Доклад МПОО «Сопротивление» «Жертвы: право на защиту. Проблемы защиты прав потерпевших и свидетелей по уголовным преступлениям»

Международные нормы права и законодательство России провозглашают человека, его права и свободы высшей ценностью. Государство обязано в полной мере реализовывать гарантии неприкосновенности личности и собственности, защищать жизнь, здоровье и достоинство граждан в строгом соответствии с Конституцией Российской Федерации. Статья 52 Конституции гласит: «Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба».

Потерпевший — ключевая фигура уголовного процесса, права и законные интересы которого попраны преступлением. Защита интересов потерпевших от преступного посягательства лиц и организаций обозначены законодателем в статье 6 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в качестве первоочередного назначения уголовного судопроизводства. Однако, в настоящее время по многим процессуальным позициям потерпевший поставлен в неравное положение с подозреваемым, обвиняемым и подсудимым, что дает основания говорить о неполной реализации и несостоятельности принципа равенства сторон в уголовном судопроизводстве и принципа состязательности.

В процессуальном отношении не каждый пострадавший становится потерпевшим — пострадавший от преступления приобретает статус потерпевшего только после вынесения надлежащим лицом постановления либо определения. Во многих случаях пострадавший сталкивается с попыткой отказа либо сокрытия регистрации заявления о преступлении. Ему необоснованно отказывают в возбуждении уголовного дела, а также прекращают уголовное дело без учета его мнения. Зачастую следователь необоснованно отказывает в удовлетворении ходатайств об истребовании доказательств по делу, производит следственные действия с нарушением уголовно-процессуального закона, что, в свою очередь, лишает полученные результаты доказательственной силы. Вместе с тем признание доказательств не имеющими юридической силы может повлечь отказ прокурора от поддержания обвинения, привести к прекращению уголовного дела и тем самым заблокировать доступ потерпевшего к правосудию. Лишь немногие добиваются доступа к правосудию путем подачи жалоб прокурору и только малая часть постановлений о приостановлении и прекращении уголовных дел отменяется прокурорами по жалобам заинтересованных лиц.

Неотъемлемое конституционное право на безопасность, которое выступает необходимым условием реализации иных гуманитарных прав, позволяет человеку свободно выражать свою волю и предполагает наличие у потерпевшего и свидетеля права на безопасное участие в уголовном процессе. Государству надлежит принимать все меры, с тем чтобы предоставить потерпевшим возможность выражать свои мнения и опасения в связи с их участием в процессе отправления правосудия.

На сегодняшний день остро назрел вопрос совершенствования комплекса мер, направленных на защиту потерпевших от преступлений. Под защитой следует понимать не только разнообразную деятельность уполномоченных органов по охране прав и свобод человека от всевозможных нарушений и ограничений, но также деятельность государства по предупреждению этих нарушений и ограничений и возмещению ущерба, причиненного правам и свободам человека.

Следует особо отметить, что в последние годы в Российской Федерации резко увеличилось незаконное воздействие криминала на потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству. Нарушается и становится неэффективным установленный законодательством процесс правосудия, создаются непреодолимые трудности в собирании доказательств, в связи с чем уровень раскрываемости уголовных дел падает, а преступникам все чаще удается уходить от ответственности. Между тем, вся система органов внутренних дел должна быть сориентирована на защиту законных прав и интересов граждан и носить при этом предельно открытый характер.

В условиях снижения эффективности правоохранительной деятельности расширяется практика внеправового реагирования граждан на преступность. Увеличивается количество случаев спонтанной расправы с преступниками, в том числе путем совершения ответных преступлений, что включает не только не основанные на законе стандарты реагирования на преступления, но и внеправовые способы возмещения материального или иного вреда. Набирают силу коррупция и теневая, в том числе и криминальная, юстиция.

По данным МВД России и Генеральной прокуратуры Российской Федерации, количество преступлений, по которым установлены потерпевшие, из года в год увеличивается. Только в 2006 году МВД России зарегистрировало 3 миллиона 855 тысяч преступлений, что на 8,5 процента выше, чем в 2005 году. При этом из 3 миллионов 262 тысяч уголовных дел, возбужденных в 2006 году, в суды по первой инстанции поступило лишь 1 миллион 225 тысяч уголовных дел.

Рассматривая число зарегистрированных преступлений, нельзя забывать, что речь идет о данных официальной статистики, приводимых без учета латентной преступности, которая не фиксируется официально и является одним из показателей внеправового реагирования на преступные действия. Считается, что в последние годы в России латентная преступность составляет примерно четыре к одному, то есть на одно зарегистрированное преступление приходится четыре незарегистрированных. Одной из значимых проблем по-прежнему остается и сокрытие преступлений от учета.

Одной из актуальных задач, стоящих сегодня перед правоохранительными органами, является обеспечение должного внимания к гражданам при их обращении с заявлением или сообщением о любом совершенном или готовящемся преступлении, а также своевременное информирование заявителя о возможностях получения юридической, медицинской, психологической, социальной помощи, а также компенсации нанесенного вреда.

Социологические опросы свидетельствуют, что значительная часть граждан, пострадавших от преступлений, не обращается за помощью в милицию, хотя до 30 процентов взрослого населения ежегодно подвергается преступным посягательствам. В среднем только 20 процентов граждан считает себя в той или иной мере защищенными со стороны милиции от преступников, более 60 процентов не ощущают эту защищенность в достаточной мере, треть из них отмечает, что милиция не защищает их вовсе. Доля граждан, подвергшихся преступным посягательствам, но не обратившихся за помощью в милицию, на протяжении последних трех лет продолжает оставаться неизменной, в интервале 44-45 процентов, при этом по данным ГУ «ВНИИ МВД России» эта доля составляет 60 процентов. Основной мотив не обращения, как указывают 38 процентов пострадавших от преступлений граждан, — отсутствие веры в реальную помощь.

Начальник Следственного комитета при МВД России А.В. Аничин в интервью журналу «Милиция» отметил, что одной из основных проблем следственных подразделений остается отток квалифицированных кадров. Ежегодно из органов предварительного следствия увольняются по различным причинам порядка 7 тысяч следователей, при этом уходят хорошо подготовленные, состоявшиеся специалисты. Так, за последние 10 лет удельный вес лиц в возрасте до 30 лет, замещающих должности следователей, увеличился с 44 до 57 процентов, а количество лиц в возрасте от 30 до 40 лет — наиболее подготовленных и опытных сотрудников — сократилось с 41 до 29 процентов.

Говоря о качественных характеристиках преступности, нельзя не отметить того, что, несмотря на постепенное уменьшение доли тяжких и особо тяжких преступлений, их раскрываемость в отдельные годы либо снижается, либо возрастает очень незначительно. Так в 2006 году удельный вес тяжких и особо тяжких преступлений составил 27,9 процента, а раскрываемость этих преступлений составила 47,6 процента, что на 2,2 процента ниже, чем аналогичный показатель в 2005 году.

По данным МВД России, за январь-ноябрь 2007 года количество тяжких и особо тяжких преступлений снизилось на 9,7 процентов по сравнению с предыдущим годом, при этом, согласно данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации судебная практика назначения наказаний за 9 месяцев 2007 года характеризуется увеличением доли осужденных к пожизненному лишению свободы на 41,9 процентов, что говорит о значительном увеличении тяжести преступлений.

Расследование тяжких и особо тяжких преступлений, как правило, связано со сложным процессом собирания доказательств, установления обстоятельств совершения преступления или его уголовно-наказуемой подготовки. По различным данным, от 80 до 90 процентов всей доказательственной базы относят к показаниям свидетелей и потерпевших.

