хорошо заработать. Используют согласившихся чаще всего в уличной проституции».

В федеральном ведомстве уголовных расследований (Bundeskriminalamt — BKA) заявляют, что цифра пропавших детей может оказаться завышенной, поскольку один и тот же человек имеет возможность зарегистрироваться в нескольких иммиграционных центрах. Кроме того, благодаря ошибкам в написании имен и фамилий даже в одном и том же приюте по регистрационным книгам одно и то же лицо может проходить несколько раз.

Аргумент слабоват. Да, он способен несколько уменьшить неприятную статистику, но не свести ее на нет полностью.

На «детей нет» и головной боли нет

Внезапное исчезновение детей — проблема, характерная для всего европейского сообщества, отмечают в Европоле. В начале 2016 года глава полицейской организации ЕС Брайан Дональд признался британской газете The Observer, что в целом по Евросоюзу только за 2015 год «пропало не менее 10 000 несовершеннолетних нелегалов, многие из которых могут попасть в руки преступников».

Европолу известно, что некоторые подростки подвергались сексуальному насилию во время своего путешествия в Европу. По словам Дональда, преступники создали инфраструктуру, предназначенную для использования миграционного потока в своих финансовых интересах.

Со времени того интервью Дональда британскому изданию прошло больше двух лет, но, как считает испанское информационное агентство EFE, за это время ничего не изменилось. Система приютов всё так же находится где-то на периферии внимания властных структур государств ЕС, что не мешает им громогласно заявлять о широко раскрытых объятиях навстречу беженцам, набирая политические очки. Персонала в центрах по временному содержанию иммигрантов катастрофически не хватает ввиду нехватки финансирования. Зато у пользующихся плачевным состоянием приютов криминальных организаций всё организовано превосходно.

«Малолетние нелегалы приходят в приюты за помощью и определенностью в своей судьбе, а мы не предлагаем им решения. Зато торговцы «живым товаром» предлагают им «перспективы» быстрее и более соответствующие детским мечтам и ожиданиям, — признает в разговоре с корреспондентом EFE Валентина Одачич из Unicef ​​Croatia. — Базы данных этих детей нет. Также нет координации между странами, через которые проходят эти дети. Я не могу назвать конкретные и достоверные цифры, но с абсолютной уверенностью могу сказать, что подавляющее большинство детей исчезают. И как только они «испаряются» из приюта, никто в Хорватии больше о них не вспоминает и не заботится».

По словам уполномоченного по правам ребенка Великобритании Энн Лонгфилд, давшей в апреле 2016 года интервью нескольким СМИ, только за март из лагеря беженцев в Кале (здесь собирались те, кто рассчитывал перебраться через Ла-Манш и осесть на земле туманного Альбиона) исчезли 129 подростков. Которых, естественно, не нашли.

В рабство и на «запчасти»

Болгария решила проблему с незаконными мигрантами
Важную роль в урегулировании вопроса премьер-министр страны Бойко Борисов отвел Турции

Источники испанской Información в Европоле утверждают, что «в Европе наблюдается рост активности преступных группировок (в Венгрии, Швеции, Италии, Германии — в особенности), занимающихся торговлей детьми. В период нашествия нелегалов 2015 года цена «товара» опускалась до €200 за голову.

«Обычно детей похищают группами по 2–3 человека — чтобы «большая оптовая партия» не бросалась в глаза. Похищаемым готовят фальшивые паспорта и под угрозой физической расправы заставляют говорить «в случае чего», что они — родственники везущих их людей. Бизнес доходный, а риск засветиться — минимальный. Украденных заставляют заниматься проституцией, работать в рабских условиях или совершать кражи — уголовное законодательство многих стран предусматривает сильное смягчение наказаний для детей-преступников, а то и полное их освобождение по возрасту», — пишет газета.

По данным неправительственной организации Business & Human Rights Resource Centre, «некоторые текстильные фабрики Турции используют детей-беженцев как дешевую рабочую силу».

По информации Европола, «дети являются идеальным материалом для проведения операций по трансплантации органов». Цена почки подростка на этом нелегальном рынке достигает €230 тыс., печени — €133 тыс.

«Правительства стран ЕС и руководство Евросоюза не выполняют взятых на себя обязательств по приему беженцев. Забота о европейских ценностях — не более чем просто слова. Министр внутренних дел Испании (с недавних пор уже бывший) Хуан Игнасио Сойдо объявил неправительственные организации, оказывающие помощь беженцам, «пособниками мафии работорговцев». На самом деле он хочет оправдать прекращение финансирования правительством работы этих НКО. Экономить на детях, да еще в такой форме — ниже падать уже некуда», — резюмирует испанская El Diario.

Как видим, всё опять, и как всегда, упирается в деньги. Одни зарабатывают на ситуации огромные суммы черного нала, другие «экономят бюджетные средства», стремясь выглядеть рачительными хозяевами казны. А платят за всё это дети-призраки.

Владимир Добрынин, Известия