Предлагается запретить заключать сделки с правосудием по незначительным делам



Сопротивление - Правозащитное движение

Руководитель аппарата Ассоциации юристов России Станислав Александров

Предлагается ограничить возможность заключения досудебных соглашений только конкретными статьями Уголовного кодекса, предполагающими тяжкие и особо тяжкие преступления.

По словам руководителя аппарата Ассоциации юристов России Станислава Александрова, соответствующие инициативы сейчас прорабатываются. В частности, рассматривается возможность привязать статью 210 УК «организация преступного сообщества» к определенным преступлениям, чтобы, например, нельзя было ее вменять по экономическим статьям.

Сегодня практика складывается так, что назвать организованной бандой правоохранители могут и группу банкиров, которые как-то химичили с активами. Де-юре группа белых воротничков приравнивается к мафии, занимающейся убийствами и вымогательствами.

— Необходима конкретизация применения данной статьи там, где она и должна быть, — говорит Александров. — По изначальной задумке этой статьи, ее применение по экономическому составу не предполагалось.

Точно такой же подход предлагается распространить и на сделки с правосудием. Точнее, на институт заключения досудебного соглашения, так это звучит на юридическом языке. Преступник (на тот момент еще лишь подозреваемый) выдает следствию ценную информацию, за что суд проявляет к нему определенную мягкость. Все это оформляется официально, чтобы никто никого не обманул. Завизировать такие соглашения должен прокурор.

— Статистика судебного департамента при Верховном суде показывает, что за год были осуждены 3968 человек, заключивших досудебные соглашения о сотрудничестве, — говорит Станислав Александров. — В большинстве случаев суды выносили решение без участия подсудимого (по ходатайству самих подсудимых). Еще 520 человек, заключивших досудебные соглашения, были освобождены от наказания.

Любопытные цифры. За год 48 человек заключили досудебные соглашения в ходе расследования экологических преступлений. Из них42 человека осуждены, 6 освобождены от наказания. По статье «Хулиганство» соглашения заключили 4 человека. Это больше, чем по статье «Террористический акт», где было 2 соглашения. Но по статьям, наказывающим за бандитизм, на сделки пошли 56 осужденных.

Не стоит путать наше досудебное соглашение с институтом сделки с правосудием, существующим в США. Как поясняет Станислав Александров, в США во время сделки буквально совершается торг, каждая сторона — обвинение и обвиняемый — пытается выбить для себя лучшие условия. В рамках сделки там можно заранее обговорить и наказание. Главная угроза следствия — в случае обычного процесса наказание будет максимально жестким. Это действует: часто обвиняемые соглашаются на сделку из-за того, что не хотят рисковать.

— Мы не пошли по американскому пути, — говорит руководитель аппарата АЮР. — Наша цель — с помощью механизма досудебного соглашения стимулировать борьбу с организованной преступностью, дать возможность участникам банд давать показания на подельников и главарей. Правда, потенциал института досудебных соглашений сегодня используется не в полной мере. Необходимо поработать над его совершенствованием.

Также он не исключает, что, возможно, стоит предусмотреть более гибкую систему мотивации для обвиняемых, обладающих ценной для следствия информацией, чтобы они заключали досудебные соглашения.

Но в любом случае, по его словам, торг по американским образцам нам не нужен. А суды должны тщательно проверять показания тех, кто заключил досудебное соглашение, чтобы не позволять оговаривать других ради смягчения наказания.

— О необходимости применения института досудебного соглашения в расследовании экономических преступлений надо подумать. Здесь возможны разные мнения, — говорит Станислав Александров.

Его предложения прозвучали на «круглом столе» по гуманизации уголовного законодательства для бизнеса, который прошел в Санкт-Петербурге.

Владислав Куликов, Российская газета