Информационно-аналитический отчет о деятельности правозащитного движения «Сопротивление» с 2005 по 2010 годы (опубликовано в 2011 году)

Правозащитное движение «Сопротивление» публикует отчет о своей деятельности с момента образования в декабре 2005 года. По словам Председателя Правления движения Ольги Костиной, изначально планировалось составить пятилетний отчет, в котором бы рассказывалось только о том, чего нам удалось достичь за эти годы. Однако, после некоторых обсуждений и раздумий, мы решили, что этот отчет должен стать и ретроспективой того, что мы сделали или хотели сделать, и обзором направлений и перспектив нашей будущей работы. Отчет должен стать и определенной программой действий. Это наш первый вклад в составление национального плана по борьбе с преступностью.

ОБРАЩЕНИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРАВЛЕНИЯ

Нам 5 лет. Почти все граждане России, рожденные в СССР, помнят, что в Советском Союзе централизованное планирование экономики осуществлялось посредством составления пятилетних планов развития народного хозяйства СССР или пятилеток, при этом советская концепция центрального планирования оказалась настолько удачной, что ей подражали даже некоторые капиталистические страны. И всё же, 5 лет — много это или мало? В экономическом прогнозировании 5 лет — это рубеж между среднесрочным и долгосрочным прогнозом, в жизни некоммерческой правозащитной организации в России 5 лет активной работы — это не только доказательство востребованности ее услуг, но также важное подтверждение тому, что 5 лет назад, обсуждая цели, задачи и направления развития организации, ее учредители, одним из которых являюсь и я, сделали правильный выбор.

Принимая решение выпустить пятилетний отчет, мы планировали написать в нем только о том, чего нам удалось достичь за эти годы. Однако, после некоторых обсуждений и раздумий, мы решили, что этот отчет должен стать и ретроспективой того, что мы сделали или хотели сделать, и обзором направлений и перспектив нашей будущей работы.

Скажу без ложной скромности — за прошедшие 5 лет мы достигли многого, и за это я хочу сказать большое спасибо моим соратникам и соучредителям, моим коллегам из «Сопротивления», специалистам партнерских неправительственных некоммерческих организаций, сотрудникам правоохранительных органов, экспертам и правозащитникам из других стран, а также многим другим, помогавшим нам делами и советами. Я счастлива, что каждый день меня окружают неравнодушные люди, энтузиасты своего дела, с максимальной отдачей работающие на одну общую цель — сделать нашу страну более безопасной и комфортной для всех, кто в ней живет. Но есть и ложка дёгтя — достичь нам удалось далеко не всего. Многое из того, что казалось реальным и было намечено на первую пятилетку, преобразовалось в планы на будущее с привкусом несбыточной мечты. Главное, однако, осталось неизменным — нас стало больше, и мы стали сплоченнее, а значит мы еще на несколько шагов продвинулись на пути к воплощению в жизнь девиза нашей организации — преступность остановит наша солидарность!

В первом абзаце я неслучайно упомянула планирование — борьба с преступностью и криминализацией без конкретного планирования представляется мне бессмысленной. В октябре 2010 года я обратилась к Президенту России Дмитрию Медведеву с открытым письмом, в котором предложила создать национальный план по борьбе с преступностью, в рамках которого необходимо разработать концепцию уголовной политики государства. В своих Посланиях Федеральному Собранию и других публичных выступлениях Дмитрий Медведев неоднократно заявлял о необходимости реформирования уголовного и уголовно-процессуального законодательства, как в направлении гуманизации и либерализации, так и в направлении усиления ответственности за некоторые виды преступлений, в том числе — за преступления против детей. Полностью поддерживая Президента в его стремлении к гармонизации законов, я всё же хочу заметить, что одним переписыванием законов ситуацию с преступностью в стране уже не переломить.

Одна из основных сложностей этой ситуации состоит в том, что сегодня мы имеем дело с очень застарелой проблемой. Осень 2010 года наглядно показала, что уровень пронизанности общества криминалом достиг небывалых высот. Причина, по которой, говоря о проблеме, я выбираю слово «пронизанность», а не «криминализация» в том, что мы не становимся преступниками, но преступников среди нас становится всё больше, а их вовлеченность в различные процессы, протекающие в стране, — политические, экономические, социальные, — становится всё глубже. Растет не только количество преступлений, но также их дерзость и то, что можно назвать только одним словом, — отмороженность. Причины этого не только и не столько в несовершенстве законов. Главная причина творящегося беспредела — коррупция и, как следствие, безнаказанность. Какой смысл разрабатывать и вводить новые альтернативные виды наказаний или пересматривать сроки лишения свободы для тех, кто, скорее всего, никогда не предстанет перед судом?

Что мешает многим европейским и американским гражданам мусорить на тротуарах, превышать скорость во время управления автомобилем, расхищать денежные средства и имущество, доступ к которым предусматривает их профессиональная деятельность, вымогать взятки и совершать многие другие правонарушения? Особый менталитет? Высокий уровень морали, нравственности и личной ответственности? Развитое правосознание? Не желая умалять достоинства граждан других стран, скажу: вероятно, всё это, плюс главное — юридическая ответственность, точнее, один из ее наиболее весомых принципов — принцип неотвратимости, дающий правонарушителю уверенность в том, что его правонарушение не останется нераскрытым и повлечет за собой наказание со стороны государства. Именно принцип неотвратимости является основным условием эффективности юридической ответственности и, в целом, уголовной политики государства, а значит и главным инструментом предупреждения преступности.

Что же необходимо предпринять, чтобы заложенная в нашем законодательстве юридическая ответственность начала «работать» по своему назначению — на предупреждение совершения правонарушений и охрану общественного порядка, т.е. на сокращение преступности? Очевидно, что хотя тотальное усиление юридической ответственности, понимаемое как усиление правовых санкций, и не является разумным направлением реформ, ослабление юридической ответственности путем либерализации законодательства, понимаемой как частичная декриминализация уголовных преступлений, также не приведет к желаемому исходу. Между тем события, происходящие в стране, показывают, что переписывание законов по принципу «туда добавим, оттуда уберем» уже давно перешагнуло свой предел полезности.

Несмотря на то, что разработка национального плана по борьбе с преступностью — вопрос пока властью нерешенный, уже сейчас можно утверждать следующее: только комплексный и структурированный подход к проблеме, а также точный расчет механизмов воздействия и последствий их применения могут привести к появлению в нашей стране не просто «красивого», но реально работающего законодательства. Объект пересмотра тоже комплексный — законодательство, правоприменительная практика и принципы работы правоохранительных органов, условия доступа граждан к правосудию, система социальной поддержки и многое другое. Сложность и новизна задачи требуют нахождения принципиально нового подхода. Полагаю, что к участию в разработке, а также к последующему обсуждению национального плана по борьбе с преступностью необходимо привлечь гражданское сообщество в лице экспертов, представителей профильных государственных и неправительственных организаций, и других заинтересованных лиц. Преступность — не проблема действующего руководства или политического режима, преступность — это проблема всего общества, а значит и решать её надо сообща.

Этот отчет — наш первый вклад в составление национального плана по борьбе с преступностью.

Ольга Костина
Председатель Правления правозащитного движения «Сопротивление»

ВВЕДЕНИЕ
Ежегодно юристы и психологи правозащитного движения «Сопротивление» проводят тысячи консультаций по вопросам, связанным с содействием в расследовании уголовных дел, оформлением документов, разъяснением законодательной базы, психологической оценкой и коррекцией. В процессе консультирования специалисты «Сопротивления» собирают и анализируют информацию о сложностях и проблемах, с которыми сталкиваются граждане, обратившиеся за помощью, при этом собранная информация не пропадает, тихо оседая в компьютерных базах данных, а используется для составления обзорных аналитических материалов и разработки предложений по улучшению правового положения граждан России, ставших жертвами преступности.

За время существования правозащитного движения «Сопротивление» количество телефонных обращений граждан увеличилось с 3 000 обращений, поступивших за 2006 год — первый год нашей работы, до 11 000 звонков в 2010 году, а количество очных консультаций за этот период выросло с 900 до 3500. Подсчитав общее количество граждан, которые обратились к нам за помощью за всё время работы организации, мы изумились — оказалось, что за 5 лет работы специалисты «Сопротивления» помогли более 60 000 человек! За знанием и опытом, полученными нами за эти годы, стоят реальные судьбы, реальные трагедии, реальные удачи, и мы верим, что наш опыт, являющийся аккумуляцией опыта многих людей — потерпевших, свидетелей, обвиняемых, их родственников, — поможет увидеть и исправить некоторые недостатки законодательства и правоприменительной практики, и, таким образом, сыграет позитивную роль в построении правового государства в Российской Федерации.

В этом отчете мы решили собрать некоторую часть аналитики и законодательных предложений, подготовленных правозащитным движением «Сопротивление» в период с 2006 по 2010 год. Мы надеемся, что эти материалы могут оказаться полезными в работе над очень важной для нас задачей, которая, как мы надеемся, в ближайшее время станет важным направлением работы и для представителей государственной власти, — разработкой концепции национального плана по борьбе с преступностью.

Часть материалов, размещенных в нескольких разделах, представляющих основные направления работы нашей организации, была опубликована, а предложения, содержащиеся в них, полностью или частично реализованы. Другая часть материалов — это идеи и разработки, которые нам пока не удалось публично озвучить или воплотить в жизнь. Многое из того, что было написано в первые годы работы нашей организации, было впоследствии переосмыслено и переписано, но и эти материалы, по нашему мнению, могут оказаться полезными, ведь создание национального плана по борьбе с преступностью и разработка концепции уголовной политики Российской Федерации потребуют детального осмысления причин происходящего и поиска новых подходов, а новые подходы иногда вырастают и из хорошо забытых или ранее отвергнутых старых. Мы надеемся, что аналитические материалы, приведенные в отчете, помогут по-новому взглянуть на различные проблемы, затронутые в каждом из разделов, и, возможно, сыграют определенную роль в выработке и поиске новых подходов к их решению.

