Насилие над детьми — насилие над будущим страны



alttext



«Подозреваемый в педофилии мужчина арестован в Петрозаводске»; «Бывшего зэка подозревают в сексуальном насилии над ребенком-инвалидом»; «Помощница воспитателя обвиняется в насилии над детьми»; «Известный шахматист обвинен в педофилии»; «Жительница Ярославской области получила шесть лет за совращение девочки»… Это всего лишь несколько новостей за последние два дня: новостная лента забита подобными сообщениями.

Всех беспокоят участившиеся случаи насилия над детьми. В студии «Радио России» руководитель Фонда «Защита детей от насилия» Анна Соловьева, психолог фонда Оксана Дубинская и ведущий юрист правозащитного движения «Сопротивление» Александр Кошкин поделились с ведущей программы «Право на защиту» Ильмирой Маликовой и слушателями рекомендациями для родителей, опекунов, преподавателей, воспитателей, которые помогут вовремя выявлять и предотвращать случаи насилия над детьми.


Ильмира Маликова: Сегодня мы обсудим очень важную тему, некоторые называют ее щекотливой и горячей, но она связана с будущим нашей страны, так как она связана с судьбами детей. О проблеме насилия над детьми часто говорят эксперты, но цифры печальной статистики все равно растут. Насколько же серьезна ситуация?
Анна Соловьева: Положение действительно серьезное. За последние полгода количество зарегистрированных преступлений против несовершеннолетних — более сорока пяти тысяч. По ним признано потерпевшими почти сорок девять тысяч детей. Статистика по убийствам несовершеннолетних — триста погибших детей. Убийства — особо тяжкие преступления; они могут быть связаны и с семейным насилием, и с нападениями, они могут быть иногда сопряжены с изнасилованиями. По преступлению против половой неприкосновенности  было возбуждено примерно четыре с половиной тысячи уголовных дел за полгода, три с половиной тысячи детей были признаны потерпевшими.
Надо сказать, что  по таким преступлениям очень высока латентность: многие преступления остаются скрытыми, — о них не заявляют, так что это, по сути, лишь вершина айсберга. Только 10 процентов потерпевших обращаются в правоохранительные органы. Примерно в восьмидесяти процентах случаев тот, кто совершает подобные преступления в отношении ребенка, — это человек из ближайшего окружения: либо член семьи, либо человек, которого ребенок давно и хорошо знает.
Ильмира Маликова: Сегодня у нас в студии представители общественных организаций. Анна, сколько лет вашему фонду?

Анна Соловьева: Уже 21 год.

Ильмира Маликова: Александр Кошкин и я работаем в правозащитном движении «Сопротивление», которое оказывает бесплатную помощь потерпевшим и свидетелям уголовных преступлений. Александр, увеличилось ли количество обращений, связанных с преступлениями против детей?  

Александр Кошкин: Да, тут можно посмотреть даже на более глобальные цифры. За последние пять лет количество преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних  возросло в тридцать раз. Космические показатели! И они говорят сами за себя.

Ильмира Маликова: Увеличение связано с тем, что стало больше преступлений против детей, либо их добросовестнее стали регистрировать?

Александр Кошкин: Я думаю, что здесь комплексно: и рост преступлений, и более внимательное отношение правоохранительных органов к данным преступлениям.

Ильмира Маликова: Анна, как вы считаете, с чем связан рост преступности?

Анна Соловьева: Такого рода преступления существовали всегда. «Ноу-хау» последнего времени — интернет: огромное количество подобных преступлений совершается путем вовлечения несовершеннолетних посредством социальных сетей. Но даже если преступление не перешло виртуальные рамки, по последствиям оно вполне сопоставимо с физическим контактом. И особенно это зависит от возраста ребенка. Детям крайне тяжело говорить о произошедшем, даже если они никогда не видели преступника: настолько тяжелым было психологическое воздействие.