Как отметил в одном из интервью Министр внутренних дел Российской Федерации Р. Г. Нургалиев, согласно Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации объем следственных действий по особо тяжкому преступлению — умышленному убийству и по карманной краже абсолютно идентичен. В итоге правоохранительные органы обречены на распыление сил на преступления, не представляющие большой общественной опасности, в ущерб серьезной работе по особо тяжким деяниям. Сложившееся положение не отвечает ни интересам государства, ни интересам потерпевших.

Следственная и оперативная практика органов внутренних дел показывает, что в большинстве случаев давление на потерпевших и свидетелей оказывается именно по делам, связанным с тяжкими и особо тяжкими преступлениями. Противоправное воздействие может носить открытый либо скрытый характер и реализовываться посредством угроз убийством, причинения телесных повреждений или уничтожения (повреждения) имущества, как в отношении самих указанных лиц, так и в отношении их близких. Нередко угроза исходит и от сотрудников правоохранительных органов.

Как правило, следствием таких противоправных действий является отказ участников уголовного судопроизводства от данных ранее показаний либо дача заведомо ложных показаний в пользу подозреваемых, обвиняемых. По данным опросов потерпевших и свидетелей, почти 90 процентов опрашиваемых ответили, что в случае угрозы их жизни или здоровью они откажутся от дачи показаний или же дадут ложные показания, несмотря на наказуемость таких деяний, если в отношении их не будут приниматься меры защиты. Необходимо понимать, что только при условии обеспечения защиты личности возможны получение, проверка и оценка надлежащих доказательств по уголовному делу, ведь чаще всего именно показания свидетелей и потерпевших позволяют инкриминировать лиц в совершении преступления.

Анализ статистических данных показывает, что, несмотря на положительную динамику, наметившуюся в последние годы, государственная защита прав и охраняемых законом интересов потерпевших и свидетелей находится на неудовлетворительно низком уровне. Согласно статистике, свидетелями преступлений ежегодно выступают около 10 миллионов. человек, при этом примерно четверть из таких свидетелей в ходе процесса действительно меняет свои показания. Таким образом, каждый четвертый свидетель не только боится преступников, но и не надеется на защиту государства.

В 2006 году число зарегистрированных преступлений, предусмотренных статьей 119 УК РФ «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью», составило 109,554 тысяч, что на 6 процентов превышает показатель 2005 года. При этом необходимо отметить, что статистическая информация необъективно отражает сложившуюся в стране ситуацию по причине высокой латентности данных преступлений. По данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации в 2005 году увеличение числа осужденных по статье 119 УК РФ «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью» по сравнению с предыдущим годом составило 40 процентов. В 2006 году доля осужденных по этой статье увеличилась еще на 16,4 процента. Тем не менее, в 2006 году обвинительные приговоры по указанной статье вступили в законную силу лишь в отношении 33,3 тысяч лиц.

Новый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации содержит ряд норм, позволяющих обеспечить безопасность свидетеля, потерпевшего и иных участников уголовного судопроизводства в случае, если им угрожают убийством, насилием либо иными опасными противоправными действиями. К таким мерам, в частности, относятся: проведение допросов в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства, сохранение в тайне подлинных данных о личности потерпевшего, свидетеля, других участников процесса, проведение в необходимых случаях закрытого судебного разбирательства и ряд других.

Однако, как показывает практика, применения только процессуальных мер обеспечения безопасности бывает недостаточно. В ряде случаев для обеспечения безопасности таких лиц требуется их постоянная охрана в течение длительного срока, изменение их места жительства, внешности и паспортных данных. Для проведения таких мероприятий необходимо соответствующее правовое и финансовое обеспечение.

Согласно опросу, проведенному в 2006 году, 95 процентов из опрошенных судей, сотрудников правоохранительных органов и адвокатов подтвердили, что они в своей профессиональной деятельности сталкивались с изменением показаний потерпевшими и свидетелями. При этом только 0,2 процента опрошенных признали эффективность предусмотренных УПК РФ мер безопасности достаточной.

Таким образом, приходится констатировать, что указанные в УПК РФ меры защиты не всегда могут эффективно обеспечить безопасность защищаемых лиц.

Во многих случаях органы уголовного преследования используют потерпевшего исключительно для решения своих служебных задач, не принимая во внимание состояние потерпевшего, вызванное совершенным в отношении него преступлением.

Очевидно, что потерпевшие нуждаются как в немедленной правовой, так и в пролонгированной психологической, медицинской, материальной помощи, однако в российском праве потерпевшему не уделяется достаточного внимания.

Права потерпевших от преступлений, в том числе на получение юридической помощи, гарантируются Конституцией Российской Федерации и признаются в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права.

С момента возбуждения уголовного дела в отношении подозреваемого или с момента его задержания, а также с момента привлечения лица в качестве обвиняемого, эти участники уголовного судопроизводства имеют право на оказание им юридических услуг адвокатом за счет бюджета, при этом Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации не предусматривает предоставление бесплатной юридической помощи потерпевшему.

Часть 3 статьи 42 УПК РФ гласит, что потерпевшему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, а также расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя, согласно требованиям статьи 131 УПК РФ. При этом, в статье 131 УПК РФ расходы на представителя как процессуальные издержки не указаны, что лишает потерпевшего возможности получить бесплатную юридическую помощь.

Согласно статье 49 Конституции Российской Федерации, подозреваемый и обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. В соответствии с положениями ч. 2 ст. 14 УПК РФ, обязанность доказывания вины обвиняемого должна возлагаться в том числе и на потерпевшего, находящегося на стороне обвинения согласно п. 47 ст. 5 УПК РФ.

Тем не менее, УПК РФ не предоставляет потерпевшему возможность самостоятельного сбора необходимой ему доказательственной базы. Потерпевший вынужден прибегать к помощи органов предварительного расследования, которая заключается, например, в разрешении ходатайств потерпевшего о получении дополнительных доказательств посредством проведения следственных и иных процессуальных действий, что ставит потерпевшего в полную зависимость от позиции следствия, ограничивает возможности его участия в процессе сбора и рассмотрения доказательств и, таким образом, существенно нарушает его право на доступ к правосудию.

Статья 22 УПК РФ наделяет потерпевшего правом участвовать в уголовном преследовании, однако законом не определен срок, в течение которого лицо должно быть признано потерпевшим по уголовному делу. Во многих случаях лицо признается потерпевшим на завершающей стадии уголовного судопроизводства, что лишает его прав на заявление отводов, подачу жалоб, заявлений, ходатайств.

Практика свидетельствует, что участие законных представителей потерпевших обеспечивается в обязательном порядке только по делам, где потерпевшими являются малолетние. Другим категориям уязвимых потерпевших, то есть тех, кто по своему физическому или психическому состоянию лишен возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, участие законных представителей практически не обеспечивается. В результате такие потерпевшие нередко остаются в неведении относительно своей роли в расследовании и судебном рассмотрении дела.

В некоторых случаях в ходе уголовного судопроизводства потерпевший оказывается бесправным не только перед следствием, но и перед прокурором, который представляет сторону обвинения в состязательном судопроизводстве.

Так, согласно положениям ч.ч. 7 и 8 ст. 246 УПК РФ за государственным обвинителем закреплено право отказаться от предъявленного подсудимому обвинения или изменить его в сторону смягчения. В случае отказа государственного обвинителя от обвинения (полностью или в части) суд обязан прекратить уголовное дело или уголовное преследование. Позиция государственного обвинителя, отказывающегося от обвинения, для суда является безусловной, в то время как позиция потерпевшего судом не учитывается, хотя потерпевший рассматривается как полноправный участник уголовного судопроизводства со стороны обвинения.

Провозглашая принцип равенства прав участников судебного разбирательства, закон допускает участие потерпевшего в судебных прениях только по делам частного обвинения. Потерпевший и его представитель имеют право участвовать в исследовании доказательств по делу, представлять доказательства, но не могут дать им оценку в судебных прениях, что лишает их возможности публично заявить свое отношение к преступлению и лицу, его совершившему.

