Сергей Пашин: «Надо ломать формулу «пострадавший — равно жертва»



Сопротивление - Правозащитное движение



Сергей Пашин, заслуженный юрист Российской Федерации, федеральный судья в отставке:

Законопроект, о котором пишет «РГ», на самом деле не такое уж большое новшество. Отдельные депутаты и сенаторы уже не раз пытались внести изменения в наше законодательство о самообороне.

Я считаю, что это правильно. Оно, то есть это самое законодательство, действительно требует некоторой корректировки.

В англосаксонских странах доктрина «мой дом — моя крепость» является незыблемой. Право на самозащиту вплоть до причинения смерти нападающему в случае его проникновения в жилище признается безусловным.

У нас же важную роль играют обстоятельства. Если ты убил вторгшегося в твой дом преступника, который не был вооружен, или причинил тяжкий вред его здоровью, считай, подписал себе приговор. Поскольку в нашем законодательстве есть такое понятие, как «превышение пределов допустимой самообороны». Оборона от посягательства на жизнь, здоровье или частную собственность должна быть соразмерна степени угрозы. То есть сам по себе человек, пробравшийся в твое жилище, еще не представляет опасности. А вот если он достает нож, пистолет или дубину, тогда уже угроза становится более реальной. Но, если жертве нападения удается каким-то чудом обезоружить преступника, скажем, отобрать у него пистолет, она не имеет права из этого же пистолета в нападающего стрелять. Подобные действия уже будут являться уголовно наказуемыми.

К сожалению, наши суды рассматривают преступление прежде всего как ущерб. Если вред причинен, то отвечает, естественно, его причинитель. Такую практику нужно ломать. И это пытались делать еще в советское время. Но безуспешно. До сих пор у нас пострадавший — равно жертва. Хотя в случае с самозащитой нападающий может стать пострадавшим исключительно по своей же собственной вине.

Существуют опасения, что если обсуждаемый законопроект будет принят, под самооборону начнут маскировать бытовые убийства. Я их не разделяю. У нас есть следствие, которое как раз и обязано разбираться во всех тонкостях каждого конкретного преступления. Кроме того, аналогичное законодательство успешно действует в ряде стран. Почему же тогда мы должны столкнуться с какими-то трудностями?

Российская газета