Правительство одобрило запрет на сокращенный порядок рассмотрения дел по тяжким преступлениям



alttext



Правительство России подготовило проект поправок в УПК, обязывающий проводить полное судебное разбирательство по делам о тяжких преступлениях.

Сегодня до 70 процентов приговоров выносятся в особом порядке. Особый порядок — это сокращенная до минимума судебная процедура. Считается, что вина человека полностью доказана и долго разбираться нет смысла: обвиняемому просто выносят приговор.

Это нечто вроде сделки со следствием, когда человек полностью признает вину, а взамен получает определенную скидку в наказании. Есть и другой вид сделки: досудебное соглашение, когда участник преступления помогает следователю привлечь к ответу всю банду, но сейчас речь не о том.

Особый порядок — как бы маленькая сделка — введен для того, чтобы разгрузить суды и не тратить время на процедуры там, где они не нужны.

«Принципиальное условие для применения процедуры особого порядка рассмотрения уголовного дела — добровольное согласие обвиняемого. Данный порядок применяется, когда вина человека не вызывает сомнений и даже он сам с этим не спорит, — подчеркивает председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев. — Но нельзя забывать юридическую аксиому: признание не является царицей доказательств, следствие в любом случае должно собрать достаточную доказательную базу, подтверждающую виновность человека. А суд, прежде чем рассмотреть дело в особом порядке, должен выяснить, насколько добровольно человек согласился на такую процедуру, не оказывалось ли на него незаконного давления».

Что же касается тяжких преступлений, то, по его словам, здесь крайне важно обеспечить гарантии справедливого разбирательства, которое возможно только при несокращенной судебной процедуре.

Советник Федеральной палаты адвокатов России Сергей Насонов в беседе с «РГ» поддержал проект. Да, дела будут идти дольше, но это к лучшему.

«Рассмотрение дела о тяжком преступлении в полном объеме, конечно, повлечет увеличение процессуальных сроков судебного разбирательства, — сказал Сергей Насонов. — Однако это же расширит возможности опровержения обвинения, усилит гарантии обоснованности приговора, обеспечит более тщательное исследование данных о личности подсудимого, причин совершения им преступления и т.д. Вряд ли это ухудшит положение обвиняемого по сравнению с рассмотрением дела в особом порядке».

Владислав Куликов, Российская газета