Таким образом, несмотря на декларируемый широкий спектр процессуальных прав, в действительности потерпевший не является полноправным участником уголовного судопроизводства.

Вопрос об эффективности уголовного права как инструмента государственной защиты граждан от преступлений в значительной мере сводится к вопросу об эффективности уголовного наказания и зависит от правильного определения целей наказания. Наказание в уголовном законодательстве, есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Цель наказания — восстановление социальной справедливости, а также исправление осужденного и предупреждения совершения новых преступлений (ст. 43 УК РФ).

Согласно современному толкованию, восстановление справедливости заключается, прежде всего, в приведении общественных отношений, искаженных совершением преступления, в одобряемое действующим законом состояние судом, рассматривающим дело, и общественным мнением. Среди составляющих восстановления справедливости — назначение наказания, адекватного совершенному преступлению и личности виновного. Восстановление справедливости включает в себя также возмещение морального и материального вреда, причиненного преступлением потерпевшему.

В современной практике восстановление социальной справедливости очень частно включает в себя только осуждение виновного лица и реализацию карательного содержания наказания, таким образом исполнение наказания приобретает исключительный характер возмездия или талиона. Ценностным основанием действия, совершаемого на основе талиона, является формальная эквивалентность воздаяния, но принцип талиона в буквальном смысле не восстанавливает, а разрушает. Уголовное наказание, суть которого в лишении или ограничении прав и свобод осужденного, неспособно в полной мере вернуть утраченное в результате преступления благо.

Нельзя забывать, что в понятие восстановления социальной справедливости входит и понятие восстановления нарушенных прав потерпевшего, которые, в соответствии с судебной практикой и правовой доктриной, носят также и компенсационно-штрафной характер. Уголовно-процессуальное законодательство (ст. 42 УПК РФ) предусматривает, что лицо, потерпевшее от преступления, имеет право на возмещение причиненного ему вреда.

Необходимо подчеркнуть, что в УПК РФ в качестве способа возмещения причиненного преступлением вреда упоминается лишь гражданский иск. В этом отношении УПК РФ не в лучшую сторону отличается от ранее действовавшего УПК РСФСР, согласно которому формами возмещения ущерба, причиненного преступлением, могли являться гражданский иск (ч. 1 ст. 29 УПК РСФСР), возмещение вреда по инициативе суда (ч. 4 ст. 29 УПК РСФСР), и уголовно-процессуальная реституция (ст. 83-86 УПК РСФСР). В дополнении к вышеперечисленному УК РФ также предусматривает такой способ возмещения ущерба как возложение судом обязанности загладить причиненный вред (п. «в» ч. 2 ст. 90 УК).

Прокурор, участвующий в уголовном судопроизводстве может сам предъявить гражданский иск или поддержать уже заявленный гражданский иск, в случае если это связано с охраной государственных интересов, а также с охраной интересов несовершеннолетних, недееспособных и ограниченно дееспособных лиц, а также лиц, которые по иным причинам не могут защитить свои права и законные интересы. В остальных случаях потерпевший должен сам заявлять гражданский иск и доказывать его. Соответствующие иски могут подаваться как в порядке уголовного, так и в порядке гражданского судопроизводства. Согласно требованиям ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации возмещение должно быть полным, т.е. обеспечивающим потерпевшему восстановление того имущественного положения, которое он имел до совершения в отношении него либо его имущества преступления.

Гражданский иск в уголовном процессе регламентируется несколькими отраслями права. В порядке гражданского судопроизводства потерпевший должен самостоятельно, без помощи прокурора, на которого государство возложило обязанность по защите нарушенных прав потерпевшего, подготовить и подать иск, доказать размер ущерба и причинно-следственную связь между уголовным преступлением и возникновением или причинением морального вреда. Очевидно, что в этом случае потерпевшему очень сложно отстоять свои права и законные интересы самостоятельно, без профессиональной юридической помощи. Вместе с тем способы защиты нарушенных прав потерпевшего не могут быть ограничены по формальному признаку принадлежности нарушенного права той или иной сфере охраняемых законом интересов.

Представляется возможным отметить, что гражданский иск в уголовном процессе не только малоэффективен, но и не в полной мере отвечает задаче усиления уголовно-правовой охраны интересов потерпевших от имущественных преступлений, поскольку исковая форма сатисфакции предполагает, что бремя доказывания факта причинения вреда и его размера ложится на потерпевшего — гражданского истца.

Если обратиться к законодательным нормам, регламентирующим защиту имущественных интересов лиц, пострадавших от преступлений, а также к практике правоприменительных органов в этой области, то можно прийти к выводу о том, что по ряду причин такая защита является не эффективной и не позволяет в полной мере восстановить нарушенные права лица и, как следствие, реализовать в полной мере конституционный принцип, закрепленный в ст. 52 Конституции Российской Федерации.

По данным статистических отчетов Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, материальный ущерб от преступлений, определенный по приговорам и решениям судов, ежегодно оценивается в 6-8 миллиародв рублей, при этом из присужденных сумм ущерба реально взыскивается не более одной трети. Уровень раскрываемости корыстно-насильственных преступлений на фоне ежегодного увеличения числа преступлений, причинивших крупный ущерб (28,9 процентов в 2006 году, 11,4 процента за январь — ноябрь 2007 года), не превышает 60 процентов. В настоящее время в России возмещение ущерба производится только при наличии приговора суда. Потерпевший не может рассчитывать на возмещение вреда, причиненного преступлением, в случае, если преступник не установлен или установлен, но скрывается от следствия, и, соответственно, не представляется возможным привлечь его к уголовной ответственности. Таким образом, более трети потерпевших лишены возможности возмещения вреда, поскольку виновные в их совершении лица не установлены. Если руководствоваться принципом «понятие преступления не может существовать без наказания», то это приводит к парадоксальному выводу — при существующей системе возмещения ущерба потерпевшие по нераскрытым делам не являются ни пострадавшими от преступлений, ни потерпевшими.

В комментарии к Уголовному кодексу Российской Федерации отмечено, что учет действительной позиции потерпевшего в отношении наказания является необходимым компонентом восстановления справедливости, нарушенной преступлением. Потерпевший имеет двоякий интерес участия в уголовном судопроизводстве: как правило, в первую очередь он желает получить возмещение причиненного преступлением вреда (имущественного, морального и физического); и уже во вторую очередь — чтобы виновное лицо было привлечено к уголовной ответственности. Единство этих желаний потерпевшего и соответствует стремлению уголовного судопроизводства к восстановлению социальной справедливости, при этом очень часто приоритетом для потерпевшего является именно восстановление его статус-кво.

Добровольное возмещение вреда, причиненного преступлением, рассматривается как составная часть одного из условий освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием и в связи с примирением с потерпевшим (статьи 75, 76 УК РФ), или как обстоятельство, смягчающее уголовное наказание (п. «к» ч.1 ст.61 УК РФ).

Установленные законом последствия возмещения вреда касаются лишь положения обвиняемого. При оценке обстоятельств, смягчающих наказание, суд в первую очередь принимает во внимание направленность действий обвиняемого на возмещение вреда как обстоятельство, подтверждающее раскаяние обвиняемого, при этом мнение потерпевшего и полнота удовлетворения его требований обвиняемым судом не оценивается.

Возмещение вреда в полном объеме невозможно без компенсации морального вреда. Очевидно, что во многих случаях осуждение обвиняемого приговором суда не является достаточной компенсацией морального вреда.

Как показывает мировая практика, компенсационно-штрафной характер института возмещения вреда является одним из наиболее эффективных способ эффективного возмещения морального вреда и воздействия на правонарушителя. Наиболее полно вопросы компенсации морального вреда регламентированы статьями 151, 1099-1101 ГК РФ.