I. ЗАЩИТА ПРАВ ЖЕРТВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
Защита прав жертв преступлений — центральное направление работы правозащитного движения «Сопротивление», и центральное оно потому, что практически всё, что мы делали и продолжаем делать — защита детей от преступных посягательств в жизни и в киберпространстве, защита населения от деятельности тоталитарных сект, экстремистских и националистических группировок, разработка системы и алгоритма расчета компенсаций жертвам преступности, проведение мероприятий для улучшения взаимодействия между гражданским обществом и государственными учреждениями правоохранительной направленности, — всё это не только берет от него начало, но и неразрывно с ним связано.

Правопорядок в стране — это не только результат деятельности государственных органов в сфере охраны правопорядка, но также, во многом, результат эффективного взаимодействия органов государства и субъектов гражданского общества — граждан и общественных объединений. На протяжении десятилетий российская правозащита формировалась и воспринималась исключительно как политическая сила, оппозиционная власти, однако сегодня социальный запрос, как в России, так и в мировой практике, сместился в сторону решения конкретных социальных задач. Правозащитные организации, в которых реально нуждается общество, — это неполитизированные структуры, помогающие гражданам решать их повседневные проблемы, связанные с несовершенством законов, коррумпированностью представителей власти, ростом преступности и социальной незащищенностью. Это ежедневная деятельность по защите базовых ценностей общества, среди которых личная безопасность, защита от криминала, справедливость правосудия, поддержка государством его гражданина, защита детей от домашнего и сексуального насилия и многое другое.

На сегодняшний день основные задачи правозащитного движения «Сопротивление» в части защиты прав жертв преступлений — сбор и обобщение информации, поиск и аккумуляция позитивного опыта, разработка предложений законодательного характера и проведение публичных мероприятий с участием представителей профильных государственных ведомств и учреждений, нацеленных на то, чтобы наши предложения были услышаны, рассмотрены и, возможно, реализованы законодательной и исполнительной властью с максимальным эффектом реальной помощи людям.
1. Материалы к Специальному докладу Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации «Защита прав потерпевших и свидетелей по уголовным преступлениям» (2006-2007)

Международные нормы права и законодательство России провозглашают человека, его права и свободы высшей ценностью. Государство обязано в полной мере реализовывать гарантии неприкосновенности личности и собственности, защищать жизнь, здоровье и достоинство граждан в строгом соответствии с Конституцией Российской Федерации. Статья 52 Конституции гласит: «Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба».

Потерпевший — ключевая фигура уголовного процесса, права и законные интересы которого попраны преступлением. Защита интересов потерпевших от преступного посягательства лиц и организаций обозначены законодателем в статье 6 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в качестве первоочередного назначения уголовного судопроизводства. Однако, в настоящее время по многим процессуальным позициям потерпевший поставлен в неравное положение с подозреваемым, обвиняемым и подсудимым, что дает основания говорить о неполной реализации и несостоятельности принципа равенства сторон в уголовном судопроизводстве и принципа состязательности.

В процессуальном отношении не каждый пострадавший становится потерпевшим — пострадавший от преступления приобретает статус потерпевшего только после вынесения надлежащим лицом постановления либо определения. Во многих случаях пострадавший сталкивается с попыткой отказа либо сокрытия регистрации заявления о преступлении. Ему необоснованно отказывают в возбуждении уголовного дела, а также прекращают уголовное дело без учета его мнения. Зачастую следователь необоснованно отказывает в удовлетворении ходатайств об истребовании доказательств по делу, производит следственные действия с нарушением уголовно-процессуального закона, что, в свою очередь, лишает полученные результаты доказательственной силы. Вместе с тем признание доказательств не имеющими юридической силы может повлечь отказ прокурора от поддержания обвинения, привести к прекращению уголовного дела и тем самым заблокировать доступ потерпевшего к правосудию. Лишь немногие добиваются доступа к правосудию путем подачи жалоб прокурору, и только малая часть постановлений о приостановлении и прекращении уголовных дел отменяется прокурорами по жалобам заинтересованных лиц.

Неотъемлемое конституционное право на безопасность, которое выступает необходимым условием реализации иных гуманитарных прав, позволяет человеку свободно выражать свою волю и предполагает наличие у потерпевшего и свидетеля права на безопасное участие в уголовном процессе. Государству надлежит принимать все меры, с тем, чтобы предоставить потерпевшим возможность выражать свои мнения и опасения в связи с их участием в процессе отправления правосудия.

На сегодняшний день остро назрел вопрос совершенствования комплекса мер, направленных на защиту потерпевших от преступлений. Под защитой следует понимать не только разнообразную деятельность уполномоченных органов по охране прав и свобод человека от всевозможных нарушений и ограничений, но также деятельность государства по предупреждению этих нарушений и ограничений и возмещению ущерба, причиненного правам и свободам человека.

Следует особо отметить, что в последние годы в Российской Федерации резко увеличилось незаконное воздействие криминала на потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству. Нарушается и становится неэффективным установленный законодательством процесс правосудия, создаются непреодолимые трудности в собирании доказательств, в связи с чем уровень раскрываемости уголовных дел падает, а преступникам все чаще удается уходить от ответственности.

В условиях снижения эффективности правоохранительной деятельности расширяется практика внеправового реагирования граждан на преступность. Увеличивается количество случаев спонтанной расправы с преступниками, в том числе путем совершения ответных преступлений, что включает не только не основанные на законе стандарты реагирования на преступления, но и внеправовые способы возмещения материального или иного вреда. Набирают силу коррупция и теневая, в том числе и криминальная, юстиция.

По данным МВД России и Генеральной прокуратуры Российской Федерации, количество преступлений, по которым установлены потерпевшие, из года в год увеличивается. Только в 2006 году МВД России зарегистрировало 3 миллиона 855 тысяч преступлений, что на 8,5 процента выше, чем в 2005 году. При этом из 3 миллионов 262 тысяч уголовных дел, возбужденных в 2006 году, в суды по первой инстанции поступило лишь 1 миллион 225 тысяч уголовных дел.

Рассматривая число зарегистрированных преступлений, нельзя забывать, что речь идет о данных официальной статистики, приводимых без учета латентной преступности, которая не фиксируется официально и является одним из показателей внеправового реагирования на преступные действия. Считается, что в последние годы в России латентная преступность составляет примерно четыре к одному, то есть на одно зарегистрированное преступление приходится четыре незарегистрированных. Одной из значимых проблем по-прежнему остается и сокрытие преступлений от учета.

Около одной трети жалоб граждан, поступающих к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации, связаны именно с деятельностью правоохранительных органов. Между тем, вся система органов внутренних дел должна быть сориентирована на защиту законных прав и интересов граждан и носить при этом предельно открытый характер.

Одной из актуальных задач, стоящих сегодня перед правоохранительными органами, является обеспечение должного внимания к гражданам при их обращении с заявлением или сообщением о любом совершенном или готовящемся преступлении, а также своевременное информирование заявителя о возможностях получения юридической, медицинской, психологической, социальной помощи, а также компенсации нанесенного вреда.

Социологические опросы свидетельствуют, что значительная часть граждан, пострадавших от преступлений, не обращается за помощью в милицию, хотя до 30 процентов взрослого населения ежегодно подвергается преступным посягательствам. В среднем только 20 процентов граждан считает себя в той или иной мере защищенными со стороны милиции от преступников, более 60 процентов не ощущают эту защищенность в достаточной мере, треть из них отмечает, что милиция не защищает их вовсе. Доля граждан, подвергшихся преступным посягательствам, но не обратившихся за помощью в милицию, на протяжении последних трех лет продолжает оставаться неизменной, в интервале 44-45 процентов, при этом по данным ГУ «ВНИИ МВД России» эта доля составляет 60 процентов. Основной мотив необращения, как указывают 38 процентов пострадавших от преступлений граждан, — отсутствие веры в реальную помощь.

Начальник Следственного комитета при МВД России А. В. Аничин в интервью журналу «Милиция» отметил, что одной из основных проблем следственных подразделений остается отток квалифицированных кадров. Ежегодно из органов предварительного следствия увольняются по различным причинам порядка 7 тысяч следователей, при этом уходят хорошо подготовленные, состоявшиеся специалисты. Так, за последние 10 лет удельный вес лиц в возрасте до 30 лет, замещающих должности следователей, увеличился с 44 до 57 процентов, а количество лиц в возрасте от 30 до 40 лет — наиболее подготовленных и опытных сотрудников — сократилось с 41 до 29 процентов.

Говоря о качественных характеристиках преступности, нельзя не отметить того, что, несмотря на постепенное уменьшение доли тяжких и особо тяжких преступлений, их раскрываемость в отдельные годы либо снижается, либо возрастает очень незначительно. Так в 2006 году удельный вес тяжких и особо тяжких преступлений составил 27,9 процента, а раскрываемость этих преступлений составила 47,6 процента, что на 2,2 процента ниже, чем аналогичный показатель в 2005 году.

Расследование тяжких и особо тяжких преступлений, как правило, связано со сложным процессом собирания доказательств, установления обстоятельств совершения преступления или его уголовно-наказуемой подготовки. По различным данным, от 80 до 90 процентов всей доказательственной базы относят к показаниям свидетелей и потерпевших.

