Закон на стороне сирот



alttext



В студии «Радио России» ведущая программы «Право на защиту» Ильмира Маликова и исполнительный директор благотворительного центра «Соучастие в судьбе» Алексей Головань обсудили проблемы сирот и детей, оказавшихся без попечения родителей.

Ильмира Маликова: Наш сегодняшний разговор начнем с расходов на содержание подопечных с использованием номинального счета.

Алексей Головань: В Гражданском кодексе установлено, что средства, которые приходятся на подопечного, в том числе за счет использования его имущества, органом опеки, его законным представителем, опекуном либо попечителем, расходуются исключительно в интересах подопечного ребенка, но с предварительного разрешения органа опеки и попечительства.

Однако денежные средства в виде пенсий, пособий, алиментов, то есть средств, которые нужны на текущие расходы на подопечного, должны поступать на так называемый номинальный счет и расходоваться законным представителем несовершеннолетнего без согласования с органом опеки и попечительства. Эта законодательная новация вступила в силу с 1 июля текущего года.

Ильмира Маликова: И это хорошо. А раньше было иначе?

Алексей Головань: Если вернуться на некоторое время в прошлое, — до недавнего времени действовала норма, что без согласия органов опеки и попечительства законный представитель ребенка — опекун либо попечитель — мог расходовать денежные средства на его содержание, не превышавшие в месяц прожиточного минимума в целом по Российской Федерации. Все, что было больше этой суммы, опекун обязан был согласовывать с органами опеки. Причем, понятно, что минимальный средний прожиточный уровень по Российской Федерации в разных субъектах различен.

Получалась та же «средняя температура по больнице».Если же опекун превышал размер прожиточного минимума (во втором квартале 2014-го года он составлял для несовершеннолетних 7920 рублей), то он обязан был идти в органы опеки и доказывать, что ребенку нужно еще купить сапожки или школьную форму, и просить согласия на трату дополнительных денег. Получалось, что мы доверяем опекуну самого ребенка, его жизнь и здоровье, но требуем отчетов за копеечные траты. С другой стороны, мы загружали органы опеки абсолютно ненужной работой, — они были вынуждены штамповать эти согласия на мелкие траты, отвлекаясь от более важных дел.