«…Порча имущества в виде собаки»



Александр Кошкин
Автор:

Старший юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений Александр Кошкин о том, почему в России не работает законодательство о защите животных от жестокого обращения.

Александр Кошкин, старший юрист ФПП

В РИА Новости опубликована статья Анжелики Панченко «Был самым любимым ребенком в семье». История одного убийства» о том, как на глазах хозяйки была убита её собака. В Псковской области сельский житель, приманив пса, воткнул ему нож в горло. По факту убийства своей собаки Галина Паскевич написала заявление о преступлении, по результатам рассмотрения которого УУП МО МВД России «Невельский» капитаном полиции Семеньковым 3 августа 2020 года было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Мотивирован он тем, что Терещенков, нанося удар заточкой собаке, якобы, имел умысел исключительно на причинение гибели животному, чтобы своими действиями отомстить гражданке Паскевич за, якобы, гибель его кошки. Отдельно необходимо отметить, что собака Паскевич была убита через сетку забора, т.е. животное не представляло никакой опасности.

К сожалению, таких и подобных преступлений в России совершается очень много. На сегодняшний день статья 245 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за жестокое обращение с животными, фактически не работает. В большинстве случаев дело ограничивается написанием заявления о преступлении в полицию и получением на него ответа в виде постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

Чрезвычайно малый перечень квалифицирующих признаков, таких как «хулиганские побуждения», «корыстные побуждения», «садистские методы», «группа лиц» не дает этой норме выполнять функции по защите животных. Живодеры зачастую, объясняют свои действия другими мотивами, не отраженными в ст. 245 УК РФ и, в связи с этим, с легкостью уходят от уголовного наказания.

Например, в случае с убийством собаки, убийца рассказал участковому историю о, якобы, растерзанной собакой Паскевич кошке, т.е. уже не хулиганские побуждения, а личная неприязнь.

При этом, повторюсь, в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела нет ни слова о проверочных мероприятиях по установлению факта наличия кошки у Терещенкова, ни по факту гибели его кошки.

Я не берусь утверждать, лжет ли Терещенков или нет, но, отказывая пострадавшей стороне, участковый обязан был проверить правдивость его слов.

При таком подходе к расследованию данных уголовных дел, живодеры будут продолжать беспрепятственно, а главное, в соответствии с законом, уходить от уголовной ответственности.

В постановлениях об отказе в возбуждении уголовного дела, в прокурорских постановлениях об отказе в удовлетворении жалоб, практически всегда пострадавшей стороне рекомендуется обратиться в суд с иском о компенсации причиненного материального вреда, в случае с Паскевич из Невельской межрайонной прокуратуры она получила отказ с такой формулировкой, цитирую дословно: «Паскевич Г.В. имеет право взыскать в судебном порядке причиненный материальный вред в результате порчи ее имущества в виде собаки». Вот так вот «испортили» ее собаку.

Жестоко, цинично, но по закону!

Отсутствие возможности защищать здоровье и жизнь животных в судебном порядке по причине ограниченности квалифицирующих признаков и спорности формулировок статьи 245 УК РФ, в дальнейшем, с большой долей вероятности, может привести к сомосудам над живодерами.

ФПП