Как отметил в одном из интервью Министр внутренних дел Российской Федерации Р. Г. Нургалиев, согласно Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации объем следственных действий по особо тяжкому преступлению — умышленному убийству и по карманной краже абсолютно идентичен. В итоге правоохранительные органы обречены на распыление сил на преступления, не представляющие большой общественной опасности, в ущерб серьезной работе по особо тяжким деяниям. Сложившееся положение не отвечает ни интересам государства, ни интересам потерпевших.

Следственная и оперативная практика органов внутренних дел показывает, что в большинстве случаев давление на потерпевших и свидетелей оказывается именно по делам, связанным с тяжкими и особо тяжкими преступлениями. Противоправное воздействие может носить открытый либо скрытый характер и реализовываться посредством угроз убийством, причинения телесных повреждений или уничтожения (повреждения) имущества, как в отношении самих указанных лиц, так и в отношении их близких. Нередко угроза исходит и от сотрудников правоохранительных органов.

Как правило, следствием таких противоправных действий является отказ участников уголовного судопроизводства от данных ранее показаний либо дача заведомо ложных показаний в пользу подозреваемых, обвиняемых. По данным опросов потерпевших и свидетелей, почти 90 процентов опрашиваемых ответили, что в случае угрозы их жизни или здоровью они откажутся от дачи показаний или же дадут ложные показания, несмотря на наказуемость таких деяний, если в отношении их не будут приниматься меры защиты. Необходимо понимать, что только при условии обеспечения защиты личности возможны получение, проверка и оценка надлежащих доказательств по уголовному делу, ведь чаще всего именно показания свидетелей и потерпевших позволяют инкриминировать лиц в совершении преступления.

Анализ статистических данных показывает, что, несмотря на положительную динамику, наметившуюся в последние годы, государственная защита прав и охраняемых законом интересов потерпевших и свидетелей находится на неудовлетворительно низком уровне. Согласно статистике, свидетелями преступлений ежегодно выступают около 10 миллионов человек, при этом примерно четверть из таких свидетелей в ходе процесса действительно меняет свои показания. Таким образом, каждый четвертый свидетель не только боится преступников, но и не надеется на защиту государства.

В 2006 году число зарегистрированных преступлений, предусмотренных статьей 119 УК РФ «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью», составило 109,554 тысяч, что на 6 процентов превышает показатель предыдущего года. Необходимо отметить, что статистическая информация необъективно отражает сложившуюся в стране ситуацию по причине высокой латентности данных преступлений.

По данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации в 2005 году увеличение числа осужденных по статье 119 УК РФ «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью» по сравнению с предыдущим годом составило 40 процентов. В 2006 году доля осужденных по этой статье увеличилась еще на 16,4 процента. Тем не менее, в 2006 году обвинительные приговоры по указанной статье вступили в законную силу лишь в отношении 33,3 тысяч лиц.

Новый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации содержит ряд норм, позволяющих обеспечить безопасность свидетеля, потерпевшего и иных участников уголовного судопроизводства в случае, если им угрожают убийством, насилием либо иными опасными противоправными действиями. К таким мерам, в частности, относятся: проведение допросов в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства, сохранение в тайне подлинных данных о личности потерпевшего, свидетеля, других участников процесса, проведение в необходимых случаях закрытого судебного разбирательства и ряд других.

Однако, как показывает практика, применения только процессуальных мер обеспечения безопасности бывает недостаточно. В ряде случаев для обеспечения безопасности таких лиц требуется их постоянная охрана в течение длительного срока, изменение их места жительства, внешности и паспортных данных. Для проведения таких мероприятий необходимо соответствующее правовое и финансовое обеспечение.

Согласно опросу, проведенному в 2006 году, 95 процентов из опрошенных судей, сотрудников правоохранительных органов и адвокатов подтвердили, что они в своей профессиональной деятельности сталкивались с изменением показаний потерпевшими и свидетелями. При этом только 0,2 процента опрошенных признали эффективность предусмотренных УПК РФ мер безопасности достаточной.

Таким образом, приходится констатировать, что указанные в УПК РФ меры защиты не всегда могут эффективно обеспечить безопасность защищаемых лиц.

Во многих случаях органы уголовного преследования используют потерпевшего исключительно для решения своих служебных задач, не принимая во внимание состояние потерпевшего, вызванное совершенным в отношении него преступлением.

Очевидно, что потерпевшие нуждаются как в немедленной правовой, так и в пролонгированной психологической, медицинской, материальной помощи, однако в российском праве потерпевшему не уделяется достаточного внимания.

Права потерпевших от преступлений, в том числе на получение юридической помощи, гарантируются Конституцией Российской Федерации и признаются в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права.

С момента возбуждения уголовного дела в отношении подозреваемого или с момента его задержания, а также с момента привлечения лица в качестве обвиняемого, эти участники уголовного судопроизводства имеют право на оказание им юридических услуг адвокатом за счет бюджета, при этом Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации не предусматривает предоставление бесплатной юридической помощи потерпевшему.

Часть 3 статьи 42 УПК РФ гласит, что потерпевшему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, а также расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя, согласно требованиям статьи 131 УПК РФ. При этом в статье 131 УПК РФ расходы на представителя как процессуальные издержки не указаны, что лишает потерпевшего возможности получить бесплатную юридическую помощь.

Согласно статье 49 Конституции Российской Федерации, подозреваемый и обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. В соответствии с положениями ч. 2 ст. 14 УПК РФ, обязанность доказывания вины обвиняемого должна возлагаться, в том числе, и на потерпевшего, находящегося на стороне обвинения согласно п. 47 ст. 5 УПК РФ.

Тем не менее, УПК РФ не предоставляет потерпевшему возможность самостоятельного сбора необходимой ему доказательственной базы. Потерпевший вынужден прибегать к помощи органов предварительного расследования, которая заключается, например, в разрешении ходатайств потерпевшего о получении дополнительных доказательств посредством проведения следственных и иных процессуальных действий, что ставит потерпевшего в полную зависимость от позиции следствия, ограничивает возможности его участия в процессе сбора и рассмотрения доказательств и, таким образом, существенно нарушает его право на доступ к правосудию.

Статья 22 УПК РФ наделяет потерпевшего правом участвовать в уголовном преследовании, однако законом не определен срок, в течение которого лицо должно быть признано потерпевшим по уголовному делу. Во многих случаях лицо признается потерпевшим на завершающей стадии уголовного судопроизводства, что лишает его прав на заявление отводов, подачу жалоб, заявлений, ходатайств.

Практика свидетельствует, что участие законных представителей потерпевших обеспечивается в обязательном порядке только по делам, где потерпевшими являются малолетние. Другим категориям уязвимых потерпевших, то есть тех, кто по своему физическому или психическому состоянию лишен возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, участие законных представителей практически не обеспечивается. В результате такие потерпевшие нередко остаются в неведении относительно своей роли в расследовании и судебном рассмотрении дела.

В некоторых случаях в ходе уголовного судопроизводства потерпевший оказывается бесправным не только перед следствием, но и перед прокурором, который представляет сторону обвинения в состязательном судопроизводстве.

Так, согласно положениям ч.ч. 7 и 8 ст. 246 УПК РФ за государственным обвинителем закреплено право отказаться от предъявленного подсудимому обвинения или изменить его в сторону смягчения. В случае отказа государственного обвинителя от обвинения (полностью или в части) суд обязан прекратить уголовное дело или уголовное преследование. Позиция государственного обвинителя, отказывающегося от обвинения, для суда является безусловной, в то время как позиция потерпевшего судом не учитывается, хотя потерпевший рассматривается как полноправный участник уголовного судопроизводства со стороны обвинения.

Провозглашая принцип равенства прав участников судебного разбирательства, закон допускает участие потерпевшего в судебных прениях только по делам частного обвинения. Потерпевший и его представитель имеют право участвовать в исследовании доказательств по делу, представлять доказательства, но не могут дать им оценку в судебных прениях, что лишает их возможности публично заявить свое отношение к преступлению и лицу, его совершившему.

Таким образом, несмотря на декларируемый широкий спектр процессуальных прав, в действительности потерпевший не является полноправным участником уголовного судопроизводства.

Вопрос об эффективности уголовного права как инструмента государственной защиты граждан от преступлений в значительной мере сводится к вопросу об эффективности уголовного наказания и зависит от правильного определения целей наказания. Наказание в уголовном законодательстве, есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Цель наказания — восстановление социальной справедливости, а также исправление осужденного и предупреждения совершения новых преступлений (ст. 43 УК РФ).

Согласно современному толкованию, восстановление справедливости заключается, прежде всего, в приведении общественных отношений, искаженных совершением преступления, в одобряемое действующим законом состояние судом, рассматривающим дело, и общественным мнением. Среди составляющих восстановления справедливости — назначение наказания, адекватного совершенному преступлению и личности виновного. Восстановление справедливости включает в себя также возмещение морального и материального вреда, причиненного преступлением потерпевшему.

В современной практике восстановление социальной справедливости очень часто включает в себя только осуждение виновного лица и реализацию карательного содержания наказания, таким образом, исполнение наказания приобретает исключительный характер возмездия или талиона. Ценностным основанием действия, совершаемого на основе талиона, является формальная эквивалентность воздаяния, но принцип талиона в буквальном смысле не восстанавливает, а разрушает. Уголовное наказание, суть которого в лишении или ограничении прав и свобод осужденного, неспособно в полной мере вернуть утраченное в результате преступления благо.

