Тимур Чекуев: «Определение необходимой обороны зависит исключительно от правоприменителя!»



Сопротивление - Правозащитное движение

Тимур Чекуев, юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений

8 сентября в Общественной палате РФ обсуждали инцидент со стрельбой в цыганском поселке в Екатеринбурге. Жертвами кровавой стрельбы стали три человека. Участник конфликта Олег Шишов – именно к нему на «разборку» прибыло как минимум 16 человек, вооруженных холодным и огнестрельным оружием – в Общественной палате РФ рассказал о первопричинах конфликта. Члены ОП РФ попытались разобраться в трагической ситуации. Участником дискуссии о том, что такое пределы необходимой обороны стал и юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений (ФПП) Тимур Чекуев.

Тимур Чекуев, юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений:

Актуальность темы необходимой обороны сегодня столь высока, что у экспертов уже сформировались два чётких определения: либо российское законодательство, связанное с необходимой обороной, необходимо менять, либо в России откровенно чудовищная правоприменительная практика. Далеко не всегда адекватные действия наших граждан, действующих в защиту своей семьи, рассматриваются по статье 37 УК РФ («необходимая оборона»). Очень часто обороняющиеся граждане получают тюремные сроки по статьям 105 УК РФ («убийство») или 111 УК РФ («умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»).

Между тем, Уголовный кодекс РФ, Уголовно-Процессуальный кодекс РФ, постановление Пленума Верховного суда РФ дают весь инструментарий правоохранительным органам для того, чтобы правильно квалифицировать ту или иную ситуацию, связанную с необходимой обороной. Следовательно, такова правоприменительная практика, фактически нивелирующая действующее законодательство.

Приведу простой пример. Четыре человека – двое мужчин и две женщины ворвались в квартиру к гражданину М. С порога мужчину начали избивать, повалили на диван, начали избивать его там, после чего ударили табуреткой по голове, пытались ударить кирпичом. После этого нападавшие начали угрожать его сожительнице. В её адрес посыпались оскорбления и угрозы изнасилования. В какой-то момент гражданин М. взял нож и сказал: «Уходите!» Мужчины не послушали и пошли на него. В итоге у одного из них средний вред здоровью, у другого тяжкий вред здоровью. Суд постановил, что гражданин М. превысил пределы необходимой обороны. Судебный орган исходил из того, что гражданину М. не был причинён вред здоровью. В то же время, цитирую судебное решение: «…нанесение ударов ножом потерпевшим, было не обосновано и не отвечало требованиям соразмерности защиты…».

У меня вопрос к правоприменителю. Человек, которого избивают табуретами и кирпичами должен быть медиком, чтобы определить степень тяжести увечий, которые он получит? С чем он должен соизмерять силу летящего в его голову кирпича? Как он должен понять, что табурет, кирпич или кулак не убьют его?

Подобное судебное решение было бы ещё объяснимо, если бы на гражданина напал один человек, но когда врывается целая группа людей…

Что характерно. Если бы у гражданина М. были повреждения хотя бы средней степени тяжести – его действия сочли бы соразмерными. Если бы он своими действиями нанёс нападавшим легкий вред здоровью, то его действия так же сочли бы соразмерными. Но у нападавших средний и тяжёлый вред здоровью, а гражданину М. повезло не получить увечий. Именно эти критерии являются сегодня основными для вынесения судебного решения. Если человек пострадал, но ему не был причинён вред здоровью, то у вас будет 114 статья УК РФ. Если он пострадал и адекватно ответил тем же – будет необходимая оборона. Учитывая, что ситуация нападения для человека всегда будет стрессовой, адекватно оценить её никто не сможет. Как человек должен узнать какой, в конечном итоге, будет причинён вред его здоровью? Удар кулаком может не оставить никаких следов, может оставить синяк, может сломать кость, а может убить.

Между тем, Пленум Верховного суда РФ говорит о том, что при определении необходимой обороны вам должен быть причинён вред здоровью или была реальная угроза жизни и здоровью. Правоприменительная практика, решения суда, практически не берут в расчёт реальную угрозу, состояние обороняющегося лица и не учитывают все обстоятельства, при которых происходит инцидент. Статья 37 УК РФ не говорит о том, что должен быть причинён вред здоровью. Там говорится о посягательствах, опасных для жизни и здоровья.

Подводя черту под выше сказанным, считаю, что Егор Шишов действовал абсолютно правомерно. Он вышел за пределы своего дома, поскольку имел все основания беспокоиться за жизнь своей жены и своих детей. Он встретил нападавших за воротами для того, чтобы предотвратить расправу над близкими. Он специально вышел за пределы своего дома, понимая всю тяжесть ситуации. Когда приезжает группа вооружённых людей и начинает стрелять, подобные действия абсолютно правомерны.

А вот, что делать в такой ситуации людям, у которых дома нет карабина, вопрос, который требует системного подхода.

Фонд поддержки пострадавших от преступлений (ФПП)