Согласно статье 151 ГК РФ и Постановлению Пленума Верховного Суда от 20 декабря 1994 года № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

К сожалению, полное и адекватное возмещение вреда потерпевшему является редкостью российского уголовного судопроизводства. Вопросы определения размера морального вреда и денежной оценки жизни человека не имеют законодательного регулирования и оставляются на субъективное усмотрение того или иного судьи. При этом потерпевший вынужден полагаться лишь на профессионализм и нравственно-этические качества судьи, так как критериями оценки являются размытые понятия разумность и справедливость, которые не поддаются конкретизации.

Практика показывает, что в подавляющем большинстве случаев суды удовлетворяют иски потерпевших в минимальных размерах. В некоторых случаях определение ущерба по искам о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, требует заключений специалистов и экспертов.

Степень нравственных или физических страданий должна оцениваться судом с учетом фактических обстоятельств, причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий. Во многих случаях адекватная оценка морального вреда невозможна без дополнительного привлечения специалистов, например, врачей или психологов.

В США для разработки закона о возмещении вреда и процедуры исчисления расчетного экономического убытка в связи с терактом 11 сентября 2001 года была привлечена группа, состоявшая из юристов, экономистов и социологов.

В Великобритании по вопросам компенсации морального вреда создана и функционирует Комиссия, применяющая в настоящее время Тарифную схему 1994 года, в которой подробно описаны условия и суммы выплат компенсаций в зависимости от случая.

В Германии для определения размера компенсации за страдания применяется принцип прецедента. При исчислении компенсации морального вреда принимаются во внимание суммы компенсации, определенные ранее вынесенными решениями судов по аналогичным правонарушениям. Выписки из таких решений систематизируются и публикуются.

Очевидно, что в целях более эффективного восстановления социальной справедливости в части возмещения вреда, причиненного преступлением потерпевшему, необходимо закрепление в Российском законодательстве методики определения стоимости человеческой жизни и исчисления вреда для расчетов компенсаций и материальной помощи потерпевшим от преступлений.

В ситуации привлечения виновного лица к уголовной ответственности и назначения наказания в виде лишения свободы, возмещение будет производиться ежемесячно незначительными суммами на протяжении нескольких лет. Необходимо иметь в виду, что на сегодняшний день одна из основных проблем мест лишения свободы заключается в том, что с исчезновением СССР и прекращением госзаказов более половины осужденных, находящихся в местах лишения свободы, потеряли возможность работать — исправительные учреждения не могут обеспечить осужденных работой, поскольку производимую ими продукцию никто не покупает. Если же осужденный работает, то заработанные им деньги распределяются не в интересах потерпевшего. Согласно статье 107 УИК РФ из заработка осужденного вначале удерживает налоги государство, затем удерживаются алименты на детей осужденного, следом идет покрытие государству его расходов по содержанию осужденного (стоимость питания, одежды, обуви и т.д.). Кроме того, осужденному закон гарантирует зачисление на лицевой счет 25 процентов его заработка, в колониях-поселениях — 50 процентов. В итоге на возмещение ущерба потерпевшим средст практически не остается.

В ряде случаев возместить имущественный вред в полном объеме не представляется возможным в силу того, что виновный не имеет для этого средств и имущества, за счет которого можно было бы произвести взыскание. В дополнение к этому, суд вправе, руководствуясь пунктом 3 статьи 1083 ГК РФ, учесть имущественное положение ответчика-гражданина и уменьшить размер возмещения, присужденного с него в пользу потерпевшего, если вред причинен неосторожными действиями. Таким решением суд освобождает преступника от возмещения вреда не из-за малозначительности совершенного им преступления или обнаружения смягчающих ответственность обстоятельств, а исключительно в силу причин, никак не связанных с его уголовно-наказуемыми действиями, и, тем самым, необоснованно лишает потерпевшего возможности получить возмещение причиненного преступлением имущественного вреда.

Таким образом, несмотря на то, что в силу публично-правового начала уголовного судопроизводства лицо, пострадавшее от преступления, должно защищать государство, его проблемы в результате действия системы уголовной юстиции не разрешаются. Представляется, что используемый в настоящее время подход к возмещению вреда потерпевшему не оправдывает назначения уголовного судопроизводства — защиту прав и законных интересов потерпевших (п. 1 ч. 1 ст. 6 УПК РФ). При этом если государственные структуры, на которых возложена обязанность обеспечения правопорядка и безопасности в государстве и обществе, не сумели обеспечить этот правопорядок, то возмещать вред должны именно эти органы, в лице государства.

Гражданский кодекс Российской Федерации не содержит нормы, закрепляющей обязанность государства возместить потерпевшему от преступлений причиненный ему вред, за исключением случаев, когда вред был причинен в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, а также незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Возмещение вреда, причиненного государственными органами производится на общих основаниях, но не исчерпывается нормами, закрепленными в главе 59 Гражданского кодекса и судебной практикой. Общие принципы законодательного регулирования возмещения вреда органами государственной власти закреплены в статьях 1069, 1070, 1071 второй части Гражданского кодекса Российской Федерации, а сам порядок и механизм возмещения — Положением о возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, утвержденным Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года, а также Инструкцией по применению данного положения, утвержденной Министерством юстиции СССР, Прокуратурой СССР и Министерством финансов СССР 2 марта 1982 г.

Статья 1069 устанавливает, что вред, причиненный в результате незаконных действий государственных органов, возмещается за счет казны Российской Федерации или казны субъекта Российской Федерации в зависимости от статуса данного органа. Статья 1071 устанавливает, что от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии со статьей 125 ГК РФ эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

В настоящее время судами в качестве ответчика по делам о возмещении ущерба, причиненного государственными органами, привлекается Министерство финансов Российской Федерации как центральный финансовый орган. Последствием подобного положения вещей являются значительные сроки, требующиеся для реализации решения суда, определяемые количеством инстанций и сроками переписки, так как данная категория дел предполагает в соответствии со статьей 118 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации подсудность по выбору истца, таким образом иски, связанные с возмещением ущерба, причиненного гражданину незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу, могут предъявляться по месту жительства истца.

Налицо необходимость разработки комплексного, системного подхода ко всем сторонам вопроса, от определения источника финансирования расходов на возмещение вреда потерпевшим до законодательного урегулирования порядка возмещения ущерба, причиненного органами государственной власти.

Общество контролирует не только вероятность осуждения и строгость наказания, но и выбор форм наказания. На сегодняшний день в большинстве стран преобладающей формой наказания являются штрафы, а лишение свободы предусматривается только за самые серьезные преступления. В отличие от лишения свободы, штрафы не только обспечивают компенсацию потерпевшим, но и не поглощают ресурсы общества. Материальная ответственность — наиболее эффективная мера наказания, и материальная ответственность должна существовать в уголовном законодательстве как форма ответственности за преступление перед потерпевшим, наряду с иными мерами наказания.

Представляется возможным утверждать, что если возмещение ущерба, нанесенного потерпевшему, действительно является одной из основных задач, стоящих перед правосудием, то одной из основных целей процессуальных действий должно являться взимание с виновного лица штрафа, равного или эквивалентного ущербу. Таким образом, понятие возмещение материального ущерба и морального вреда должно включать в себя не только возмещение причиненного вреда (компенсацию), но также и взыскание штрафа в пользу потерпевшего.

На сегодняшний день в России такой вид уголовного наказания как штраф используется в недостаточной мере. По статистическим данным Судебного департамента при Верховном суде Российской Федерации, в структуре судимости по видам наказания за 2006 год рост числа осужденных, которым был назначен штраф в качестве основной меры наказания, составил 0,5 процента и достиг 10,8 процента от общего числа осужденных. Необходимо отметить, что судами областного звена в 2005 году был подвергнут штрафам лишь 1 процент от общего числа осужденных, в 2006 году эта цифра увеличилась до 2 процентов. Применение материальных санкций в виде штрафов районными судами в 2006 году уменьшилось на 11,9 процента по сравнению с 2005 годом и составило 6,1 процента от общего числа осужденных. Мировыми судьями в 2006 году были приговорены к штрафу 24,5 процента от общего числа осужденных, что обусловлено характером рассматриваемых дел.