Нельзя забывать, что в понятие восстановления социальной справедливости входит и понятие восстановления нарушенных прав потерпевшего, которые, в соответствии с судебной практикой и правовой доктриной, носят также и компенсационно-штрафной характер. Уголовно-процессуальное законодательство (ст. 42 УПК РФ) предусматривает, что лицо, потерпевшее от преступления, имеет право на возмещение причиненного ему вреда.

Необходимо подчеркнуть, что в УПК РФ в качестве способа возмещения причиненного преступлением вреда упоминается лишь гражданский иск. В этом отношении УПК РФ не в лучшую сторону отличается от ранее действовавшего УПК РСФСР, согласно которому формами возмещения ущерба, причиненного преступлением, могли являться гражданский иск (ч. 1 ст. 29 УПК РСФСР), возмещение вреда по инициативе суда (ч. 4 ст. 29 УПК РСФСР), и уголовно-процессуальная реституция (ст. 83-86 УПК РСФСР). В дополнении к вышеперечисленному УК РФ также предусматривает такой способ возмещения ущерба как возложение судом обязанности загладить причиненный вред (п. «в» ч. 2 ст. 90 УК).

Прокурор, участвующий в уголовном судопроизводстве может сам предъявить гражданский иск или поддержать уже заявленный гражданский иск, в случае если это связано с охраной государственных интересов, а также с охраной интересов несовершеннолетних, недееспособных и ограниченно дееспособных лиц, а также лиц, которые по иным причинам не могут защитить свои права и законные интересы. В остальных случаях потерпевший должен сам заявлять гражданский иск и доказывать его. Соответствующие иски могут подаваться как в порядке уголовного, так и в порядке гражданского судопроизводства. Согласно требованиям ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации возмещение должно быть полным, т.е. обеспечивающим потерпевшему восстановление того имущественного положения, которое он имел до совершения в отношении него либо его имущества преступления.

Гражданский иск в уголовном процессе регламентируется несколькими отраслями права. В порядке гражданского судопроизводства потерпевший должен самостоятельно, без помощи прокурора, на которого государство возложило обязанность по защите нарушенных прав потерпевшего, подготовить и подать иск, доказать размер ущерба и причинно-следственную связь между уголовным преступлением и возникновением или причинением морального вреда. Очевидно, что в этом случае потерпевшему очень сложно отстоять свои права и законные интересы самостоятельно, без профессиональной юридической помощи. Вместе с тем способы защиты нарушенных прав потерпевшего не могут быть ограничены по формальному признаку принадлежности нарушенного права той или иной сфере охраняемых законом интересов.

Представляется возможным отметить, что гражданский иск в уголовном процессе не только малоэффективен, но и не в полной мере отвечает задаче усиления уголовно-правовой охраны интересов потерпевших от имущественных преступлений, поскольку исковая форма сатисфакции предполагает, что бремя доказывания факта причинения вреда и его размера ложится на потерпевшего — гражданского истца.

Если обратиться к законодательным нормам, регламентирующим защиту имущественных интересов лиц, пострадавших от преступлений, а также к практике правоприменительных органов в этой области, то можно прийти к выводу о том, что по ряду причин такая защита является не эффективной и не позволяет в полной мере восстановить нарушенные права лица и, как следствие, реализовать в полной мере конституционный принцип, закрепленный в ст. 52 Конституции Российской Федерации.

По данным статистических отчетов Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, материальный ущерб от преступлений, определенный по приговорам и решениям судов, ежегодно оценивается в 6-8 миллиардов рублей, при этом из присужденных сумм ущерба реально взыскивается не более одной трети. Уровень раскрываемости корыстно-насильственных преступлений на фоне ежегодного увеличения числа преступлений, причинивших крупный ущерб (28,9 процентов в 2006 году, 18,6 процента за январь-май 2007 года), не превышает 60 процентов. В настоящее время в России возмещение ущерба производится только при наличии приговора суда. Потерпевший не может рассчитывать на возмещение вреда, причиненного преступлением, в случае, если преступник не установлен или установлен, но скрывается от следствия, и, соответственно, не представляется возможным привлечь его к уголовной ответственности. Таким образом, более трети потерпевших лишены возможности возмещения вреда, поскольку виновные в их совершении лица не установлены. Если руководствоваться принципом «понятие преступления не может существовать без наказания», то это приводит к парадоксальному выводу — при существующей системе возмещения ущерба потерпевшие по нераскрытым делам не являются ни пострадавшими от преступлений, ни потерпевшими.

В комментарии к Уголовному кодексу Российской Федерации отмечено, что учет действительной позиции потерпевшего в отношении наказания является необходимым компонентом восстановления справедливости, нарушенной преступлением. Потерпевший имеет двоякий интерес участия в уголовном судопроизводстве: как правило, в первую очередь он желает получить возмещение причиненного преступлением вреда (имущественного, морального и физического); и уже во вторую очередь — чтобы виновное лицо было привлечено к уголовной ответственности. Единство этих желаний потерпевшего и соответствует стремлению уголовного судопроизводства к восстановлению социальной справедливости, при этом очень часто приоритетом для потерпевшего является именно восстановление его статус-кво.

Добровольное возмещение вреда, причиненного преступлением, рассматривается как составная часть одного из условий освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием и в связи с примирением с потерпевшим (статьи 75, 76 УК РФ), или как обстоятельство, смягчающее уголовное наказание (п. «к» ч.1 ст.61 УК РФ).

Установленные законом последствия возмещения вреда касаются лишь положения обвиняемого. При оценке обстоятельств, смягчающих наказание, суд в первую очередь принимает во внимание направленность действий обвиняемого на возмещение вреда как обстоятельство, подтверждающее раскаяние обвиняемого, при этом мнение потерпевшего и полнота удовлетворения его требований обвиняемым судом не оценивается.

Возмещение вреда в полном объеме невозможно без компенсации морального вреда. Очевидно, что во многих случаях осуждение обвиняемого приговором суда не является достаточной компенсацией морального вреда.

Как показывает мировая практика, компенсационно-штрафной характер института возмещения вреда является одним из наиболее эффективных способ эффективного возмещения морального вреда и воздействия на правонарушителя. Наиболее полно вопросы компенсации морального вреда регламентированы статьями 151, 1099-1101 ГК РФ.

Согласно статье 151 ГК РФ и Постановлению Пленума Верховного Суда от 20 декабря 1994 года № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

К сожалению, полное и адекватное возмещение вреда потерпевшему является редкостью российского уголовного судопроизводства. Вопросы определения размера морального вреда и денежной оценки жизни человека не имеют законодательного регулирования и оставляются на субъективное усмотрение того или иного судьи. При этом потерпевший вынужден полагаться лишь на профессионализм и нравственно-этические качества судьи, так как критериями оценки являются размытые понятия разумность и справедливость, которые не поддаются конкретизации.

Практика показывает, что в подавляющем большинстве случаев суды удовлетворяют иски потерпевших в минимальных размерах. В некоторых случаях определение ущерба по искам о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, требует заключений специалистов и экспертов.

Степень нравственных или физических страданий должна оцениваться судом с учетом фактических обстоятельств, причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий. Во многих случаях адекватная оценка морального вреда невозможна без дополнительного привлечения специалистов, например, врачей или психологов.

В США для разработки закона о возмещении вреда и процедуры исчисления расчетного экономического убытка в связи с терактом 11 сентября 2001 года была привлечена группа, состоявшая из юристов, экономистов и социологов.

В Великобритании по вопросам компенсации морального вреда создана и функционирует Комиссия, применяющая в настоящее время Тарифную схему 1994 года, в которой подробно описаны условия и суммы выплат компенсаций в зависимости от случая.

В Германии для определения размера компенсации за страдания применяется принцип прецедента. При исчислении компенсации морального вреда принимаются во внимание суммы компенсации, определенные ранее вынесенными решениями судов по аналогичным правонарушениям. Выписки из таких решений систематизируются и публикуются.

Очевидно, что в целях более эффективного восстановления социальной справедливости в части возмещения вреда, причиненного преступлением потерпевшему, необходимо закрепление в Российском законодательстве методики определения стоимости человеческой жизни и исчисления вреда для расчетов компенсаций и материальной помощи потерпевшим от преступлений.

В ситуации привлечения виновного лица к уголовной ответственности и назначения наказания в виде лишения свободы, возмещение будет производиться ежемесячно незначительными суммами на протяжении нескольких лет. Необходимо иметь в виду, что на сегодняшний день одна из основных проблем мест лишения свободы заключается в том, что с исчезновением СССР и прекращением госзаказов более половины осужденных, находящихся в местах лишения свободы, потеряли возможность работать — исправительные учреждения не могут обеспечить осужденных работой, поскольку производимую ими продукцию никто не покупает. Если же осужденный работает, то заработанные им деньги распределяются не в интересах потерпевшего. Согласно статье 107 УИК РФ из заработка осужденного вначале удерживает налоги государство, затем удерживаются алименты на детей осужденного, следом идет покрытие государству его расходов по содержанию осужденного (стоимость питания, одежды, обуви и т.д.). Кроме того, осужденному закон гарантирует зачисление на лицевой счет 25 процентов его заработка, в колониях-поселениях — 50 процентов. В итоге на возмещение ущерба потерпевшим средств практически не остается.

