Рабство XXI века



alttext

Олег Мельников
Лидер молодежного движения "Альтернатива"

Неожиданно для всех несколько дней назад выяснилось, что рабство не было упразднено в России более 150 лет назад, в современном обществе оно возродилось как криминальный способ извлечения сверх доходов. Расширение рынка рабского труда обуславливается социально-экономическими проблемами, высокой прибыльностью и низким уровнем риска. 19 ноября в Общественной палате Российской Федерации прошли внеочередные слушания, которые были посвящены ситуации с предположительным использованием рабского труда владельцами магазина «Продукты» в Москве, на Новосибирской улице, район Гольяново. В студии «Радио России» ведущая программы «Право на защиту» Ильмира Маликова и лидер молодежного движения «Альтернатива» Олег Мельников обсудили пример рабства XXI века, получивший широкую огласку.

Ильмира Маликова: Олег, вы человек, который помогает бороться с рабством не словами, а делами. Случай на Новосибирской улице — один из тех, которыми вы занимаетесь. Рабский труд — явление, которое не должно существовать. Но не все жители нашей страны понимают, что значит понятие «рабский труд». А ситуация на Новосибиркой улице показала достаточно выпукло, что проблема существует и рабом может стать каждый.

Олег Мельников: Многие заявляют, что в категорию рабов попадают только мигранты, но это не так. Мое посещение Дагестана показало мне, что и там существуют точно такие рабы, которые были в Гольяново. Как правило, рабом становится человек, незнающий закона. Высок риск оказать в рабском положении и у людей, которые приезжают в большие города из провинций. Любой человек, прибывший в Москву с целью получить образование или заработать, может стать рабом. Что касается непосредственно случая в магазине на Новосибирской улице, к сожалению, это почти наверняка не единственный случай: у этой семьи есть еще несколько магазинов в Москве. После нашего визита в обсуждаемы магазин, в других точках продажи сменились продавцы на родственников хозяев. К сожалению, сотрудники полиции, не желая портить отчетность, воспринимают наше движение очень негативно. Данный случай будет вероятно первым в своем роде по Москве. Как бороться? Нужно быть внимательнее к тем людям, с которыми приходится общаться. Мы общались со многими жителями Новосибирской 11, и близ лежащих домов. Нам говорили: «Да, видели, что часто девушки были побитыми, слышали, что они кричали», — но все считали, что это не их дело. К сожалению, у нас все привыкли не вмешиваться.

Ильмира Маликова: Скажите, пожалуйста, Олег, как вы узнали об этом случае на Новосибирской улице?

Олег Мельников: Ко мне 28 числа обратилась мать одной из девушек, которую держали 6 лет, а вместе с ней обратилась мать другой девушки, которую держали 10 лет. Ильмира Маликова: По большому счету, девушки оказались в Москве в возрасте 16 лет. Олег Мельников: Одной девушке было 16 лет, другой — 14, и еще одной -25. Последней сейчас 35 лет, она родила двоих детей, находясь в рабстве. Как они оказались в неволе? Как и другие девушки, они просто хотели работать, им предложили хорошие условия, изначально дали большую сумму денег, порядка тысячи долларов. А потом через какое-то время у них отобрали документы.

Ильмира Маликова: И сказали, что тысячу долларов они должны?

Олег Мельников: Да, и заставили отрабатывать. С родственниками девушки общались только по громкой связи. Родителям говорили, что все хорошо, им платят зарплату и они копят на машину или квартиру.

Ильмира Маликова: То есть они работали за еду?Олег Мельников: Да. Они ели просроченные продукты. На магазине было написано, что он открыт до 23:00, но работал он дольше, девушки же трудились по 16 часов в день. Они регулярно избивались, если что-то не продавалось, если на лицах не было улыбок. Однажды одну из наших подопечных избивали 2 дня за то, что она не пробила пакет за 3 рубля. Ильмира Маликова: А кто владельцы этого магазина? Это граждане России?

Олег Мельников: Это граждане России, но уроженцы Казахстана. Более того, это не первое дело данной семьи, в 1998 году против них было возбуждено уголовное дело, которое закончилось в ОВД Гольяново. В 2002 году владелицу осудили на пять лет, потом ее выпустили. В 2005 году было еще одно подобное дело, связанное с этой семьей, но и оно спустилось на тормозах в ОВД Гольяново.

Ильмира Маликова: Получается, ОВД Голяново становится таким же нарицательным именем, как и «Дальний», и Евсюков.

Олег Мельников: Я с вами в этом полностью согласен.

Ильмира Маликова: Необходимо понимать, что ОВД Гольяново относится к тяжелой зоне Москвы.

Олег Мельников: Вообще весь Восточный Административный округ является сложным, потому что там в свое время был скандально известный Черкизовский рынок. В связи с этим, там сложились определенные традиции обращения с мигрантами. Что можно сказать про сам рассматриваемый магазин «Продукты»? Он ничем не отличается от других подобных магазинов.

Ильмира Маликова: Магазин шаговой доступности, в который ходят все москвичи.

Олег Мельников: Да, по площади всего метров 200 квадратных. Но что удивительно, когда мы начали осмотр, оказалось, что в каждом подсобном помещении были камеры.

Ильмира Маликова: Значит, владельцы заботились о собственной безопасности. Денег на то, чтобы обеспечивать человеческие условия проживания и платить хоть что-то девушкам у них не было, а на камеры деньги нашлись, потому что важно было контролировать каждый шаг.