Рост преступности и возрастающая актуальность создания действенного механизма возмещения вреда как в России, так и в других государствах мира обуславливают необходимость международного сотрудничества в этой области. На сегодняшний день в целом ряде зарубежных стран существуют развитые системы и механизмы, которые гарантируют защиту прав и законных интересов потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих правосудию, включая право потерпевших на получение возмещения вреда.

Расхождения норм российского законодательства и международно признанных стандартов в области защиты прав потерпевших ограничивают сферу применения российского законодательства по сравнению с возможностями, предусмотренными международными соглашениями.

В международно-правовых актах вместо понятия «потерпевший» употребляется понятие «жертва преступления». Эти понятия не тождественны по содержанию — понятие жертвы преступления намного шире понятия потерпевшего.

В соответствии с Декларацией основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, принятой Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 29 ноября 1985 года, под термином «жертвы» понимаются лица, которым причинен физический, материальный или моральный вред (ущерб) в результате действия или бездействия, нарушающего уголовный закон. Такое лицо считается жертвой независимо от того, установлен,арестован, предан суду или осужден правонарушитель. К жертвам преступлений в соответствующих случаях относятся близкие родственники и иждивенцы непосредственной жертвы, а также лица, которым был причинен ущерб при попытке оказать помощь жертве для предотвращения воздействия последствий преступной деятельности.

Правовая защита жертв преступной деятельности провозглашена Декларацией одной из приоритетных задач органов, ведущих уголовный процесс, с обеспечением им широкого доступа к механизмам правосудия на всех стадиях уголовного процесса, возмещения физического, имущественного и морального вреда в форме реституции и компенсации.

К сожалению, в законодательстве России, в отличие от других стран, под «жертвой преступления» понимается только непосредственно пострадавший от преступных действий. Официальная статистика МВД России отражает лишь количество преступлений, по которым установлены потерпевшие, в то время как реальное количество жертв преступлений никем не регистрируется.

По мнению экспертов, ежегодно жертвами преступления в понимании Декларации становятся около 40 миллионов граждан России, и если права граждан, официально признанных потерпевшими, государством в определенной мере защищаются, то остальные миллионы жертв преступлений не получают никакой правовой помощи и защиты. Сложившаяся ситуация противоречит международным нормам права.

Несмотря на то, что участие в международном сотрудничестве по решению проблем защиты прав жертв преступлений является одним из приоритетных направлений внешнеполитической деятельности Российской Федерации, на сегодняшний день уровень межгосударственного сотрудничества в области защиты прав потерпевших и свидетелей не является удовлетворительным. Комплекс мер по защите потерпевших, свидетелей и других участников уголовного судопроизводства, предусмотренный законодательством Российской Федерации, не учитывает ряда существенных положений, содержащихся в международных договорах и конвенциях.

По правилам Европейской Конвенции по возмещению ущерба жертвам насильственных преступлений, принятой 24 ноября 1983 года в Страсбурге, основополагающим положением которой является компенсационная ответственность государства перед потерпевшими, возмещение ущерба осуществляется государством в том случае, если преступник не может быть подвергнут уголовному преследованию (например, не установлен) или быть наказан. В последнем случае это предусмотренные законодательством освобождение от наказания в связи с актами амнистии и помилования, тяжелой болезнью осужденного и тому подобное.

В соответствии со статьей 4 Европейской Конвенции компенсация должна покрывать следующие части ущерба: потерю заработка, затраты на лекарства и госпитализацию, затраты на похороны и в случаях, касающихся иждивенцев, — содержание. Исходя из смысла данного положения можно сделать вывод, что это минимальный перечень возмещений, которые должны обеспечить государства, присоединившиеся к данному международному договору.

По состоянию на 24 июля 2007 года Европейскую Конвенцию подписали двадцать одно государство и ратифицировали десять государств. Перечень стран-участников наглядно демонстрирует, что возмещение ущерба потерпевшим от насильственных преступлений важно не только для стран с развитой экономической и правовой системой, но и для государств, находящихся в стадии становления и развития социально-правового общества.

На сегодняшний день главным и самым очевидным препятствием для подписания и ратификации Конвенции Российской Федерацией является огромное число пострадавших от насильственных преступлений, не получивших возмещение ущерба за счет лиц, совершивших преступление, что потребует от государства значительных материальных затрат.

В мире существует два основных вида исчисления методик — либо судебный прецедент, либо законодательно закрепленные схемы возмещений, в которых подробно описаны условия выплат и компенсаций. В большинстве стран вред, причиненный жизни и здоровью граждан, компенсируется из государственных фондов (США, Великобритания, Германия, Австралия, Япония и др.). Остальные виды ущерба, как правило, государством не возмещаются, однако разветвленная система обязательного страхования в значительной мере обеспечивает компенсационные выплаты потерпевшим.

Наиболее предпочтительным представляется создание в России внебюджетного фонда помощи жертвам преступлений. Данный фонд должен быть создан при непосредственном участии государства и иметь своей основной уставной задачей аккумулирование денежных средств, направляемых на компенсацию вреда, причиненного преступлением. Формирование фонда может осуществляться за счет средств от взыскания штрафов за совершение преступлений и административных правонарушений, реализации конфискованного имущества лиц, совершивших преступления, отчислений с заработной платы осужденных, отчислений из средств бюджетов различных уровней и благотворительных взносов физических и юридических лиц.

Практика показывает, что в настоящее время привлечение преступника к ответственности и обеспечение принципа неотвратимости наказания во многом зависят от надежности защиты участников уголовного процесса от преступных посягательств со стороны представителей криминального мира.

На сегодняшний день в законодательной практике сложилась парадоксальная ситуация, когда права обвиняемых и подозреваемых защищаются не только законодательно, но и на практике, в то время как уровень практической защиты прав и обеспечения безопасности потерпевших и свидетелей является неудовлетворительно низким, несмотря на принятие соответствующего законодательства.

Защита прав потерпевшего — конституционная обязанность государства. С принятием 18 декабря 2001 года нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в российском законодательстве появились меры процессуального характера, направленные на обеспечение безопасности участников уголовного судопроизводства. Среди прочих, новый УПК РФ содержит ряд норм, позволяющих обеспечить безопасность свидетеля, потерпевшего и иных участников уголовного судопроизводства в случае, если им угрожают убийством, насилием либо иными опасными противоправными действиями.

Результаты исследований, проведенных среди работников правоохранительных органов, показали, что 82 процентов следователей прокуратуры и органов внутренних дел, 85 процентов судей и 68 процентов адвокатов считают, что свидетели не защищены в случаях воздействия на них обвиняемого, 96 процентов следственных работников отметили, что не имеют возможности обеспечить безопасность содействующих им лиц. Как следствие, 46 процентов работников правоохранительных органов не регистрируют заявления о посткриминальном воздействии в отношении потерпевших и свидетелей.

За прошедшее с принятия УПК РФ время Совет Федерации одобрил ряд существенных изменений в УПК РФ, улучшающих положение защищаемых лиц, в том числе, был определен порядок возмещения процессуальных издержек, подлежащих выплате потерпевшим, свидетелям, их законным представителям, экспертам, специалистам, переводчикам и понятым. Однако, недостаточность мер процессуального характера для обеспечения безопасности защищаемых лиц и целесообразность обеспечения безопасности таких лиц мерами, применяемыми за рамками уголовного процесса, а также необходимость социальной защиты со стороны государства привели к разработке и принятию Федерального закона, предусматривающего комплекс соответствующих мер и механизм их реализации.