В ряде случаев возместить имущественный вред в полном объеме не представляется возможным в силу того, что виновный не имеет для этого средств и имущества, за счет которого можно было бы произвести взыскание. В дополнение к этому, суд вправе, руководствуясь пунктом 3 статьи 1083 ГК РФ, учесть имущественное положение ответчика-гражданина и уменьшить размер возмещения, присужденного с него в пользу потерпевшего, если вред причинен неосторожными действиями. Таким решением суд освобождает преступника от возмещения вреда не из-за малозначительности совершенного им преступления или обнаружения смягчающих ответственность обстоятельств, а исключительно в силу причин, никак не связанных с его уголовно-наказуемыми действиями, и, тем самым, необоснованно лишает потерпевшего возможности получить возмещение причиненного преступлением имущественного вреда.

Таким образом, несмотря на то, что в силу публично-правового начала уголовного судопроизводства лицо, пострадавшее от преступления, должно защищать государство, его проблемы в результате действия системы уголовной юстиции не разрешаются. Представляется, что используемый в настоящее время подход к возмещению вреда потерпевшему не оправдывает назначения уголовного судопроизводства — защиту прав и законных интересов потерпевших (п. 1 ч. 1 ст. 6 УПК РФ). При этом если государственные структуры, на которых возложена обязанность обеспечения правопорядка и безопасности в государстве и обществе, не сумели обеспечить этот правопорядок, то возмещать вред должны именно эти органы, в лице государства.

Гражданский кодекс Российской Федерации не содержит нормы, закрепляющей обязанность государства возместить потерпевшему от преступлений причиненный ему вред, за исключением случаев, когда вред был причинен в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, а также незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Возмещение вреда, причиненного государственными органами производится на общих основаниях, но не исчерпывается нормами, закрепленными в главе 59 Гражданского кодекса и судебной практикой. Общие принципы законодательного регулирования возмещения вреда органами государственной власти закреплены в статьях 1069, 1070, 1071 второй части Гражданского кодекса Российской Федерации, а сам порядок и механизм возмещения — Положением о возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, утвержденным Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года, а также Инструкцией по применению данного положения, утвержденной Министерством юстиции СССР, Прокуратурой СССР и Министерством финансов СССР 2 марта 1982 г.

Статья 1069 устанавливает, что вред, причиненный в результате незаконных действий государственных органов, возмещается за счет казны Российской Федерации или казны субъекта Российской Федерации в зависимости от статуса данного органа. Статья 1071 устанавливает, что от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии со статьей 125 ГК РФ эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

В настоящее время судами в качестве ответчика по делам о возмещении ущерба, причиненного государственными органами, привлекается Министерство финансов Российской Федерации как центральный финансовый орган. Последствием подобного положения вещей являются значительные сроки, требующиеся для реализации решения суда, определяемые количеством инстанций и сроками переписки, так как данная категория дел предполагает в соответствии со статьей 118 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации подсудность по выбору истца, таким образом, иски, связанные с возмещением ущерба, причиненного гражданину незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу, могут предъявляться по месту жительства истца.

Налицо необходимость разработки комплексного, системного подхода ко всем сторонам вопроса, от определения источника финансирования расходов на возмещение вреда потерпевшим до законодательного урегулирования порядка возмещения ущерба, причиненного органами государственной власти.

Общество контролирует не только вероятность осуждения и строгость наказания, но и выбор форм наказания. На сегодняшний день в большинстве стран преобладающей формой наказания являются штрафы, а лишение свободы предусматривается только за самые серьезные преступления. В отличие от лишения свободы, штрафы не только обеспечивают компенсацию потерпевшим, но и не поглощают ресурсы общества. Материальная ответственность — наиболее эффективная мера наказания, и материальная ответственность должна существовать в уголовном законодательстве как форма ответственности за преступление перед потерпевшим, наряду с иными мерами наказания.

Представляется возможным утверждать, что если возмещение ущерба, нанесенного потерпевшему, действительно является одной из основных задач, стоящих перед правосудием, то одной из основных целей процессуальных действий должно являться взимание с виновного лица штрафа, равного или эквивалентного ущербу. Таким образом, понятие возмещение материального ущерба и морального вреда должно включать в себя не только возмещение причиненного вреда (компенсацию), но также и взыскание штрафа в пользу потерпевшего.

На сегодняшний день в России такой вид уголовного наказания как штраф используется в недостаточной мере. По статистическим данным Судебного департамента при Верховном суде Российской Федерации, в структуре судимости по видам наказания за 2006 год рост числа осужденных, которым был назначен штраф в качестве основной меры наказания, составил 0,5 процента и достиг 10,8 процента от общего числа осужденных. Необходимо отметить, что судами областного звена в 2005 году был подвергнут штрафам лишь 1 процент от общего числа осужденных, в 2006 году эта цифра увеличилась до 2 процентов. Применение материальных санкций в виде штрафов районными судами в 2006 году уменьшилось на 11,9 процента по сравнению с 2005 годом и составило 6,1 процента от общего числа осужденных. Мировыми судьями в 2006 году были приговорены к штрафу 24,5 процента от общего числа осужденных, что обусловлено характером рассматриваемых дел.

Рост преступности и возрастающая актуальность создания действенного механизма возмещения вреда, как в России, так и в других государствах мира обуславливают необходимость международного сотрудничества в этой области. На сегодняшний день в целом ряде зарубежных стран существуют развитые системы и механизмы, которые гарантируют защиту прав и законных интересов потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих правосудию, включая право потерпевших на получение возмещения вреда.

Расхождения норм российского законодательства и международно признанных стандартов в области защиты прав потерпевших ограничивают сферу применения российского законодательства по сравнению с возможностями, предусмотренными международными соглашениями.

В международно-правовых актах вместо понятия «потерпевший» употребляется понятие «жертва преступления». Эти понятия не тождественны по содержанию — понятие жертвы преступления намного шире понятия потерпевшего.

В соответствии с Декларацией основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, принятой Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 29 ноября 1985 года, под термином «жертвы» понимаются лица, которым причинен физический, материальный или моральный вред (ущерб) в результате действия или бездействия, нарушающего уголовный закон. Такое лицо считается жертвой независимо от того, установлен, арестован, предан суду или осужден правонарушитель. К жертвам преступлений в соответствующих случаях относятся близкие родственники и иждивенцы непосредственной жертвы, а также лица, которым был причинен ущерб при попытке оказать помощь жертве для предотвращения воздействия последствий преступной деятельности.

Правовая защита жертв преступной деятельности провозглашена Декларацией одной из приоритетных задач органов, ведущих уголовный процесс, с обеспечением им широкого доступа к механизмам правосудия на всех стадиях уголовного процесса, возмещения физического, имущественного и морального вреда в форме реституции и компенсации.

К сожалению, в законодательстве России, в отличие от других стран, под «жертвой преступления» понимается только непосредственно пострадавший от преступных действий. Официальная статистика МВД России отражает лишь количество преступлений, по которым установлены потерпевшие, в то время как реальное количество жертв преступлений никем не регистрируется.

По мнению экспертов, ежегодно жертвами преступления в понимании Декларации становятся около 40 миллионов граждан России, и если права граждан, официально признанных потерпевшими, государством в определенной мере защищаются, то остальные миллионы жертв преступлений не получают никакой правовой помощи и защиты. Сложившаяся ситуация противоречит международным нормам права.

Несмотря на то, что участие в международном сотрудничестве по решению проблем защиты прав жертв преступлений является одним из приоритетных направлений внешнеполитической деятельности Российской Федерации, на сегодняшний день уровень межгосударственного сотрудничества в области защиты прав потерпевших и свидетелей не является удовлетворительным. Комплекс мер по защите потерпевших, свидетелей и других участников уголовного судопроизводства, предусмотренный законодательством Российской Федерации, не учитывает ряда существенных положений, содержащихся в международных договорах и конвенциях.

По правилам Европейской Конвенции по возмещению ущерба жертвам насильственных преступлений, принятой 24 ноября 1983 года в Страсбурге, основополагающим положением которой является компенсационная ответственность государства перед потерпевшими, возмещение ущерба осуществляется государством в том случае, если преступник не может быть подвергнут уголовному преследованию (например, не установлен) или быть наказан. В последнем случае это предусмотренные законодательством освобождение от наказания в связи с актами амнистии и помилования, тяжелой болезнью осужденного и тому подобное.

В соответствии со статьей 4 Европейской Конвенции компенсация должна покрывать следующие части ущерба: потерю заработка, затраты на лекарства и госпитализацию, затраты на похороны и в случаях, касающихся иждивенцев, — содержание. Исходя из смысла данного положения можно сделать вывод, что это минимальный перечень возмещений, которые должны обеспечить государства, присоединившиеся к данному международному договору.

По состоянию на 24 июля 2007 года Европейскую Конвенцию подписали двадцать одно государство и ратифицировали десять государств. Перечень стран-участников наглядно демонстрирует, что возмещение ущерба потерпевшим от насильственных преступлений важно не только для стран с развитой экономической и правовой системой, но и для государств, находящихся в стадии становления и развития социально-правового общества.

На сегодняшний день главным и самым очевидным препятствием для подписания и ратификации Конвенции Российской Федерацией является огромное число пострадавших от насильственных преступлений, не получивших возмещение ущерба за счет лиц, совершивших преступление, что потребует от государства значительных материальных затрат.

В мире существует два основных вида исчисления методик — либо судебный прецедент, либо законодательно закрепленные схемы возмещений, в которых подробно описаны условия выплат и компенсаций. В большинстве стран вред, причиненный жизни и здоровью граждан, компенсируется из государственных фондов (США, Великобритания, Германия, Австралия, Япония и др.). Остальные виды ущерба, как правило, государством не возмещаются, однако разветвленная система обязательного страхования в значительной мере обеспечивает компенсационные выплаты потерпевшим.

