Силовые реформы



Сопротивление - Правозащитное движение

Матвей Гончаров

В ходе интервью, которое Дмитрий Медведев дал трем российским каналам несколько дней назад, Президент озвучил инициативу подписания указа о реформировании системы МВД. К вечеру того же дня он подписал этот указ, что вызвало резонанс в экспертной среде. О необходимости реформы, о ее плюсах и минусах в понедельник, 28 декабря, рассказал Матвей Гончаров, руководитель экспертной группы комиссии Общественной палаты РФ по контролю за деятельностью правоохранительных органов и реформированию судебно-правовой системы, координатор спец-проектов правозащитного движения «Сопротивление».

Ильмира Маликова: Итак, реформа МВД. Эту реформу уже давно ждали и граждане, и сотрудники самой системы, которые хотят изменить ситуацию, сложившуюся на сегодняшний момент, и изменить отношение населения  к правоохранительным органам. На ваш взгляд, возможно ли реформирование системы МВД в тех параметрах, которые задал Президент РФ?

Матвей Гончаров: Я думаю, что реформирование возможно, более того, оно нужно. Поскольку события последнего времени показывают, что такая необходимость действительно назрела. Главное в реформах — это не спешить, сделать все разумно и ориентироваться на те потребности, которые испытывают сейчас правоохранительные органы, в частности, органы внутренних дел. Что касается того, что говорил Президент по поводу сокращения штата — возможно, это и нужно сделать, поскольку многие считают (и не только граждане, но и экспертное сообщество), что у нас слишком большой штат. Ведь милиция — это не только ДПС и ППС, это множество других  подразделений, которые выполняют различные функции правоохранительного характера. Я полагаю, что в первую очередь необходимо изменить стандарты и систему образования правоохранительной направленности. Сейчас в системе образования есть определенные проблемы. Нет каких-то единых стандартов, нет курсов по виктимологии — науке о жертве. И даже криминология — одна из основных наук в такой системе образования — не всегда включается в основной курс. Поэтому необходимо переориентировать правоохранительную систему с работы с обвиняемым лицом на работу с жертвой. Кроме того (и это достаточно распространенное мнение), должно быть достойное материально-техническое обеспечение. Нужно поднять авторитет милиции, сделать так, чтобы люди стремились идти служить в правоохранительные органы.Ильмира Маликова: Уже не первый раз мы слышим, что все упирается в форму и размер оплаты. Получается, что именно зарплата лежит в корне реформы? Или есть и идеологическая составляющая?Матвей Гончаров: Нет, в основе, естественно, лежит идеология. Если не будет самого стержня, то проблему никогда не решить. Важно мотивировать людей и направлять их в соответствующее русло. Конечно, я не откажусь от своих слов о том, что деньги играют значительную роль в этом вопросе. Но без идеологии проблему решить невозможно.

Ильмира Маликова: В недавнем своем интервью начальник ГУВД Владимир Колокольцев сказал, что в московской милиции служат совершенно обычные люди. Однако очень часто такие «обычные люди» — это те, кто шел в милицию далеко не по идейным соображениям. Они несдержанны, они готовы поднять руку на окружающих. Так, может быть, инициатива Президента о сокращении штата на 20% подразумевает, что милицию нужно очистить от таких людей? Почему именно 20%?

Матвей Гончаров: Я могу ошибаться, но, по-моему, на данный момент общая численность Министерства внутренних дел составляет 1,2 млн. человек. По данным переписи населения, в России сейчас проживает 141 млн. граждан. Из них — внутренние войска составляют порядка 250 тыс.Вполне справедливо говорится, что любая реформа сродни переезду или войне. Потому что любая организационная структура, тем более такая огромная, как правило, переживает такие вещи достаточно болезненно. Я надеюсь, что просто сокращение людей будет не последней организационной мерой. Здесь, мне кажется, проблема еще и в том, что в период распада Советского союза ситуация у нас была упущена. Уделялось слишком мало внимания таким важным моментам, как, например, работа и реформирование правоохранительных органов. Надо сказать, что впоследствии реформы проводились достаточно часто, однако все они были ситуативными. За последние десять лет МВД совершает попытку реформирования уже в четвертый или пятый раз. И вот представьте себе такую огромную машину, которую постоянно пытаются переделать. А в итоге получается, что задача реформирования ставится, а сама реформа не идет, и через год задача ставится заново.

Ильмира Маликова: Когда граждане говорят о милиции, они не говорят о ней в общем и целом, как о неком большом институте, они говорят о тех, с кем сталкиваются каждый день — это участковые, гаи или патрульно-постовая служба. То есть, те, кого они видят глаза в глаза. И из того отношения, которое они к ним испытывают, собственно говоря, формируется отношение ко всей системе. Поэтому одна из первых инициатив, которые предлагают граждане, состоит в том, что участковые-уполномоченные должны быть обучены самым разным дисциплинам. И это, на самом деле, не пустой звук…

Матвей Гончаров: На самом деле, это очень показательно, потому что от любой встречи с сотрудником в погонах, особенно если она была неприятной, осадок порой остается очень надолго. А бывает, что и на всю жизнь. Поэтому я поддерживаю такое мнение и могу только развить эту тему. Ведь это должно относится не только к участковым, но и к инспекторам безопасности дорожного движения, сотрудникам ППС и так далее. В целом, все сотрудники в форме должны быть воспитанными, интеллигентными людьми, ведь они представляют государство, они представляют власть. И они должны четко осознавать, что их главная обязанность — защищать граждан.