Необходимо отметить, что указанные в УПК РФ меры защиты не всегда могут эффективно обеспечить безопасность защищаемых лиц. Кроме того, при их применении практические работники встречаются со значительными сложностями в связи с отсутствием комплексного подхода к обеспечению безопасности защищаемых лиц.

Федеральный закон от 20 августа 2004 года N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», вступивший в действие с 1 января 2005 года, заложил основы системы государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства. Федеральным законом установлены принципы осуществления и виды государственной защиты, включающие меры безопасности и социальной поддержки, определены органы, обеспечивающие государственную защиту, и порядок применения мер.

По данным МВД России, в 2005 году меры безопасности применялись в 350 случаях, в 2006 году — более чем в 1000 случаях. В 2007 году число защищаемых лиц, по предварительным данным, превысило 700 человек. Следует отметить, что среди защищаемых лиц были в том числе и «раскаявшиеся», то есть подозреваемые и обвиняемые, сотрудничающие со следствием.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 10 апреля 2006 года N 200 в целях реализации Федерального закона утверждена Государственная программа «Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2006-2008 годы», направленная на реализацию мер государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства. Разработаны основные мероприятия программы и механизм их исполнения, распределены затраты между ее участниками.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 октября 2006 года N 630 в целях реализации Федерального закона утверждены Правила, регулирующие применение отдельных мер безопасности в отношении потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства органами, осуществляющими меры безопасности, по находящимся в их производстве либо в производстве суда или прокуратуры уголовным делам. В приложениях к Правилам содержатся формы постановления об избрании меры безопасности, уведомления об избрании (изменении, дополнительном применении) меры безопасности в отношении защищаемого лица и предупреждения о неразглашении сведений о защищаемом лице и применяемых в отношении его мерах безопасности.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 11 ноября 2006 года N 664 в целях реализации Федерального закона утверждены Правила выплаты единовременных пособий потерпевшим, свидетелям и иным участникам уголовного судопроизводства, в отношении которых в установленном порядке принято решение об осуществлении государственной защиты. Правила определяют размеры и порядок выплаты единовременных пособий защищаемым лицам, а в случае гибели (смерти) защищаемого лица в связи с его участием в уголовном судопроизводстве — членам семьи погибшего (умершего) и лицам, находившимся на его иждивении.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 3 марта 2007 года N 134 утверждены Правила защиты сведений об осуществлении государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства. Правила устанавливают порядок защиты сведений об осуществлении государственной защиты защищаемых лиц, включая основание для защиты сведений и порядок действий органов, осуществляющих меры безопасности, по защите конфиденциального характера сведений.

В настоящее время МВД России разрабатывается проект приказа МВД России о создании специальных подразделений, уполномоченных на применение мер безопасности, а также о порядке применения мер безопасности данными подразделениями МВД России. На сегодняшний день специальные подразделения созданы в 9 регионах Российской Федерации.

К сожалению, принятие Правительством соответствующих постановлений не привело к заметному улучшению положения защищаемых лиц. Целый ряд положений утвержденных постановлений не соответствует требованиям практики и не способствует повышению эффективности государственной защиты.

Так, согласно постановлению N 664, в случае гибели защищаемого лица, наступившей в связи с его участием в уголовном судопроизводстве, членам семьи погибшего защищаемого лица (женам (мужьям), детям, не достигшим 18-летнего возраста либо старше этого возраста, если они стали инвалидами до достижения 18-летнего возраста, а также детям, обучающимся в образовательных учреждениях по очной форме обучения до достижения ими возраста 23 лет, отцам и матерям) и лицам, находившимся на его иждивении, выплачивается единовременное пособие в размере 100 тысяч рублей в равных долях каждому.

Установленный данным постановлением размер компенсации трудно оценить как достаточный или справедливый, в особенности, если сравнить эту цифру с суммой компенсации, установленной Федеральным законом от 20 апреля 1995 года № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов». Положения этого Федерального закона в части мер государственной и социальной защиты и механизмов их реализации во многом аналогичны положениям федерального закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству».

Согласно данному закону, в случае гибели судьи, арбитражного заседателя, присяжного заседателя, судебного исполнителя, должностного лица правоохранительного или контролирующего органа, сотрудника федерального органа государственной охраны, сотрудника учреждения или органа уголовно-исполнительной системы, если гибель наступила вследствие причинения указанным лицам телесных повреждений или иного вреда их здоровью в связи с их служебной деятельностью, их наследникам выплачивается компенсация в размере, равном 180-кратному размеру среднемесячной заработной платы перечисленных лиц. В среднем в 2007 году среднемесячная заработная плата судьи составляет 80 тысяч рублей, соответственно, сумма выплачиваемой компенсации может составить 14 миллионов 400 тысяч рублей из федерального бюджета.

В случае причинения лицам, перечисленным в законе, в связи с их служебной деятельностью телесных повреждений или иного вреда их здоровью, компенсация выплачивается в размере, равном 12-кратному (без стойкой утраты трудоспособности) или 36-кратному (в случае стойкой утраты трудоспособности) размеру среднемесячной заработной платы защищаемого лица, что в подавляющем большинстве случаев значительно отличается от суммы в 10-20 и 35-75 тысяч рублей соответственно, предусмотренной указанным постановлением с целью компенсации вреда, нанесенного здоровью лиц, защищаемых Федеральным законом «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства».

Таким образом, лица, самостоятельно избравшие для себя деятельность по борьбе с преступлениями и другими правонарушениям, находятся под существенно большей правовой, социальной и материальной защитой государства, нежели граждане, которые не только пострадали от преступлений, но и не были обеспечены эффективной государственной защитой от дальнейших противоправных посягательств.

Общеизвестно, что защита общества от противоправных посягательств предполагает использование самого широкого комплекса средств и мероприятий и не ограничивается применением уголовно-правовых мер. Криминологическая профилактика, к примеру, рассматривается государством в качестве одной из наиболее актуальных задач. По данным МВД России, суммарный объем финансирования профилактических мероприятий на реализацию программ борьбы с преступностью и профилактики правонарушений в 2006 году составил около 6 миллиардов рублей.

Однако, борьба с преступностью не сводится к действиям, адресованным только преступности и преступникам, как реальным, так и потенциальным. Защита лиц, содействующих уголовному судопроизводству, также является одним из важных направлений борьбы с преступностью и последствиями преступной деятельности. К сожалению, практика применения Федерального закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» показала, что финансирование, предусмотренное Государственной программой, не является достаточным.

В пояснительной записке к проекту федерального закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству», подготовленной авторами законопроекта в 2002 году, предполагаемые ежегодные расходы на реализацию мероприятий, предусматриваемых законопроектом, были оценены в 3 миллиарда 817 миллионов рублей. В 2003 году Правительство, на основании судебной практики, оценило предполагаемый объем средств из федерального бюджета, необходимых для осуществление мер государственной защиты, в 740 миллионов рублей из расчета на финансовый год.

В соответствии с Государственной программой «Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2006-2008 годы», объем выделенных на реализацию Программы финансовых средств составил 948 миллионов 720 тысяч рублей на три года, что в 12 раз ниже расчетного объема финансирования, представленного в пояснительной записке, и в 2,3 раза ниже объема финансирования, рассчитанного Правительством Российской Федерации в 2003 году.

Представляется очевидным, что реализация в рамках Государственной программы таких мероприятий, как привлечение сотрудников МВД России, ФСБ России и других правоохранительных органов к охране важного свидетеля или потерпевшего, предоставление жилища по другому месту жительства, изменение внешности и пр. требует более серьезных бюджетных ассигнований. Также необходимо подчеркнуть нехватку специалистов, специальной техники и оборудования, необходимых для реализации Государственной программы.

