Какие проблемы волнуют наших детей?



alttext



Тема детских суицидов достаточно широка. Она включает в себя проблемы родителей, окружения и самих детей. Существует выражение «доведение до самоубийства».  Для подростка вещи, которые очевидны и важны для людей старшего возраста, кажутся совершенно несущественными. Если ребенок принимает решение уйти из жизни, значит, к этому его подтолкнуло общество и окружение, которое не обратило внимания, не создало условий, не отвратило от этих мыслей, просто упустило. О проблемах детского суицида, о том, какие проблемы волнуют несовершеннолетних, и о том, как работает детский телефон доверия, ведущая программы «Право на защиту» Ильмира Маликова побеседовала с руководителем Центра экстренной психологической помощи МГППУ Олесей Вихристюк.

Ильмира Маликова: Олеся Валентиновна, вы руководитель Центра психологической помощи. Давайте очертим круг вашей работы и забот. Чем занимается Центр?

Олеся Вихристюк: Центр занимается оказанием экстренной психологической помощи детям, родителям и педагогам. Мы работаем в основном на образовательную систему. Основной нашей задачей является оказание помощи двумя способами: во-первых, телефон доверия — это самый быстрый способ, так как ребенок и родитель может позвонить в любое время на горячую линия и получить первичную помощь, во-вторых, непосредственно оказание помощи в экстренных и чрезвычайных ситуациях. Второй способ подразумевает выезды на места чрезвычайных ситуаций и оказание помощи, либо выезды в образовательные учреждения, где случаются, к сожалению, разные кризисные ситуации, в том числе, и трагические. Еще одно важное направление нашей деятельности — научно-практическое. Наша организация и практикой занимается, и научные исследования проводит. Мы ведем исследования в области психологической безопасности образовательной среды, в области комфортности, чтобы детям было так или иначе в школе хорошо. Также проводим исследования, связанные с экстренной психологической помощью.

Ильмира Маликова: К вам в Центр можно прийти и попросить помощи? Или вы работаете только с образовательными учреждениями?

Олеся Вихристюк: В большей степени мы работаем с образовательными учреждениями. Но у нас четыре телефонных линии, поэтому люди могут в любой момент позвонить, получить помощь или информацию о том, куда в их городе можно обратиться за ней.

Ильмира Маликова: Я бы хотела сделать акцент на том, что вы московская структура, потому что принадлежите Московскому городскому психолого-педагогическому университету. Москва — своеобразный город: есть Москва, а есть Россия. В столице сосредоточенно огромное количество проблем, как схожих с проблемами всего населения нашей страны, так и связанных непосредственно с проживанием в этом городе. По вашей практике, по тому, как вы наблюдаете за тем, что происходит с москвичами и гостями столицы,  Москва — очень жесткий город? На мой взгляд, Москва — город, который ломает людей, город, где никому ни до кого нет дела. 

Олеся Вихристюк: Как бы там ни было, наши дети живут в этом городе. Это город, в котором они родились, и явления Москвы дети впитывают с самого раннего возраста. Конечно, многие проблемы мегаполиса могут отличаться от проблем регионов, но тем не менее, многие обращения на телефон доверия, а это всероссийский телефон доверия — он создан во всех регионах, говорят о том, что проблемы, волнующие детей практически всегда одни и те же,  мало того, они были и раньше. Это проблемы неразделенной любви, одиночества, непонимание со стороны родителей.

Ильмира Маликова: У нас сейчас, как бы мы ни старались, не очень благополучная страна. Понятно, что детей волнуют проблемы любви и понимания в семье, а затрагивает ли их проблемы бедности, криминогенных страхов? Реагируют ли дети на это?

Олеся Вихристюк: Вы знаете, на прямую дети об этом не говорят, но по обращениям чувствуется, что их сильно волнует проблема социального расслоения общества. Дети особенно остро это чувствуют. Сейчас во многих школах вводят школьную форму, но в некоторых этого не делается. Целые трагедии разыгрываются, когда родители не могут купить ребенку дорогой телефон. Он приходит в школу и видит, что у одноклассников телефоны нового поколения, а у него старенькая модель. Еще возникает трагедия, когда несовершеннолетний не может себе позволить дорогостоящие походы в кинотеатры, кафе.

Ильмира Маликова: Мы заговорили о введении формы, с вашей точки зрения, как психолога, есть ли по этому вопросу какие-то опасения?  Говорят, что новая форма всех уровняет: никто не будет хвастаться новыми джинсами, кофточками. Но с другой стороны, покупка этой самой формы станет проблемой для некоторых семей. Нам известно, что есть семьи неблагополучные, с материальными проблемами, но стремящиеся образовывать своих детей, а есть семьи, в которых родители алкоголики, чьи дети из последних сил ходят в школу, но им эта форма точно никогда не будет куплена. Не получится ли так, что какая-то часть детей в школу ходить не будет, потому что без новой формы их туда пускать не будут.

Олеся Вихристюк: Нет, я думаю такой проблемы у детей не возникнет. Форма может быть самой простой: белый верх, черный низ — то, что дисциплинирует. Но я бы посмотрела несколько с иной стороны, детям свойственно чувствовать принадлежность к некому сообществу. Для них очень важно чувствовать, что они принадлежат к той или иной школе, поэтому у них определенная форма. Очень хорошо, что в разных школах разная форма.  В советское время, если ты приходил на урок без какой-то необходимой жилетки или пиджака, тебя выставляли с урока, сейчас ситуация гораздо мягче. Родительский комитет определяет приемлемый вариант формы, при этом она варьируется: возможные разные пиджаки, кофты. Этот вариант более приемлем. Более того, ребенку не нужно каждый день думать о том, что ему надеть. Всегда висит чистая форма, нет надобности выбирать джинсы и так далее.

Ильмира Маликова: Что качается волнующих детей проблем, какое место занимает проблема страха детского насилия в семье, страха избиений, психологического пресса? Когда кто-то из родителей пьет или принимает наркотики, вернулся из мест лишения свободы, какой процент детей испытывает страх за себя и своих близких? Известно, что все благополучные семьи счастливы одинаково, а каждая неблагополучная — несчастлива по-своему.

Олеся Вихристюк: Обращения по поводу насилия всегда были и, к несчастью, всегда будут. 50% обращений, которые мы получаем по поводу насилия связаны с насилием в семье, 40% — с разной формой насилия в образовательных учреждениях, 10% — с насилием в других учреждениях и на улице. Проблема насилия широко обсуждаема в обществе, поэтому дети стали понимать, что, если на них постоянно кричат или поднимают руку, значит, в семье что-то не в порядке. Дети стали более просвещенными в этом плане, все чаще обращаются по телефонам горячих линий. Всероссийский телефон доверия для детей подростков, родителей и педагогов: 8 800 2000 122.