Наиболее предпочтительным представляется создание в России внебюджетного фонда помощи жертвам преступлений. Данный фонд должен быть создан при непосредственном участии государства и иметь своей основной уставной задачей аккумулирование денежных средств, направляемых на компенсацию вреда, причиненного преступлением. Формирование фонда может осуществляться за счет средств от взыскания штрафов за совершение преступлений и административных правонарушений, реализации конфискованного имущества лиц, совершивших преступления, отчислений с заработной платы осужденных, отчислений из средств бюджетов различных уровней и благотворительных взносов физических и юридических лиц.

Практика показывает, что в настоящее время привлечение преступника к ответственности и обеспечение принципа неотвратимости наказания во многом зависят от надежности защиты участников уголовного процесса от преступных посягательств со стороны представителей криминального мира.

На сегодняшний день в законодательной практике сложилась парадоксальная ситуация, когда права обвиняемых и подозреваемых защищаются не только законодательно, но и на практике, в то время как уровень практической защиты прав и обеспечения безопасности потерпевших и свидетелей является неудовлетворительно низким, несмотря на принятие соответствующего законодательства.

Защита прав потерпевшего — конституционная обязанность государства. С принятием 18 декабря 2001 года нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в российском законодательстве появились меры процессуального характера, направленные на обеспечение безопасности участников уголовного судопроизводства. Среди прочих, новый УПК РФ содержит ряд норм, позволяющих обеспечить безопасность свидетеля, потерпевшего и иных участников уголовного судопроизводства в случае, если им угрожают убийством, насилием либо иными опасными противоправными действиями.

Результаты исследований, проведенных среди работников правоохранительных органов, показали, что 82 процентов следователей прокуратуры и органов внутренних дел, 85 процентов судей и 68 процентов адвокатов считают, что свидетели не защищены в случаях воздействия на них обвиняемого, 96 процентов следственных работников отметили, что не имеют возможности обеспечить безопасность содействующих им лиц. Как следствие, 46 процентов работников правоохранительных органов не регистрируют заявления о посткриминальном воздействии в отношении потерпевших и свидетелей.

За прошедшее с принятия УПК РФ время Совет Федерации одобрил ряд существенных изменений в УПК РФ, улучшающих положение защищаемых лиц, в том числе, был определен порядок возмещения процессуальных издержек, подлежащих выплате потерпевшим, свидетелям, их законным представителям, экспертам, специалистам, переводчикам и понятым. Однако, недостаточность мер процессуального характера для обеспечения безопасности защищаемых лиц и целесообразность обеспечения безопасности таких лиц мерами, применяемыми за рамками уголовного процесса, а также необходимость социальной защиты со стороны государства привели к разработке и принятию Федерального закона, предусматривающего комплекс соответствующих мер и механизм их реализации.

Необходимо отметить, что указанные в УПК РФ меры защиты не всегда могут эффективно обеспечить безопасность защищаемых лиц. Кроме того, при их применении практические работники встречаются со значительными сложностями в связи с отсутствием комплексного подхода к обеспечению безопасности защищаемых лиц.

Федеральный закон от 20 августа 2004 года N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», вступивший в действие с 1 января 2005 года, заложил основы системы государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства. Федеральным законом установлены принципы осуществления и виды государственной защиты, включающие меры безопасности и социальной поддержки, определены органы, обеспечивающие государственную защиту, и порядок применения мер.

По данным МВД России, в 2005 году меры безопасности применялись в 350 случаях, в 2006 году — более чем в 1000 случаях. Следует отметить, что среди защищаемых лиц были, в том числе, и «раскаявшиеся», то есть подозреваемые и обвиняемые, сотрудничающие со следствием.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 10 апреля 2006 года N 200 в целях реализации Федерального закона утверждена Государственная программа «Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2006-2008 годы», направленная на реализацию мер государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства. Разработаны основные мероприятия программы и механизм их исполнения, распределены затраты между ее участниками.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 октября 2006 года N 630 в целях реализации Федерального закона утверждены Правила, регулирующие применение отдельных мер безопасности в отношении потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства органами, осуществляющими меры безопасности, по находящимся в их производстве либо в производстве суда или прокуратуры уголовным делам. В приложениях к Правилам содержатся формы постановления об избрании меры безопасности, уведомления об избрании (изменении, дополнительном применении) меры безопасности в отношении защищаемого лица и предупреждения о неразглашении сведений о защищаемом лице и применяемых в отношении его мерах безопасности.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 11 ноября 2006 года N 664 в целях реализации Федерального закона утверждены Правила выплаты единовременных пособий потерпевшим, свидетелям и иным участникам уголовного судопроизводства, в отношении которых в установленном порядке принято решение об осуществлении государственной защиты. Правила определяют размеры и порядок выплаты единовременных пособий защищаемым лицам, а в случае гибели (смерти) защищаемого лица в связи с его участием в уголовном судопроизводстве — членам семьи погибшего (умершего) и лицам, находившимся на его иждивении.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 3 марта 2007 года N 134 утверждены Правила защиты сведений об осуществлении государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства. Правила устанавливают порядок защиты сведений об осуществлении государственной защиты защищаемых лиц, включая основание для защиты сведений и порядок действий органов, осуществляющих меры безопасности, по защите конфиденциального характера сведений.

В настоящее время МВД России разрабатывается проект приказа МВД России о создании специальных подразделений, уполномоченных на применение мер безопасности, а также о порядке применения мер безопасности данными подразделениями МВД России. На сегодняшний день специальные подразделения созданы в 9 регионах Российской Федерации.

К сожалению, принятие Правительством соответствующих постановлений не привело к заметному улучшению положения защищаемых лиц. Целый ряд положений утвержденных постановлений не соответствует требованиям практики и не способствует повышению эффективности государственной защиты.

Так, согласно постановлению N 664, в случае гибели защищаемого лица, наступившей в связи с его участием в уголовном судопроизводстве, членам семьи погибшего защищаемого лица (женам (мужьям), детям, не достигшим 18-летнего возраста либо старше этого возраста, если они стали инвалидами до достижения 18-летнего возраста, а также детям, обучающимся в образовательных учреждениях по очной форме обучения до достижения ими возраста 23 лет, отцам и матерям) и лицам, находившимся на его иждивении, выплачивается единовременное пособие в размере 100 тысяч рублей в равных долях каждому.

Установленный данным постановлением размер компенсации трудно оценить как достаточный или справедливый, в особенности, если сравнить эту цифру с суммой компенсации, установленной Федеральным законом от 20 апреля 1995 года № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов». Положения этого Федерального закона в части мер государственной и социальной защиты и механизмов их реализации во многом аналогичны положениям федерального закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству».

Согласно данному закону, в случае гибели судьи, арбитражного заседателя, присяжного заседателя, судебного исполнителя, должностного лица правоохранительного или контролирующего органа, сотрудника федерального органа государственной охраны, сотрудника учреждения или органа уголовно-исполнительной системы, если гибель наступила вследствие причинения указанным лицам телесных повреждений или иного вреда их здоровью в связи с их служебной деятельностью, их наследникам выплачивается компенсация в размере, равном 180-кратному размеру среднемесячной заработной платы перечисленных лиц. В среднем в 2007 году среднемесячная заработная плата судьи составляет 80 тысяч рублей, соответственно, сумма выплачиваемой компенсации может составить 14 миллионов 400 тысяч рублей из федерального бюджета.

В случае причинения лицам, перечисленным в законе, в связи с их служебной деятельностью телесных повреждений или иного вреда их здоровью, в размере, равном 12-кратному (без стойкой утраты трудоспособности) или 36-кратному (в случае стойкой утраты трудоспособности) размеру среднемесячной заработной платы защищаемого лица, что в подавляющем большинстве случаев значительно отличается от суммы в 10-20 и 35-75 тысяч рублей соответственно, предусмотренной указанным постановлением с целью компенсации вреда, нанесенного здоровью лиц, защищаемых Федеральным законом «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства».

Таким образом, лица, самостоятельно избравшие для себя деятельность по борьбе с преступлениями и другими правонарушениям, находятся под существенно большей правовой, социальной и материальной защитой государства, нежели граждане, которые не только пострадали от преступлений, но и не были обеспечены эффективной государственной защитой от дальнейших противоправных посягательств.

Общеизвестно, что защита общества от противоправных посягательств предполагает использование самого широкого комплекса средств и мероприятий и не ограничивается применением уголовно-правовых мер. Криминологическая профилактика, к примеру, рассматривается государством в качестве одной из наиболее актуальных задач. По данным МВД России, суммарный объем финансирования профилактических мероприятий на реализацию программ борьбы с преступностью и профилактики правонарушений в 2006 году составил около 6 миллиардов рублей.

Однако, борьба с преступностью не сводится к действиям, адресованным только преступности и преступникам, как реальным, так и потенциальным. Защита лиц, содействующих уголовному судопроизводству, также является одним из важных направлений борьбы с преступностью и последствиями преступной деятельности. К сожалению, практика применения Федерального закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» показала, что финансирование, предусмотренное Государственной программой, не является достаточным.

В пояснительной записке к проекту федерального закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству», подготовленной авторами законопроекта в 2002 году, предполагаемые ежегодные расходы на реализацию мероприятий, предусматриваемых законопроектом, были оценены в 3 миллиарда 817 миллионов рублей. В 2003 году Правительство, на основании судебной практики, оценило предполагаемый объем средств из федерального бюджета, необходимых для осуществление мер государственной защиты, в 740 миллионов рублей из расчета на финансовый год.