Недостаточность финансирования и отсутствие практических навыков применения защитных мер, предусмотренных Федеральным законом, приводит к тому, что сотрудники правоохранительных органов крайне редко прибегают к таким способам защиты охраняемых лиц как личная охрана, охрана жилища и имущества, выдача специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности, изменение места работы или учебы.

К примеру, по оценке прокуратуры Челябинской области, на территории области с 2006 года только в 3 случаях в отношении лиц, потерпевших от преступлений, была применена личная охрана. На сегодняшний день на осуществление этой меры финансирование не предусмотрено, таким образом средства выделяются, исходя из текущего финансирования каждого конкретного подразделения системы МВД России.

Крайне затруднено применение таких мер безопасности, как переселение на другое место жительства и замена документов. В настоящее время, они могут применяться лишь на временной основе. Для создания новой личности и новой жизненной истории необходимо наделение лица новым образованием, воинской обязанностью, пенсионной историей, трудовым стажем, новой собственностью. На сегодняшний день соответствующие нормативно-правовые акты и механизмы их реализации еще не разработаны. К примеру, паспорт гражданина Российской Федерации нового поколения — так называемый «биометрический паспорт», — а также государственные регистрационные знаки на автотранспортные средства, в настоящее время не могут быть выданы на новое лицо, хотя такая мера обеспечения безопасности прямо предусмотрена Государственной программой.

При применении ряда специальных защитных мер возникает значительное количество проблем, связанных с различного рода учетными, справочными и реестровыми службами. Соответственно, источниками сведений о защищаемом лице могут стать списки жильцов дома, списки членов профсоюзов, нелегальные информационные банки данных, избирательные списки.

Следует отметить, что перечень объектов, которые, согласно Федеральному закону, нуждаются в защите является неполным, поскольку противоправное посягательство может быть направлено не только на жизнь, здоровье и имущество, но также и на честь и достоинство указанных в Федеральном законе лиц. Федеральным законом в качестве основания применения мер безопасности указаны лишь «…угрозы убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями». Таким образом, если воздействие выражается в других формах давления, которые формально не содержат состава противоправных действий, применение мер безопасности невозможно. Таким формами воздействия могут являться молчаливое преследовании потерпевших и свидетелей на улицах, их демонстративное фотографирование, появление рядом с их домами автомашин с людьми подозрительной внешности.

Недостатком является и отсутствие в Федеральном законе комплекса мер по обеспечению безопасности защищаемых лиц после завершения судебного процесса. Например, в США за группой свидетелей закрепляют специалиста, который отслеживает их дальнейшую судьбу. В Нью-Йорке существует специальная телефонная линия для жертв преступлений. Позвонив на определенные номера, пострадавшие могут получить информацию о месте отбывания обвиняемым наказания и предполагаемой дате его освобождения. Также, пострадавший имеет возможность настроить автоматическое уведомление, которое поступит сразу после освобождения осужденного.

Основываясь на зарубежном опыте, возможной стратегией обеспечения защиты свидетелей и потерпевших после освобождения виновного в преступлении из мест лишения свободы может являться введение или ужесточение наказания за преследование свидетеля или потерпевшего.

Одной из основных проблем действия закона является раздробленность правоохранительных органов, приводящая к ведомственному подходу решения сложной комплексной проблемы. Вопросы осуществления государственной защиты затрагивают сферы деятельности многих федеральных органов исполнительной власти, поэтому реализация Федерального закона в полной мере возможна только при условии консолидации их усилий по решению комплекса проблем обеспечения безопасности защищаемых лиц, что особенно актуально при отсутствии практического опыта применения конкретных мер государственной защиты, установленных Федеральным законом.

Анализ норм международного права по вопросам обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства показывает, что в международном праве признается обязанность государств предусмотреть в национальном законодательстве меры, направленные на обеспечение безопасности потерпевших и свидетелей. Предусмотренные согласно международно-правовым предписаниям меры безопасности должны носить комплексный характер.

В США федеральная программа по защите свидетелей начала действовать в 1970 году после принятия Акта о надзоре за организованной преступностью. За время действия программы ее участниками стали около 16 тысяч человек, в результате полученных свидетельских показаний уровень раскрываемости преступлений и вынесения приговоров в суде повысился до 89 процентов. Правительство США ежегодно выделяет на программу защиты свидетелей около 60-100 миллионов долларов США.

Программа защиты свидетелей осуществляется специальной Службой маршалов США, у которой есть штаб-квартира, десяток региональных представительств и офис в полиции каждого города, где работает инспектор по вопросам защиты свидетелей. Кроме того, аналогичный департамент существует и в составе ФБР. В каждом отдельном случае окончательное решение об участии гражданина в программе принимает министр юстиции США. Основанием для этого служат рекомендации и запросы, которые направляют ему прокуроры из разных штатов. После одобрения кандидатуры, представители Службы маршалов заключают соглашение со свидетелем и приступают к применению мер безопасности, которые включают перемещение участника программы и его близких родственников в безопасное место, выбранное маршалами, предоставление всем перемещенным лицам удостоверений личности с новыми личными данными, медицинское страхование, помощь в трудоустройстве и выделение необходимых средств на время трудоустройства, круглосуточная охрана в ходе судебного процесса.

На каждое защищаемое лицо в среднем выделяется 40 тысяч долларов США. В основном, эти средства расходуются на личную охрану, смену адреса проживания, трудоустройство и денежное пособие на срок адаптации, который для большинства защищаемых лиц составляет около полутора лет. Меры по защите свидетелей и потерпевших, предполагающие серьезные изменения в жизни защищаемого лица (полная замена биографии, пластическая операция), применяются преимущественно по отношению к тем лицам, которым требуется защита за пределами продолжительности рассмотрения уголовного дела, и лишь в тех случаях, когда применение прочих средств защиты является неэффективным или недостаточным.

В Италии ежегодно на программу защиты свидетелей тратится до 60 миллионов евро. В настоящее время под защитой в Италии находятся 1130 человек, способствующих раскрытию преступлений, 3610 членов их семей, а также 63 свидетеля. Государством зарезервировано 1416 квартир. «Чековое» содержание предусматривает расходы в размере 600 евро на человека и 2500 евро на семью из 4-5 человек. За последние 10 лет в Италии не зарегистрирован ни один случай гибели защищаемого лица.

В Бельгии программа защиты свидетелей была разработана в 2002 году на основе Палермской Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности, принятой в Италии в декабре 2000 года.

Государственная программа применяется только по преступлениям террористической направленности, по коррупционным преступлениям, совершенным организованной преступной группой, или по преступлениям, имеющим транснациональный характер. Государственная программа применяется лишь в тех случаях, когда безопасность свидетелей невозможно обеспечить другими полицейскими средствами.

В среднем на защиту одного лица государством расходуется порядка 60-100 тысяч евро. Преимущественной мерой обеспечения безопасности защищаемых лиц является перемещение лица (семьи) за пределы государства, при этом расходы на семью, состоящую из двух человек, составляют порядка 37 тысяч евро, а на семью в составе трех человек — около 50 тысяч евро.

Согласно статье 71 Конституции РФ, безопасность находится в ведении Российской Федерации. Необходимо, чтобы государство, действуя от имени всего общества, возмещало потерпевшим вред, причиненный вследствие неспособности государства обеспечить потерпевшему безопасность.

При ратификации Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод Российская Федерация признала юрисдикцию Европейского Суда по правам человека ipso facto, то есть в силу самого события. Таким образом, при решении вопросов о защите потерпевших от преступлений и возмещении вреда, причиненного преступлением, России необходимо учитывать общеправовые позиции Европейского Суда по вопросам толкования и применения положений о защите права на жизнь и права на собственность.

