По данным уголовного розыска…



Сопротивление - Правозащитное движение



Уголовный розыск сегодня — одно из наиболее крупных подразделений МВД, сотрудники которого раскрывают две трети уголовных дел в стране. Кроме того, в их компетенции находится розыск пропавших без вести граждан. А таких в России за год насчитывается около семидесяти тысяч человек. О том, как идут розыскные действия по тем, кто пропал без вести, в понедельник, 20 октября, рассказали заместитель начальника оперативно-розыскной части по линии уголовного розыска ГУВД по городу Москве Андрей Щуров и начальник Бюро регистрации несчастных случаев ГУВД по городу Москве Борис Максимкин.

Ильмира Маликова: Тема нашего эфира довольно тяжелая, ведь истории людей, пропавших без вести, как правило, истории трагические. А ежегодное количество пропадающих без вести в стране и в Москве вызывает тревогу. Давайте начнем с того, что определим, вызывает тревогу.

Андрей Щуров: Пропавшим без вести считается лицо, исчезнувшее внезапно и без ведомых причин, местонахождение и судьба которого остаются неизвестными.

Ильмира Маликова: Какова динамика этого явления? Количество таких людей в последнее время увеличивается или уменьшается? И, может быть, это связано с какими-то определенными обстоятельствами?

Борис Максимкин: Я сказал бы, что количество пропавших уменьшается. По количеству звонков, поступающих в Бюро несчастных случаев, можно об этом судить. Если раньше мы принимали до пятисот звонков в день, то сейчас столько звонков уже не поступает; сейчас мы принимаем от трехсот до четырехсот сообщений. Если в 90-е годы мы ежедневно принимали примерно тридцать граждан, то сегодня мы принимаем по пятнадцать-двадцать заявителей в день. Это свидетельствует о том, что количество пропавших уменьшилось. Однако по статистическим сведениям, по учету, который у нас ведется, мы констатируем некоторое увеличение поступления заявлений. Это связано с тем, что ужесточился прием и регистрация таких заявлений. Поэтому мы констатируем, что за девять месяцев текущего года рассмотрено примерно на пятьсот заявлений больше, чем за аналогичный период прошлого года. И в общем числе, вместе со всем розыскным аппаратом города (это территориальные отделы внутренних дел, окружные управления и управления уголовного розыска), мы рассмотрели более четырех с половиной тысяч заявлений.

Ильмира Маликова: С одной стороны, 4,5 тысячи заявлений — это цифра достаточно шокирующая. Но сколько пропавших находятся?Андрей Щуров: Чтобы было понятно, скажу, что из четырех с половиной тысяч поступивших заявлений три с половиной тысячи пропавших без вести мы нашли в рамках первоначальных материалов, то есть, без заведения розыскных дел, в период от трех до десяти суток. По оставшимся фактам заведены розыскные дела. Если брать статистику текущего года, то примерно из тысячи розыскных дел порядка девятисот пятидесяти нами уже установлены. То есть, в текущем году у нас осталось порядка пятидесяти дел. Это сравнительно небольшое количество. Просто оперативно-розыскные мероприятия проводятся в течение пятнадцати лет с момента заведения розыскного дела, поэтому вот эти «остатки» дел, естественно, с каждым годом в какой-то степени  увеличиваются. Хотя, если сравнивать с аналогичным периодом прошлого года, мы констатируем сокращение остатка дел приблизительно на пятьдесят заявлений. Но это цифры. А в общем и целом, я считаю, что, особенно учитывая большое количество заявлений и качественный личный состав, город сегодня справляется со своими функциями в части розыска без вести пропавших граждан.Ильмира Маликова: Я обращаюсь к Борису Максимкину, начальнику Бюро регистрации несчастных случаев ГУВД по городу Москве. Как ваше ведомство осуществляет свою деятельность, как сотрудничает с уголовным розыском и какова история вашего ведомства?

Борис Максимкин: Где-то в середине 30-х годов прошлого века было создано Бюро несчастных случаев. Постепенно бюро приобретало какие-то другие формы, подчинялось и ГАИ, и информационному центру, и дежурной части. В начале 90-х мы обратились в Правительство Москвы с предложением о создании единой справочной службы. Для чего это было сделано? Для того, чтобы разгрузить сыщиков уголовного розыска от первоначальных мероприятий. То есть, сначала звонок поступает к нам, мы выясняем, где человек находится, и сообщаем гражданам. А уж если мы человека найти не можем, то тогда мы перенаправляем обратившегося в милицию. Таким способом мы разгрузили уголовный розыск. Сейчас подразделение, которым я имею честь командовать, подчиняется службе криминальной милиции. Мы работаем в неразрывной связи с уголовным розыском. Наше подразделение представляет собой что-то вроде информационно-поисковой системы. К нам поступает информация из лечебных учреждений и моргов города и области — мы обслуживаем  Москву и Московскую область. Кроме того, с нами взаимодействует Московское управление железнодорожного транспорта, воздушного транспорта. То есть, вся информация о несчастных случаях, произошедших в Москве и Московской области, стекается к нам в режиме реального времени. База данных обновляется через каждые три часа. Наши операторы используют эту базу при ответе на звонки граждан. И еще раз хочу заметить, что большинство пропавших мы находим.