Лишенные детства



Сопротивление - Правозащитное движение



Положение несовершеннолетних в нашей стране становится почти критическим. Насилие в семье, жестокое обращение педагогов в школах и детских садах, преступники, «охотящиеся» за детьми на улице и в интернете, — все эти факторы заставляют наше юное поколение взрослеть гораздо раньше времени. Что же нужно сделать, чтобы ситуация изменилась к лучшему? В понедельник, 12 октября, на этот вопрос отвечала Алина Радченко, руководитель аппарата Общественной палаты РФ, председатель попечительского совета фонда «Мое поколение»

Ильмира Маликова: Не так давно к нам в движение «Сопротивление» приходила женщина, которая руководит региональным отделением Российского детского фонда. Она рассказала, что в регионах наблюдается колоссальное количество случаев насилия над детьми. Это особенно характерно для ситуаций, когда родители ведут асоциальный образ жизни, а дети предоставлены самим себе. Такие дети часто оказываются на улице. И на фоне этого вводится, например, «комендантский час». Мера хорошая, но что делать с такими детьми дальше? Вот, скажем, нашли ребенка на улице в двенадцать часов ночи. И что с ним делать?

Алина Радченко: Самое страшное, что этого ребенка возвращают в семью, в которой против него и было совершено насилие. Государство, приняв такой закон (о «комендантском часе»), расписалось в собственной беспомощности. Мол, товарищи родители, мы ничего не можем сделать для защиты ваших детей, заберите их к себе обратно. Но государство при этом не задумалось, что необходимо создать площадку, место, где дети в это время могли бы находиться, будучи защищенными. В том числе от тех же нерадивых родителей, от которых они убегают. Даже в нашем проекте «Детство» предусмотрено создание такого направления, как дружественный по отношению к детям город, регион, район, если хотите. Там продумывается все, что связано с детьми, с их интересами, в том числе места, где дети могли бы проводить время.

Ильмира Маликова: По инициативе Общественной палаты президентом было принято очень важное решение: в сентябре появилась должность федерального уполномоченного по правам ребенка при Президенте Российской Федерации…

Алина Радченко: Да, Общественная палата вышла с предложениями, и они нашли отражение в указе президента. Собственно, аппарату Общественной палаты и было вменено в обязанность обеспечивать деятельность уполномоченного. Я считаю, что это большое продвижение общественности в вопросах защиты прав ребенка. И даже не столько в вопросах защиты, а, скорее, в вопросах формировании права ребенка как такового. Потому что институты уполномоченных по правам ребенка в регионах существовали и раньше. Кстати, Алексей Головань, ставший уполномоченным при президенте, представлял такой институт в Москве. Но этот институт был ликвидирован. Тем не менее, потом он был возрожден в новом качестве и сегодня в большей части занимается восстановлением нарушенных прав ребенка. То есть, действует в ситуации, когда права ребенка уже нарушены и необходимо найти способы его защиты. Но вот самого института права, то есть, достойной защиты со стороны всех государственных органов, такого института у нас в стране пока не создано. И, думаю, он еще долго не будет создан. Поэтому мы видим свою задачу в том, чтобы формировать общественное мнение. И предпринимать серьезные изменения, кардинальные изменения, на уровне принятия решений. Поэтому институт уполномоченного по правам ребенка, я считаю, одно из достижений общественности. Наверное, вы знаете, что на площадке Общественной палаты Ольга Костина возглавила межкомиссионную рабочую группу, которая намерена заниматься вопросами детства и молодежи на системной основе. Многие члены Общественной палаты занимаются проблемами детей, среди них, например, Леонид Рошаль, Олег Зыков и другие. Каждый из них занимается каким-то своим направлением. И вот Ольга Костина как раз объединила разных людей, разных экспертов внутри Общественной палаты. Кроме того, мы часто приглашаем к работе экспертов за ее пределами — общественников, специалистов в разных сферах, которые, приложив свои усилия, создали этот системный подход, когда в каждой отрасли, в каждом отдельном направлении права ребенка всегда находятся в экспертной позиции.Сегодня палате дана возможность экспертировать абсолютно все законы, которые поступают в Государственную думу. Если мы будем смотреть их с точки зрения защиты прав ребенка, то, во всяком случае, будет идти постоянная работа по совершенствованию законодательства, созданию системы защиты прав детей.

Ильмира Маликова: На сегодняшний момент, конечно же, нужны механизмы, которые каким-то образом прописывали бы права детей. Но существует конвенция о правах ребенка, которая в России до сих пор не ратифицирована. Это, на самом деле, нонсенс. На государственном уровне мы еще не готовы к этому?

Алина Радченко: Я считаю, что да. К сожалению, в большинстве своем мы относимся к проблемам детства по тем стереотипам, которые у нас бытовали с давних времен. Мол, вот раньше детство было еще хуже, тем не менее, все как-то обошлось, образование у нас самое лучшее, и тому подобное. То есть, у нас как всегда идет надежда на авось.Более того, хочу сказать, что, анализируя обращения граждан, которые поступают в Общественную палату, мы выявляем серьезную обеспокоенность родителей так называемыми «протестными» настроениями детей. Эти родители требуют ни в коем случае не вводить ювенальную юстицию, потому что, по их словам, «дети так оборзели, что дай им право, так они начнут судиться с собственными родителями»… «Они не управляемы» — говорят родители. То есть, понятие управляемости для них — это, скорее всего, послушность, подчиненность. Грубо говоря, если родитель не понимает своего ребенка, ему проще оградить его от современной жизни, «защитить» его полным бесправием, и тогда, в его понимании, с ребенком все будет хорошо. Вот эта отложенная жизнь и вот эти стереотипы, они автоматически начинают преобладать и во власти. Единственное, что может сломать такое мнение, это какие-то сложные жизненные ситуации. Попадая в них, люди начинают иначе смотреть на мир. Все четыре года мы твердим о том, что проблему детства необходимо выносить на щит, нужно твердить, трубить… Пока мы трубим только на уровне маленьких региональных благотворительных организаций, которые занимаются реальными проблемами. К сожалению, вот такая «ломка» либо происходит на личном опыте, либо вырабатывается постоянной системной работой, направленной на переформатирование этих стереотипов, знаете, как вода камень точит. И вот здесь наша с вами задача, задача общественности состоит в том, чтобы эту нить все время продолжать. Другого способа, честно вам признаюсь, я пока не вижу.