Определяющая правовая позиция Европейского Суда по правам человека заключаются в представлении об абсолютной ответственности государства, обязанного обеспечить в обществе мир и порядок, личную и имущественную безопасность находящихся под его юрисдикцией людей. Нарушение общественного мира и порядка, создание угрозы безопасности для людей являются для государства самостоятельными основаниями ответственности за причиненный вред. Причиной наступления вреда могут быть любые обстоятельства. Для наступления ответственности государства не имеет значения, исходило ли насильственное действие от должностных лиц государства или неустановленных лиц. Непроведение объективного и независимого расследования случаев убийства людей, даже имеющих внешние признаки законного лишения жизни, является самостоятельным основанием ответственности государства и рассматривается как нарушение права на жизнь.

Недостаточная эффективность механизмов государственной защиты граждан от преступных посягательств на фоне значительного роста преступности создает серьезную угрозу для общества. В этих условиях становится особенно очевидным, что защита прав потерпевших и свидетелей преступлений — не только конституционная обязанность государства, но и гражданская обязанность общества.

Правозащитные организации не только обеспечивают гражданам возможность участвовать в формировании и реализации государственной и общественной политики в области защиты основных прав и свобод человека, но и являются основной формой общественного контроля за деятельностью правоохранительных органов.

По информации МВД России, в Российской Федерации, по данным на 2006 год, действуют 34,7 тысяч общественных объединений правоохранительной направленности, в том числе 17,6 тысяч народные и 872 казачьи дружины, в их рядах состоят 360 тысяч человек. При непосредственном участии общественных объединений в течение 2006 года было раскрыто более 41 тысячи преступлений, задержано 18 тысяч преступников, пресечено 462 тысячи административных правонарушений.

Несмотря на столь большое число общественных организаций правоохранительной и правозащитной направленности, лишь немногие из них специализируются на реальной помощи жертвам преступлений, которая заключается не в декларативных заявлениях, а в правовой и психологической поддержке граждан, пострадавших от преступлений.

Одной из первых организаций, оказывающих потерпевшим и свидетелям бесплатную психологическую и правовую помощь, стала Региональная правозащитная общественная организация «Сопротивление», которая предлагает указанным участникам уголовного судопроизводства бесплатные консультации профильных специалистов не только на базе общественной приемной, но и по телефону «горячей линии». В 2006 году эта общественная организация выпустила брошюру «В помощь потерпевшему», содержащую выдержки из законодательства, рекомендации юристов и психологов, советы по заполнению процессуальных документов.

22-23 марта 2007 года в Москве прошла Первая Международная конференция по вопросам защиты прав потерпевших и свидетелей в уголовном процессе «Солидарность. Действие. Право», организованная Региональной правозащитной общественной организацией «Сопротивление». В конференции приняли участие более 30 представителей крупнейших международных правозащитных организаций и профильных специалистов, включая руководителей и представителей Европейского Форума по правам и защите потерпевших, Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Государственной Думы Российской Федерации, Министерства Внутренних Дел Российской Федерации, Министерства Юстиции Российской Федерации, Общественной палаты Российской Федерации, представители министерств и ведомств зарубежных стран, а также представители различных международных правозащитных общественных и научных организаций.

Целью проведения Конференции являлось привлечение внимания государственных структур, российской и международной общественности к проблемам правового и социально-психологического обеспечения защиты прав жертв преступности; разрешение вопросов интеграции и взаимодействия всех общественных и государственных институтов в процессе обеспечения прав потерпевших и свидетелей; обсуждение роли национальных и международных подходов к обеспечению физической и психологической безопасности потерпевших и свидетелей в системе правового регулирования с учетом зарубежного (европейского) опыта и социально-правовых задач, стоящих перед Российской Федерацией.

Практика работы общественных организаций показывает, что проблемы общественной защиты потерпевших свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства, имеющие несомненную социальную важность, не получают должного внимания со стороны государства. Отсутствие отлаженного механизма взаимодействия государственных органов и общественных правозащитных организаций приводит к снижению общей эффективности государственных и общественных мероприятий, направленных на улучшение положения потерпевших и свидетелей уголовных преступлений.

На сегодняшний день не разрешены проблемы законодательного обеспечения участия граждан в охране общественного порядка. Проектом федерального закона «Об участии граждан Российской Федерации, общественных и государственно-общественных объединений и организаций в обеспечении правопорядка», разработанным группой депутатов Государственной Думы совместно с представителями правоохранительных органов и внесенным в ноябре 2002 года в Государственную Думу, предлагалось определить правовую основу, задачи и принципы, формы и порядок участия граждан и организаций в обеспечении правопорядка, а также установить гарантии их правовой и социальной защиты.

Законопроект, целью которого являлось обеспечение противодействия криминогенным процессам в обществе, сдерживание и сокращение правонарушений, основанные на координации деятельности правоохранительных органов, граждан и организаций в борьбе с преступностью, длительное время обсуждался на заседаниях комитетов Государственной Думы и в 2005 году был снят с рассмотрения. Основные идеи законопроекта были положены в основу нового разрабатываемого депутатами Государственной Думы совместно со специалистами МВД России законопроекта «Об участии граждан Российской Федерации в обеспечении правопорядка».

Очевидно, что только консолидация усилий правоохранительных органов, органов образования, здравоохранения, социальной защиты и правозащитных общественных организаций может привести к заметному улучшению криминогенной обстановки в стране.

В целях улучшения положения потерпевших и свидетелей по уголовным преступлениям представляется целесообразным:

1. Привести законодательство Российской Федерации, нормативно-правовые акты федеральных органов исполнительной власти и органов власти субъектов Российской Федерации в соответствие с Конституцией Российской Федерации с целью улучшения правового положения и усиления государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства.

2. Основываясь на том, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры России являются составной частью ее законодательства, регулирующего уголовное судопроизводство, необходимо закрепить в законодательстве Российской Федерации прямое указание на применение мер государственной защиты, предусмотренных рядом международных конвенций, участником которых является Российская Федерация.

3. Обеспечить первоочередное рассмотрение и ратификацию международных договоров и федеральных законов, направленных на охрану прав потерпевших и свидетелей, включая право на справедливое возмещение. Решению ряда проблем, связанных с полным и справедливым восстановлением нарушенного положения жертв преступлений, может способствовать ратификация Европейской Конвенции по возмещению ущерба жертвам насильственных преступлений. Необходима подготовка и скорейшее принятие ратификационного и специального федеральных законов, определяющих механизмы применения Конвенции и методику расчета вреда.

4. Создать государственные механизмы для возмещения ущерба и оказания другой помощи потерпевшим и свидетелям на случай, если стороны, несущие ответственность за нанесенный ущерб, не имеют возможности или не желают выполнять свои обязательства.

5. Предусмотреть в проекте федерального закона о бюджете на следующий финансовый период увеличение расходов, предусмотренных соответствующей государственой программой на обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства.

6. Разработать и внести изменения в утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 11 ноября 2006 года N 664 Правила выплаты единовременных пособий потерпевшим, свидетелям и иным участникам уголовного судопроизводства, в отношении которых в установленном порядке принято решение об осуществлении государственной защиты.

7. Ускорить разработку и принятие федеральных законов, обеспечивающих целостную систему правовых отношений в сфере государственного и общественного обеспечения и защиты прав потерпевших, свидетелей и других участников уголовного судопроизводства.

8. Разработать механизмы реализации программы предоставления нового жилья защищаемым лицам и рассмотреть вопрос создания соответствующего жилого фонда. Разработать механизмы реализации мероприятий Государственной программы, направленных на предоставление нового жилья защищаемым лицам, обеспечение и восстановление физического и психического здоровья защищаемых лиц, а также на пенсионное и социальное обеспечение защищаемых лиц.

9. Продолжить работу по совершенствованию положений уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, связанных с правовым положением потерпевших, свидетелей и других участников уголовного судопроизводства.

Межрегиональная правозащитная общественная организация «Сопротивление»