Справедливость и безопасность



Сопротивление - Правозащитное движение

Ольга Костина, председатель Совета Фонда поддержки пострадавших от преступлений

Ольга Костина – председатель Совета Фонда поддержки пострадавших от преступлений (ФПП), член Правительственной комиссии по профилактике правонарушений 22 января 2018 года вошла в число доверенных лиц кандидата на должность Президента РФ Владимира Путина. По информации СМИ Владимир Путин может встретиться со своими доверенными лицами уже 30 января. В кратком интервью для сайта ФПП Ольга Костина рассказала о том, что хотела бы положить в основу своей миссии.

ФПП: Ольга Николаевна, Вы уже второй раз входите в число доверенных лиц Владимира Владимировича Путина. Чем отличается выборная кампания этого года от кампании 2012 года?

Ольга Костина: Мне кажется, кампания будет совсем иной. И Президент, и его администрация стараются больше прислушиваться к тем запросам, которые идут от граждан. Впервые за последнее время мы слышим нелинейные вещи, о которых знали, но с высоких трибун не слышали. Речь идёт и о бедности, и о необходимости другого более высокого социального уровня. Формируется совершенно новая рабочая программа.

Я рассчитываю, что нам удастся донести до Президента и всех наших соратников два очень важных момента. Первый – в обществе очень высок запрос на справедливость, второй – запрос на безопасность.

В случае с безопасностью мы понимаем, что живём в очень сложном мире, в котором в последнее время стали проявляться забытые жесточайшие преступления. Причём совершают их порой очень молодые люди. Вопрос безопасности абсолютно очевиден. По одному из недавних опросов ВЦИОМа, несмотря на то, что наши граждане проявляют вполне серьёзную стойкость к этим вызовам, они испытывают страх стать жертвой теракта.

Вопрос справедливости, может быть, даже более важен, потому что ощущение несправедливости в обществе разрушает отношения между гражданами и подрывает доверие к власти. Я поясню, что имею в виду. Мы видим реформы, но не видим успехов. Складывается ощущение, что отсутствие эффективности лежит в плоскости ответственности чиновников. Нам постоянно говорят, что у нас падает уровень преступности, но потом оговариваются, что зарегистрированной, а мы знаем, что значительное число наших граждан не желает связываться с правосудием. Как показал опрос, который Фонд поддержки пострадавших от преступлений провёл вместе с ВЦИОМом – в виду бессмысленности этих усилий. Мы всё время забываем спросить о главном: «Почувствовал ли человек себя защищённым?». И, если он пострадал: «Почувствовал ли он помощь государства, которому он платит налоги?». Наверное, поэтому мы не совсем понимаем реальный размер криминальных угроз, а так же структуру преступности в нашей стране.

Недавно от прокуратуры мы услышали, что в стране происходит резкий рост мошенничества. Эти цифры приводятся не для того, чтобы шокировать общественность, а для того, чтобы привлечь внимание к проблеме. А от этого внимания отталкиваются все реформы, которые мобилизуют ресурсы для того, чтобы противостоять вызову. Мне кажется, что продолжение точечных поправок в законы, которое лоббирует то или иное ведомство, бесконечные «перестройки-пересадки-посадки» не дают результатов. Сегодня необходимо услышать самих граждан. Что они думают о реформах, как они себя ощущают в тех условиях, которые сейчас есть в стране. Постоянные споры о том, что необходима более свирепая политика в области уголовного права или, наоборот, бесконечная гуманизация, просто бессмысленны. Разговор идёт об адекватности и справедливости уголовного закона и правосудия, а не его ужесточении или облегчении.

ФПП: Ситуация с преступностью в России не статична – это очень «подвижный механизм». Насколько новые вызовы повлияют на политику будущего Президента России?

Ольга Костина: Мне кажется, сегодня Президент очень хорошо понимает, что внутренние вызовы, это прекрасный повод для внешних угроз, в том числе и для террора. Нам надо чётко уяснить, что две задачи – уверенность гражданина в безопасности и уверенность гражданина в адекватности и справедливости – два принципиальных фактора, создающих общество. Пока мы не будем как один, заступаться за очевидные ценности, мы всё время будем на грани выживания.

Мы должны понимать, что авторитет Владимира Владимировича Путина велик. Инициативы в области общественной безопасности – это всегда инициативы, которые должны поддерживаться первым лицом. В нашей стране, если об этом не скажет Президент, не поставит такую задачу – вряд ли дело сдвинется.

Аналогичные усилия принимает и профессиональное научное сообщество. Неоднократно принимались попытки создания доктрины уголовной политики. Сейчас Совет Федерации со своей стороны старается предложить системные подходы. Даже есть идея создания при Президенте Центра уголовной политики.

А новые вызовы могут возникать постоянно, и это не значит, что надо постоянно корректировать закон. Достаточно системного анализа на соответствие вызовам и достаточно создания прочного каркаса уголовного закона в России. Всё остальное корректируется правоприменением, мерами, которые потянут за собой какие-либо изменения в информационной политике, в системе государственной безопасности.

ФПП: Как Вы, как доверенное лицо Владимира Путина, определяете свои задачи?

Ольга Костина: Мы должны донести до Президента не просто критику, а, в первую очередь, предложения. Хотелось бы, чтобы он услышал не только своих назначенцев, но и людей «снизу».

К сожалению, наше совсем не слабое научное сообщество, разумное, взвешенное и опытное, сегодня фактически отстранено от дискуссий. Посмотрите, кто участвует – политики, депутаты, сами участники системы, но научное сообщество отстранено от обсуждения изменений. Когда государство делает такие важные шаги в сфере защиты гражданина – у него должны быть железобетонные объяснения и уверенность, что это сделать можно. А на чём основывается наша уверенность? У нас происходит рост числа определённого вида преступлений и тут же поступают предложения их декриминализировать, происходит рост числа мошенничеств и следом предложения помиловать преступников по амнистии. Человек, который на это смотрит с дивана у телевизора и не защищён ни мигалками, ни деньгами не понимает почему так происходит. Но наш народ очень легко «взрывается» когда доходит «до края» в вопросах справедливости.

Если говорить о задачах в сфере защиты прав потерпевших, то в этих вопросах роль Президента высока. Были моменты, когда «завис» закон «О защите прав потерпевших» и только Президент сделал решительные шаги и закон был принят. Что удивительно – все были «за» — все депутаты, все сенаторы. Но не двинулось ничего, пока Владимир Путин не взял в руки письмо с просьбой поддержать законопроект. Удивился, что он есть! Удивился, что он застрял! И законопроект сразу пошёл. Итоги голосования в обеих палатах парламента были единогласны.

Сейчас, конечно, проблемы стоят шире – необходимо медицинская помощь гражданам, которые стали потерпевшими, социальная реабилитация. У чиновников есть понимание необходимости решения этих проблем. Но принципиальный разговор о системных изменениях в этой области сегодня более чем востребован. Мне кажется, сдвинуть этот разговор может только Президент. Я уверена, что, если такой сигнал прозвучит, то эта работа пойдёт. Все экспертные круги к ней готовы.

Беседовал Юрий Голов, ФПП