В МВД предлагают не вводить уголовную ответственность за кражу сим-карт и фишинг



alttext

Телефонные мошенничества

В план мероприятий федерального проекта «Информационная безопасность», который реализуется в рамках нацпрограммы «Цифровая безопасность», предложено ввести уголовную ответственность по новым основаниям. Ответственным за эту работу должно было стать МВД.

Однако, по информации РБК, именно в МВД эту идею не поддержали. В ведомстве посчитали, что действующих мер достаточно даже для борьбы с новыми видами преступлений. В РБК цитируют письмо врио начальника департамента информационных технологий, связи и защиты информации МВД Юрия Войнова (куда входит управление «К») Минкомсвязи. Утверждается, что реализация этого предложения «приведет к выполнению МВД несвойственных функций и отвлечению личного состава органов внутренних дел от осуществления правоохранительной деятельности».

Действительно, сегодня уже предусмотрена уголовная ответственность за кражу, в том числе и сим-карт, если стоимость похищенного имущества превышает 2,5 тысячи рублей. Да и так называемая социальная инженерия по сути — такой же способ хищения денег помощью получения доступа к паролям, банковским данным и другой конфиденциальной информации. А фишинг — разновидность социальной инженерии, когда мошенник производит вредоносную рассылку от лица банка. Эти методы кибератак — способы хищений, наказание за них уже прописаны в статьях «Кража», «Мошенничество», «Мошенничество в сфере компьютерной информации» и «Мошенничество с использованием средств платежа». И зачем плодить новые статьи?

Что касается уголовной ответственности за склейку купюр, то здесь, по мнению экспертов МВД, надо скорректировать критерии определения поддельной купюры. За что наказывать? Ведь за изготовление банкнот в целях сбыта уже есть статья. А вот при при экспертизе купюр на подлинность учитывается ограниченное количество критериев, в том числе подделка серии, номера и других элементов оформления. И наказывать ли человека, который не подделал, а всего лишь склеил настоящую, но случайно порванную купюру?

Михаил Фалалеев, Российская газета