В соответствии с Государственной программой «Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2006-2008 годы», объем выделенных на реализацию Программы финансовых средств составил 948 миллионов 720 тысяч рублей на три года, что в 12 раз ниже расчетного объема финансирования, представленного в пояснительной записке, и в 2,3 раза ниже объема финансирования, рассчитанного Правительством Российской Федерации в 2003 году.

Представляется очевидным, что реализация в рамках Государственной программы таких мероприятий, как привлечение сотрудников МВД России, ФСБ России и других правоохранительных органов к охране важного свидетеля или потерпевшего, предоставление жилища по другому месту жительства, изменение внешности и пр. требует более серьезных бюджетных ассигнований. Также необходимо подчеркнуть нехватку специалистов, специальной техники и оборудования, необходимых для реализации Государственной программы.

Недостаточность финансирования и отсутствие практических навыков применения защитных мер, предусмотренных Федеральным законом, приводит к тому, что сотрудники правоохранительных органов крайне редко прибегают к таким способы защиты охраняемых лиц как личная охрана, охрана жилища и имущества, выдача специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности, изменение места работы или учебы.

К примеру, по оценке прокуратуры Челябинской области, на территории области с 2006 года только в 3 случаях в отношении лиц, потерпевших от преступлений, была применена личная охрана. На сегодняшний день на осуществление этой меры финансирование не предусмотрено, таким образом средства выделяются, исходя из текущего финансирования каждого конкретного подразделения системы МВД России.

Крайне затруднено применение таких мер безопасности, как переселение на другое место жительства и замена документов. В настоящее время, они могут применяться лишь на временной основе. Для создания новой личности и новой жизненной истории необходимо наделение лица новым образованием, воинской обязанностью, пенсионной историей, трудовым стажем, новой собственностью. На сегодняшний день соответствующие нормативно-правовые акты и механизмы их реализации еще не разработаны. К примеру, паспорт гражданина Российской Федерации нового поколения — так называемый «биометрический паспорт», — а также государственные регистрационные знаки на автотранспортные средства, в настоящее время не могут быть выданы на новое лицо, хотя такая мера обеспечения безопасности прямо предусмотрена Государственной программой.

При применении ряда специальных защитных мер возникает значительное количество проблем, связанных с различного рода учетными, справочными и реестровыми службами. Соответственно, источниками сведений о защищаемом лице могут стать списки жильцов дома, списки членов профсоюзов, нелегальные информационные банки данных, избирательные списки.

Следует отметить, что перечень объектов, которые, согласно Федеральному закону, нуждаются в защите, является неполным, поскольку противоправное посягательство может быть направлено не только на жизнь, здоровье и имущество, но также и на честь и достоинство указанных в Федеральном законе лиц. Федеральным законом в качестве основания применения мер безопасности указаны лишь «…угрозы убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями». Таким образом, если воздействие выражается в других формах давления, которые формально не содержат состава противоправных действий, применение мер безопасности невозможно. Таким формами воздействия могут являться молчаливое преследовании потерпевших и свидетелей на улицах, их демонстративное фотографирование, появление рядом с их домами автомашин с людьми подозрительной внешности.

Недостатком является и отсутствие в Федеральном законе комплекса мер по обеспечению безопасности защищаемых лиц после завершения судебного процесса. Например, в США за группой свидетелей закрепляют специалиста, который отслеживает их дальнейшую судьбу. В Нью-Йорке существует специальная телефонная линия для жертв преступлений. Позвонив на определенные номера, пострадавшие могут получить информацию о месте отбывания обвиняемым наказания и предполагаемой дате его освобождения. Также, пострадавший имеет возможность настроить автоматическое уведомление, которое поступит сразу после освобождения осужденного.

Основываясь на зарубежном опыте, возможной стратегией обеспечения защиты свидетелей и потерпевших после освобождения виновного в преступлении из мест лишения свободы может являться введение или ужесточение наказания за преследование свидетеля или потерпевшего.

Одной из основных проблем действия закона является раздробленность правоохранительных органов, приводящая к ведомственному подходу решения сложной комплексной проблемы. Вопросы осуществления государственной защиты затрагивают сферы деятельности многих федеральных органов исполнительной власти, поэтому реализация Федерального закона в полной мере возможна только при условии консолидации их усилий по решению комплекса проблем обеспечения безопасности защищаемых лиц, что особенно актуально при отсутствии практического опыта применения конкретных мер государственной защиты, установленных Федеральным законом.

Анализ норм международного права по вопросам обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства показывает, что в международном праве признается обязанность государств предусмотреть в национальном законодательстве меры, направленные на обеспечение безопасности потерпевших и свидетелей. Предусмотренные согласно международно-правовым предписаниям меры безопасности должны носить комплексный характер.

В США федеральная программа по защите свидетелей начала действовать в 1970 году после принятия Акта о надзоре за организованной преступностью. За время действия программы ее участниками стали около 16 тысяч человек, в результате полученных свидетельских показаний уровень раскрываемости преступлений и вынесения приговоров в суде повысился до 89 процентов. Правительство США ежегодно выделяет на программу защиты свидетелей около 60-100 миллионов долларов США.

Программа защиты свидетелей осуществляется специальной Службой маршалов США, у которой есть штаб-квартира, десяток региональных представительств и офис в полиции каждого города, где работает инспектор по вопросам защиты свидетелей. Кроме того, аналогичный департамент существует и в составе ФБР. В каждом отдельном случае окончательное решение об участии гражданина в программе принимает министр юстиции США. Основанием для этого служат рекомендации и запросы, которые направляют ему прокуроры из разных штатов. После одобрения кандидатуры, представители Службы маршалов заключают соглашение со свидетелем и приступают к применению мер безопасности, которые включают перемещение участника программы и его близких родственников в безопасное место, выбранное маршалами, предоставление всем перемещенным лицам удостоверений личности с новыми личными данными, медицинское страхование, помощь в трудоустройстве и выделение необходимых средств на время трудоустройства, круглосуточная охрана в ходе судебного процесса.

На каждое защищаемое лицо в среднем выделяется 40 тысяч долларов США. В основном, эти средства расходуются на личную охрану, смену адреса проживания, трудоустройство и денежное пособие на срок адаптации, который для большинства защищаемых лиц составляет около полутора лет. Меры по защите свидетелей и потерпевших, предполагающие серьезные изменения в жизни защищаемого лица (полная замена биографии, пластическая операция), применяются преимущественно по отношению к тем лицам, которым требуется защита за пределами продолжительности рассмотрения уголовного дела, и лишь в тех случаях, когда применение прочих средств защиты является неэффективным или недостаточным.

В Италии ежегодно на программу защиты свидетелей тратится до 60 миллионов евро. В настоящее время под защитой в Италии находятся 1130 человек, способствующих раскрытию преступлений, 3610 членов их семей, а также 63 свидетеля. Государством зарезервировано 1416 квартир. «Чековое» содержание предусматривает расходы в размере 600 евро на человека и 2500 евро на семью из 4-5 человек. За последние 10 лет в Италии не зарегистрирован ни один случай гибели защищаемого лица.

В Бельгии программа защиты свидетелей была разработана в 2002 году на основе Палермской Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности, принятой в Италии в декабре 2000 года.

Государственная программа применяется только по преступлениям террористической направленности, по коррупционным преступлениям, совершенным организованной преступной группой, или по преступлениям, имеющим транснациональный характер. Государственная программа применяется лишь в тех случаях, когда безопасность свидетелей невозможно обеспечить другими полицейскими средствами.

В среднем на защиту одного лица государством расходуется порядка 60-100 тысяч евро. Преимущественной мерой обеспечения безопасности защищаемых лиц является перемещение лица (семьи) за пределы государства, при этом расходы на семью, состоящую из двух человек, составляют порядка 37 тысяч евро, а на семью в составе трех человек — около 50 тысяч евро.

Согласно статье 71 Конституции РФ, безопасность находится в ведении Российской Федерации. Необходимо, чтобы государство, действуя от имени всего общества, возмещало потерпевшим вред, причиненный вследствие неспособности государства обеспечить потерпевшему безопасность.

При ратификации Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод Российская Федерация признала юрисдикцию Европейского Суда по правам человека ipso facto, то есть в силу самого события. Таким образом, при решении вопросов о защите потерпевших от преступлений и возмещении вреда, причиненного преступлением, России необходимо учитывать общеправовые позиции Европейского Суда по вопросам толкования и применения положений о защите права на жизнь и права на собственность.

Определяющая правовая позиция Европейского Суда по правам человека заключаются в представлении об абсолютной ответственности государства, обязанного обеспечить в обществе мир и порядок, личную и имущественную безопасность находящихся под его юрисдикцией людей. Нарушение общественного мира и порядка, создание угрозы безопасности для людей являются для государства самостоятельными основаниями ответственности за причиненный вред. Причиной наступления вреда могут быть любые обстоятельства. Для наступления ответственности государства не имеет значения, исходило ли насильственное действие от должностных лиц государства или неустановленных лиц. Непроведение объективного и независимого расследования случаев убийства людей, даже имеющих внешние признаки законного лишения жизни, является самостоятельным основанием ответственности государства и рассматривается как нарушение права на жизнь.

Недостаточная эффективность механизмов государственной защиты граждан от преступных посягательств на фоне значительного роста преступности создает серьезную угрозу для общества. В этих условиях становится особенно очевидным, что защита прав потерпевших и свидетелей преступлений — не только конституционная обязанность государства, но и гражданская обязанность общества.

Правозащитные организации не только обеспечивают гражданам возможность участвовать в формировании и реализации государственной и общественной политики в области защиты основных прав и свобод человека, но и являются основной формой общественного контроля за деятельностью правоохранительных органов.

