Верховный суд России расширил возможности прокуроров по возвращению госимущества



alttext

Верховный суд

Пленум Верховного суда России сделал разъяснение, расширяющее возможности прокуроров по возвращению государственного имущества, а также обжалованию незаконных сделок местных властей, госучреждений и госкомпаний. Теперь прокуратура сможет на любой стадии подключиться к процессу в арбитражном суде, где речь идет о защите государственных интересов.

Строго говоря, пленум Верховного суда России принял два постановления. Первое прописывает особенности рассмотрения в арбитражных судах апелляционных жалоб, другое — разъясняет правила кассации. Речь идет о работе второй и третьей инстанции, где должны выявляться и исправляться судебные ошибки.

Как обратил внимание адвокат Алексей Сикайло, оба проекта интересны в первую очередь в части уточнения такой категории жалобщиков, как «иные лица о правах и обязанностях которых принят оспариваемый судебный акт». Проще говоря, тех, кто не участвовал в ходе разбирательстве дела в первой инстанции, не являлся стороной процесса, но все-таки не может оставаться в стороне.

«Предлагается толковать эту категорию лиц достаточно широко», — подчеркивает адвокат.

Оспариваемый судебный акт может и не содержать прямого указания на такое иное лицо ни в мотивировочной, ни в резолютивной части. В документе может не быть прямого указания на то, какие права и обязанности такого лица затрагиваются судебным актом. То есть вроде бы человек или организации тут и рядом не стояли, но при этом судебный акт может создавать им какие-то препятствия. Такое бывает. Что делать?

«Судам апелляционной инстанции предложено уходить от того жесткого критерия при определении правомочности на обжалование судебного акта, который применяется судами сейчас, а именно, что судебный акт должен непосредственно касаться прав и обязанностей жалобщика», — говорит Алексей Сикайло.

При этом адвокат особо отмечает, что в обоих постановлениях отдельной строкой подчеркнута возможность прокуратуры на подачу жалоб.

Даже в случае, если до этого прокурор не был привлечен и не участвовал в деле, прокуратура сможет обжаловать некоторые решения.

Впрочем, на практике прокуратура сама достаточно часто инициирует процессы по возврату государственного имущества или признанию каких-то сделок недействительными. Например, недавно в Пермском крае прокуратура добилась вынесения судебного решения о возвращении в федеральную собственность лесного участка площадью более 16 тысяч гектаров. Арбитражный суд Пермского края удовлетворил исковое заявление заместителя прокурора края о признании недействительным договора аренды лесного участка для заготовки древесины. Сделка с неким ООО состоялась без проведения торгов.

«Кроме этого, общество ранее привлекалось к административной ответственности за нарушения в сфере лесопользования, арендатор не выполнял в полном объеме мероприятия по лесовосстановлению и несвоевременно оплачивал арендную плату за пользование лесными участками», — рассказывают в прокуратуре.

А в Саратовской области прокуратура добилась возвращения в муниципальную собственность комплекса объектов водоснабжения: артезианской скважины, надземного и подземного водопровода, питающего населенный пункт. Пару лет назад местная администрация отдала данное имущество коммерческой компании, арбитражный суд по иску прокурора разорвал сделку. Объекты возвращены в муниципальную собственность.

Как уточняет пленум Верховного суда России, кроме того, прокуроры вправе обжаловать решения арбитражных судов о привлечении к административной ответственности независимо от их участия в рассмотрении дела в нижестоящей инстанции.

По словам адвоката Алексея Афонина, постановления касаются базовых вопросов, возникающих при рассмотрении дел судами апелляционной и кассационной инстанций, — кто, что и как может обжаловать, а также, как и в каком порядке решать возникающие у судов процессуальные вопросы при рассмотрении дел.

Владислав Куликов, Российская газета