К вопросу о жилье для детей-сирот



alttext

Алексей Головань
Директор благотворительного центра "Соучастие в судьбе"

В России реализуется программа по обеспечению жильем детей-сирот, но реализуется она не в полной мере. Однако дети-сироты не могут ждать: выходя из детских домов и образовательных учреждений, они должны точно знать, что дальнейшая их жизнь начнется в собственном жилье. Как должна осуществляться эта программа, какие права нарушаются и как можно их защитить?


В студии «Радио России» ведущая программы «Право на защиту» Ильмира Маликова и директор благотворительного центра «Соучастие в судьбе» Алексей Головань обсудили обеспечение жильем детей-сирот в России.
Ильмира Маликова: Итак, президент и правительство дают распоряжение: обеспечить жильем детей-сирот. Распоряжение спускается на региональный уровень, и там начинают работать местные экономические законы, помноженные на местную специфику, иначе не было бы нарушений при строительстве домов для детей-сирот. Встречаются и завышенные цены на жилье. Все это делается не в интересах детей-сирот.
Алексей Головань: Тема обеспечения жильем детей-сирот многие годы была очень острой и, к сожалению, продолжает таковой оставаться. Несмотря на то, что с 1 января 2013-го года изменился порядок обеспечения жильем детей-сирот, — он помог защитить интересы нескольких новых категорий сирот, которые раньше не имели возможности претендовать на обеспечение жильем от государства, — но он отчасти усугубил ситуацию: число ребят, которые подлежат обеспечению жильем, значительно возросло.
Общаясь с законными представителями детей-сирот в регионах, я продумал несколько рекомендаций для возможно более полной реализации этого права. В настоящее время более ста тысяч выпускников детских домов и детей-сирот, которые находились на воспитании в семьях, имеют право на жилье, но еще его не получили: в регионах существует очередь на получение жилья, и она составляет от трех — пяти до двенадцати — четырнадцати лет.
Ильмира Маликова: Это же очень  долго! Выпускники выходят из детских домов примерно в 17-18 лет, через три года им 20-21. Трудно представить, где проведет эти три — пять лет выпускник детского дома, не говоря уже о двенадцати.
Алексей Головань: Я недавно разговаривал с представителями департамента социальной защиты одного из регионов Центрального федерального округа, — у них в этом году будет обеспечено жильем триста сорок детей-сирот. И все триста сорок обеспечиваются не потому, что подошла их очередь, а потому, что есть решение суда: ребята сами обращаются в суды, а по решению суда они должны обеспечиваться жильем немедленно. А это ребята, которые ждут жилье по семь — восемь лет! Когда сирота ждет три года — это еще нормально.
У меня есть несколько рекомендаций ребятам, которым еще не исполнилось восемнадцать лет, которые находятся еще либо под опекой в семьях, либо в учреждениях.  Необходимо, чтобы они обязательно  до того, как им исполнится восемнадцать, попали в региональные списки детей-сирот, которые подлежат обеспечению жильем, и чтобы они имели подтверждение включения в списки.
Второй важный момент — чтобы ребята имели статус оставшихся без попечения родителей. Это в первую очередь касается детей, попавших под опеку: четкого статуса оставшихся без попечения родителей у таких детей нет. Бывает даже, что такие ребята включаются в списки, но из-за отсутствия статуса их по достижении восемнадцати лет из списков вычеркивают. Обращаю внимание всех опекунов! Если биологические родители не лишались родительских прав, сейчас нужно срочно добиваться того, чтобы был получен соответствующий статус.
Теперь коснемся ребят, которым уже исполнилось восемнадцать лет. Важно: сейчас по новому распорядку предоставления жилья детям-сиротам, жилье должно предоставляться по достижению совершеннолетнего возраста, если сироты сами не написали заявления о том, что они просят предоставить жилые помещения позже. Например, кто-то пошел в армию, кто-то уехал учиться. Если заявления нет, то жилье должно предоставляться по достижению восемнадцати лет.