Жителя Екатеринбурга судят за то, что пытался защитить свою семью



Сопротивление - Правозащитное движение



В Екатеринбурге судят примерного семьянина Андрея Благушина. Его обвиняют в причинении тяжкого вреда здоровью вандала, который разбил камеру видеонаблюдения, поставленную как раз для пресечения случаев хулиганства. Как дважды судимый преступник оказался потерпевшим, а обычный парень попал на скамью подсудимых, разбирался корреспондент «РГ».

Место действия — неблагополучный микрорайон, застроенный двухэтажными бараками. Их возвели как временное жилье для строителей и рабочих Уралмаша, но «временное» — понятие относительное: деревянным домишкам скоро исполнится сто лет, и последние 30 лет они включены в программу сноса ветхого и аварийного жилья.

— Видят, что барак, и думают, значит, алкаши и наркоманы здесь живут. А не все тут пьют и колются. Есть и нормальные люди, которые пока не могут позволить себе хорошее, нормальное жилье. Вот и приходится жить в нечеловеческих условиях, — рассказывает один из жильцов «вороньей слободки».

«Нормальные» — такие как семья Благушиных с двумя дочерьми восьми и трех лет — не опускают руки в ожидании переезда. Ремонт превратил барачные каморки во вполне сносное жилье.

— Андрей сделал все сам, — рассказывает его жена Жанна. — Я сейчас дома с младшей дочерью сижу, а он вкалывает круглые сутки. Днем на фирме грузоперевозок, ночью — для интернет-магазина грузы перевозит.

Работящий отец двух детей оказался на скамье подсудимых потому, что в этом районе слишком много «ненормальных». В подъезде Благушиных такие жильцы занимают первый этаж.

— Там постоянно собираются всякие. Крики, ругань, музыка ночами напролет, — рассказывает соседка Благушиных. — Полицию через день вызываем, а что она может сделать? Участковый так и говорит: «У нас каждый второй алкаш, всех не арестуешь».

Ради безопасности и по согласованию с соседями Благушины установили в подъезде камеру видеонаблюдения с выводом «картинки» на домашний компьютер. Последние кадры, которые она сняла в апреле прошлого года: как гость «первого этажа» поднимается на лестничную площадку и замахивается кулаком на объектив…

— Когда увидел на мониторе мужика, выбежал из квартиры, как был, босиком, — рассказывает Андрей Благушин. — Догнал его у выхода из подъезда, схватил. Он запнулся о ступеньку, упал на живот, под лесенку. Я крикнул жене: «Вызывай полицейских», — и удерживал его, пока они не приехали.

Вандала — дважды судимого Вопилова — увезли на освидетельствование в больницу. Медики зафиксировали у него две ссадины — на голове и руке. Ночь он провел в райотделе полиции, его сфотографировали, а утром отпустили. На заявление Благушиных с просьбой привлечь его к ответственности за порчу видеокамеры полиция ответила отказом, посчитав ущерб незначительным — меньше пяти тысяч рублей.

Однако через пять дней Вопилов снова оказался на больничной койке, и на этот раз у него диагностировали разрыв селезенки. В больнице он написал заявление, что на него напали неизвестные, а через пару недель, передумав, — другое, в котором виноватым назначил Андрея. По факту причинения тяжкого вреда здоровью полиция возбудила уголовное дело. «Пинал он его, — единогласно утверждают на суде представители «первого этажа». — Неоднократно бил ногой в нижнюю часть ребер».

Показания этих свидетелей, а также заключение медэкспертизы о том, что разрыв селезенки может проявиться через месяц (такие случаи описаны в научной литературе), и легли в основу обвинительного заключения.

— Я все думал, что следствие разберется, даже адвоката не нанимал. Но никому это не надо, — признается Андрей. — Например, где фотографии этого Вопилова после стычки? Выглядел он на них, как обычно, без синяков. Спрашиваю у полиции: «Где фото?». Говорят: «Потеряли». И так во всем. В документах путаница с датами, подписями, показания соседей в мою пользу следствие считает «созданием ложного алиби». Свидетелей, видевших, как Вопилов участвовал в драке через два дня после инцидента, не учли… Может, суд разберется?

Если посмотреть, как разбираются суды с травмами у правонарушителей, то, к примеру, жителя Рязани, который догнал и избил вора, утащившего из кафе бутылку водки, приговорили к трем годам условно. В Перми охраннику супермаркета, который «наказал» утащившего шоколадку воришку, назначили три года колонии. В Екатеринбурге охранника офиса сотового оператора, который ударил налетчика-наркомана по ногам, суд приговорил к восьми годам строгого режима, поскольку дебошир скончался на месте. Парень отсидел полгода, прежде чем апелляционная инстанция признала его невиновным и полностью оправдала.

Оправдания охранника добился адвокат Сергей Колосовский.

— Ситуацию с инцидентом в подъезде надо рассматривать в рамках статей 37 и 38 УК РФ о необходимой обороне, — пояснил он «РГ». — К сожалению, чаще всего право на необходимую оборону трактуется узко. Сотрудники следствия и дознания не понимают, что это такое и путают часть первую статьи 37-й с частью второй. При нападении, опасном для жизни, пределов необходимой обороны не существует, а при посягательстве, неопасном для жизни, нападение квалифицируется по более мягкой статье. В данном случае потерпевший явно демонстрировал антиобщественное поведение, которое нужно и можно пресекать. Так что в первую очередь нужно разобраться в ситуации, затем выяснить, не мог ли потерпевший при своем образе жизни получить травму где-нибудь в другом месте…

Видимо, своему образу жизни мужчина не изменил: судебные заседания прогуливает, на телефонные звонки не отвечает. Тем временем процесс продолжается. Андрей себя виновным не признает: «Мне не нужно пятно на биографии».

Ксения Дубичева, Российская газета