Потерпевшие смогут узнать, как идет проверка их заявлений



Сопротивление - Правозащитное движение

Фонд поддержки пострадавших от преступлений

Органы предварительного расследования будут обязаны направлять заявителю копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела заказной почтой с приобщением к отказному материалу или соответствующему делу почтовой квитанции, удостоверяющей факт и дату направления документа и фиксирующей его почтовый номер. Такой нормой предлагает дополнить статью 148 УПК РФ Фонд поддержки пострадавших от преступлений. Известно, что инициативу поддержали в Следственном комитете России, в МВД и Генпрокуратуре.

Такое предложение появилось не случайно и давно назрело. Фонд поддержки пострадавших от преступлений озвучил удивительную проблему. Как сообщила председатель фонда Ольга Костина, оказывается, все чаще заявители о преступлениях не получают от правоохранительных органов уведомлений об отказе в возбуждении уголовных дел. Хотя согласно Уголовно-процессуальному кодексу такие уведомления должны направляться заявителям не позже 24 часов с момента принятия процессуального решения.

Формально полицейский дознаватель, участковый или следователь, проводивший проверку заявления, может показать начальству или тому, кто придет его проверять справку — мол, все отправил. А то, что заявитель ничего не получил, — его проблема. Так, может, надо показывать не какую-то сомнительную справку, а платежную квитанцию о заказном письме?

Известно немало случаев, когда заявитель пытается выяснить судьбу своего «дела», а в полиции или в следственных органах его заверяют, что идет проверка. Но «дела» уже нет и вряд ли будет. Порой он узнает об этом спустя полгода, а то и год. Да и то, если обратится в какую-нибудь общественную правозащитную организацию. Скажем, в тот же фонд Ольги Костиной.

О масштабах проблемы можно судить по такой цифре: в прошлом году прокуратурой было отменено 2 381 432 постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, из которых только 36 956 отменено по поступившим жалобам на постановления в адрес прокуратуры. Это при том, что ежегодно таких отказов — около трех миллионов.

В принципе после получения прокурором копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела без жалобы потерпевшего прокурорская проверка законности принятого решения может не производиться. Ведь закон окончательно не уточнил срок предоставления органами дознания и органами предварительного следствия материалов проверки по сообщению о преступлении. А эти материалы в адрес прокурора могут вообще не поступить.

Получается, прокурор начинает проверку законности принятого решения после получения жалобы от потерпевшего, которая, в свою очередь, не поступит до того момента, пока заявитель не получит копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Круг замкнулся.

Впрочем, суть не в формальностях. Какая разница — месяцем раньше или годом позже пришло неприятное уведомление. Недоволен — обжалуй у прокурора. Беда в том, что есть риск вообще не раскрыть реальное преступление.

Несмотря на то что часть 1 статьи 144 УПК РФ обязывает следователя или дознавателя принять и проверить информацию о любом совершенном или готовящемся преступлении, весь круг своих процессуальных действий следователь или дознаватель осуществить вправе, но — вот парадокс — не обязаны.

Бывает, проверка заявления начинается спустя неделю — дознаватель посчитал, что у него есть дела поважнее, а это — подождет. А заявитель, который, как правило, является жертвой преступления, вообще исключен в этот момент из процесса проверки.

Но если бы этот заявитель имел возможность подать ходатайство до принятия решения о возбуждении или отказе уголовного дела, то есть подсказать следователю какой-нибудь интересный нюанс, глядишь, преступление было бы раскрыто по «горячим следам». Тем более, если обязать следователя незамедлительно рассматривать подобное ходатайство.

Возможно, абсолютное неучастие пострадавшего в проверке своего же заявления — одна из причин того, что почти половина всех преступлений вообще не раскрывается. Так, в 2017 году зарегистрировано 2 058 476 преступлений, из которых не раскрыто 886 786.

Михаил Фалалеев, Российская газета