Ольга Костина: Хватит перекладывать ответственность на родителей и детей



Сопротивление - Правозащитное движение

Ольга Костина, председатель Совета Фонда поддержки пострадавших от преступлений

Председатель правления правозащитного общественного движения «Сопротивление», доверенное лицо президента России Ольга Костина прокомментировала в интервью сайту doverennielitsa.ru инициативу Мосгордумы провести в книжных магазинах столицы проверки на наличие изданий, которые могут нанести вред психическому здоровью детей.

Ранее в Пермском крае конфисковали с полок книгу Стейси Крамер «50 дней до моего самоубийства», которую эксперты посчитали представляющей опасность для жизни и здоровья детей. Эту книгу также изъяли из продажи в Москве.

«Тема сложная, я бы даже сказала, скользкая, но очень важная, – сказала Костина. – Мы живем в обществе с высокой информационной доступностью, и ограничить ее сложно. И самое лучшее решение для родителей – самим следить за тем, что читают их дети, прививать им культуру чтения. Но нужно понимать, что сейчас существует огромное количество не контролируемых и не ограниченных никакими законами и рычагами информационных возможностей. И меня поражает пассивность, и это самое мягкое слово, которое можно подобрать, государственной машины в этой области».

«Что касается книг, сайтов и т.д., я могу объяснять свою позицию, – продолжает Костина. – Тема самоубийства, книга, которая была изъята с прилавков, опасна. Наша общественная организация получила значительное количество обращений от родителей, в которых идет речь о том, что именно после прочтения подобной литературы дети уходили из жизни. Мы сейчас проверяем эти сообщения и после будем обращаться в прокуратуру. Есть целая ассоциация родителей, которые сами отслеживают подобную информацию и буквально снимают детей с крыши, и не только своих. Проблем много, но меня больше всего беспокоит одно – для того чтобы ограничивать такие вещи, для того чтобы что-то запрещать, нужно иметь общественное согласие и конкретную качественную экспертизу».

«Я росла в Советском Союзе, и у моих одноклассниц были родители, которые запрещали им читать, в том числе и из классики художественной литературы, — продолжает Костина. — Но воля родителей – это другая история, поскольку каждый воспитывает своего ребенка как он считает нужным. Но, когда государство вторгается в эту сферу, оно должно иметь четкие обоснования, почему это допустимо, а это нет. Наше государство таких обоснований сейчас не имеет. Мы не детей должны ограничивать с родителями, а бороться с этими опасными ресурсами. А у нас всегда какой-то перекос – требуем что-то запретить. У нас же есть законодательные возможности запретить размещение определенного контента в открытом доступе – порнографию, призывы к насилию, к терроризму, к вступлению в криминальные круги. Мне не кажется, что государство делает достаточно в этом направлении. И хватит перекладывать ответственность только на родительскую среду, на педагогов, на детей, на саму семью. Мне представляется, что ответственность здесь лежит и на госорганах, которые, на мой взгляд, могли бы быть и инициативнее».

По словам Костиной, все регламентные и законодательные меры, которые так или иначе ограничивают доступ к той или иной литературе, должны быть четко сформулированы и поддержаны обществом. «К сожалению, за последние несколько лет мы наблюдали такое количество абсурдных инициатив в области запретов на ту или иную информацию, что они уже вызывают у многих людей не сколько солидарность с действиями государства, сколько недоумение», — считает доверенное лицо президента.

Доверенные лица