Поправки в УПК гарантировали тайну адвоката и подзащитного



Сопротивление - Правозащитное движение



Поправки в Уголовно-процессуальный кодекс усилили гарантии конституционного права каждого гражданина — права на защиту. Этот закон публикует «Российская газета».

Поправки, которые эксперты называют «революционными», были разработаны по поручению президента, данного по итогам заседания Совета по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) в октябре 2015-го. Но еще до того, как тема нарушений права россиян на защиту была вынесена на обсуждение Совета при президенте, адвокаты, столкнувшиеся с нарушениями их профессиональной тайны, обращались в различные инстанции, в том числе — в Конституционный суд. В декабре 2015-го КС рассмотрел жалобу членов Новосибирской городской коллегии адвокатов. Изучив их доводы, Конституционный суд впервые признал необходимость введения дополнительных гарантий конфиденциальности на законодательном уровне.

Как рассказал «РГ» зампредседателя Новосибирской городской коллегии адвокатов Сергей Николаев, в жалобе была описана конкретная ситуация — в октябре 2014 года помещение коллегии следователи обыскивали в течение двух суток без перерыва. Обыск производился якобы для получения следствием информации по одному уголовному делу, а в результате следователи получили доступ ко всем адвокатским производствам. Таким образом, не только представители следственного органа, но и понятые смогли ознакомиться с конфиденциальной информацией, касающейся нескольких тысяч человек. Они изучили и весь бумажный архив адвокатов, и электронные серверы, на которых хранились данные по всем доверителям всех адвокатов коллегии. В том числе переписку с ними за все время существования адвокатского объединения (серверы были изъяты, а бумажные документы скопированы).

При этом суды общей юрисдикции, куда адвокаты и их доверители обращались с жалобами, не нашли нарушений в производстве обыска — и неудивительно, ведь существующие процессуальные требования были формально соблюдены. А прямых указаний на специальные ограничения, защищающие адвокатскую тайну, в тот момент в Уголовно-процессуальном кодексе не было. Теперь же в УПК введена новая статья, и обыск в адвокатском помещении может производиться только в случае возбуждения уголовного дела в отношении самого защитника. И только по конкретно указанному судом перечню предметов и документов, а не по всем делам в отношении его доверителей. Кроме того, при следственном действии должен присутствовать член совета адвокатской палаты субъекта Федерации, который независимо от следователя сможет отделить предмет поиска от охраняемой тайны доверителей адвоката.

Нина Рузанова, Российская газета