По информации МВД России, в Российской Федерации, по данным на 2006 год, действуют 34,7 тысяч общественных объединений правоохранительной направленности, в том числе 17,6 тысяч народные и 872 казачьи дружины, в их рядах состоят 360 тысяч человек. При непосредственном участии общественных объединений в течение 2006 года было раскрыто более 41 тысячи преступлений, задержано 18 тысяч преступников, пресечено 462 тысячи административных правонарушений.

Несмотря на столь большое число общественных организаций правоохранительной и правозащитной направленности, лишь немногие из них специализируются на реальной помощи жертвам преступлений, которая заключается не в декларативных заявлениях, а в правовой и психологической поддержке граждан, пострадавших от преступлений.

Одной из первых организаций, оказывающих потерпевшим и свидетелям бесплатную психологическую и правовую помощь, стала Региональная правозащитная общественная организация «Сопротивление», которая предлагает указанным участникам уголовного судопроизводства бесплатные консультации профильных специалистов не только на базе общественной приемной, но и по телефону «горячей линии». В 2006 году эта общественная организация выпустила брошюру «В помощь потерпевшему», содержащую выдержки из законодательства, рекомендации юристов и психологов, советы по заполнению процессуальных документов.

22-23 марта 2007 года в Москве прошла Первая Международная конференция по вопросам защиты прав потерпевших и свидетелей в уголовном процессе «Солидарность. Действие. Право», организованная Региональной правозащитной общественной организацией «Сопротивление». В конференции приняли участие более 30 представителей крупнейших международных правозащитных организаций и профильных специалистов, включая руководителей и представителей Европейского Форума по правам и защите потерпевших, Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Государственной Думы Российской Федерации, Министерства Внутренних Дел Российской Федерации, Министерства Юстиции Российской Федерации, Общественной палаты Российской Федерации, представители министерств и ведомств зарубежных стран, а также представители различных международных правозащитных общественных и научных организаций.

Целью проведения Конференции являлось привлечение внимания государственных структур, российской и международной общественности к проблемам правового и социально-психологического обеспечения защиты прав жертв преступности; разрешение вопросов интеграции и взаимодействия всех общественных и государственных институтов в процессе обеспечения прав потерпевших и свидетелей; обсуждение роли национальных и международных подходов к обеспечению физической и психологической безопасности потерпевших и свидетелей в системе правового регулирования с учетом зарубежного (европейского) опыта и социально-правовых задач, стоящих перед Российской Федерацией.

Практика работы общественных организаций показывает, что проблемы общественной защиты потерпевших свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства, имеющие несомненную социальную важность, не получают должного внимания со стороны государства. Отсутствие отлаженного механизма взаимодействия государственных органов и общественных правозащитных организаций приводит к снижению общей эффективности государственных и общественных мероприятий, направленных на улучшение положения потерпевших и свидетелей уголовных преступлений.

На сегодняшний день не разрешены проблемы законодательного обеспечения участия граждан в охране общественного порядка. Проектом федерального закона «Об участии граждан Российской Федерации, общественных и государственно-общественных объединений и организаций в обеспечении правопорядка», разработанным группой депутатов Государственной Думы совместно с представителями правоохранительных органов и внесенным в ноябре 2002 года в Государственную Думу, предлагалось определить правовую основу, задачи и принципы, формы и порядок участия граждан и организаций в обеспечении правопорядка, а также установить гарантии их правовой и социальной защиты.

Законопроект, целью которого являлось обеспечение противодействия криминогенным процессам в обществе, сдерживание и сокращение правонарушений, основанные на координации деятельности правоохранительных органов, граждан и организаций в борьбе с преступностью, длительное время обсуждался на заседаниях комитетов Государственной Думы и в 2005 году был снят с рассмотрения. Основные идеи законопроекта были положены в основу нового разрабатываемого депутатами Государственной Думы совместно со специалистами МВД России законопроекта «Об участии граждан Российской Федерации в обеспечении правопорядка».

Очевидно, что только консолидация усилий правоохранительных органов, органов образования, здравоохранения, социальной защиты и правозащитных общественных организаций может привести к заметному улучшению криминогенной обстановки в стране.

РЕКОМЕНДАЦИИ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ:

В целях улучшения положения потерпевших и свидетелей по уголовным преступлениям представляется необходимым:

1. Привести законодательство Российской Федерации, нормативно-правовые акты федеральных органов исполнительной власти и органов власти субъектов Российской Федерации в соответствие с Конституцией Российской Федерации с целью улучшения правового положения и усиления государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства.

2. Основываясь на том, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры России являются составной частью ее законодательства, регулирующего уголовное судопроизводство, необходимо закрепить в законодательстве Российской Федерации прямое указание на применение мер государственной защиты, предусмотренных рядом международных конвенций, участником которых является Российская Федерация.

3. Обеспечить первоочередное рассмотрение и ратификацию международных договоров и федеральных законов, направленных на охрану прав потерпевших и свидетелей, включая право на справедливое возмещение. Решению ряда проблем, связанных с полным и справедливым восстановлением нарушенного положения жертв преступлений, может способствовать ратификация Европейской Конвенции по возмещению ущерба жертвам насильственных преступлений. Необходима подготовка и скорейшее принятие ратификационного и специального федеральных законов, определяющих механизмы применения Конвенции и методику расчета вреда.

4. Создать государственные механизмы для возмещения ущерба и оказания другой помощи потерпевшим и свидетелям на случай, если стороны, несущие ответственность за нанесенный ущерб, не имеют возможности или не желают выполнять свои обязательства.

5. Предусмотреть в проекте федерального закона о бюджете на следующий финансовый период увеличение расходов, предусмотренных соответствующей государственной программой на обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства.

6. Разработать и внести дополнения и изменения в утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 11 ноября 2006 года N 664 Правила выплаты единовременных пособий потерпевшим, свидетелям и иным участникам уголовного судопроизводства, в отношении которых в установленном порядке принято решение об осуществлении государственной защиты.

7. Ускорить разработку и принятие федеральных законов, обеспечивающих целостную систему правовых отношений в сфере государственного и общественного обеспечения и защиты прав потерпевших, свидетелей и других участников уголовного судопроизводства.

8. Разработать механизмы реализации программы предоставления нового жилья защищаемым лицам и рассмотреть вопрос создания соответствующего жилого фонда. Разработать механизмы реализации мероприятий Государственной программы, направленных на предоставление нового жилья защищаемым лицам, обеспечение и восстановление физического и психического здоровья защищаемых лиц, а также на пенсионное и социальное обеспечение защищаемых лиц.

9. Продолжить работу по совершенствованию положений уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, связанных с правовым положением потерпевших, свидетелей и других участников уголовного судопроизводства.
2. Виктимизация и виктимология (2008)

Политические, экономические и социальные преобразования, происшедшие в стране за последние два десятилетия, привели к значительному ослаблению социально-правового контроля и, как следствие, к стремительному усложнению криминологической обстановки. Экономическая трансформация российского общества привела к снижению социального статуса многих слоев населения, утрате ощущения социальной стабильности и социальной общности.

Переход к новому социально-экономическому строю сопровождался резким ростом и качественным изменением традиционной преступности, а также возникновением новых видов преступлений. Заметно выросло количество преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Коррупция и организованная преступность приобрели массовый характер, возросло количество преступлений, совершенных с применением оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств. Процесс консолидации преступных группировок сопровождался разделом сфер влияния не только на местном и региональном, но и на межрегиональном уровне. Стремительно изменяющаяся социально-экономическая и политическая ситуация в стране повлекла за собой рост криминализации систем управления государством, способствовала значительному росту криминальных посягательств в сфере приватизации, в финансово-кредитной системе, в топливно-энергетическом и агропромышленном комплексах.

Согласно официальной статистике, за период с января 1997 года по декабрь 2007 года общий рост преступности в стране составил примерно 54,9%, при этом, по оценкам независимых исследователей, за последние 10-15 лет преступность возросла более чем в 4 раза. В 1999 году регистрируемая преступность впервые перешла трехмиллионный рубеж, а в 2006 году было зарегистрировано 3855,4 тысяч преступлений, что является максимальным значением на сегодняшний день.

Влияние негативных социальных факторов на сферу общественных отношений приобретает все более выраженный системный характер. Нерешенность социальных проблем и отсутствие эффективной государственной социальной политики продолжают оказывать заметное воздействие на состояние преступности. Согласно данным ГИАЦ МВД России более половины лиц, совершивших преступления, не имеют постоянного источника дохода; каждое четвертое преступление совершается лицами, ранее совершавшими преступления, каждое шестое преступление совершается лицами в состоянии алкогольного опьянения, каждое десятое — несовершеннолетними и при их соучастии. Низкий уровень жизни и неблагоприятные тенденции развития преступности способствуют криминализации и виктимизации все более широких слоев населения.

По данным МВД России и Генеральной прокуратуры Российской Федерации, количество преступлений, по которым установлены потерпевшие, из года в год увеличивается. Рассматривая число зарегистрированных преступлений, нельзя забывать, что речь идет о данных официальной статистики, приводимых без учета латентной преступности, которая не фиксируется официально и является одним из показателей внеправового реагирования на преступные действия. Считается, что в последние годы в России латентная преступность составляет примерно четыре к одному, то есть на одно зарегистрированное преступление приходится четыре незарегистрированных.

Ведомственная статистика ГИАЦ МВД России свидетельствует, что виктимогенная ситуация в Российской Федерации в течение последних десяти лет характеризовалась последовательным увеличением числа потерпевших. Так, если в 1997 году было зарегистрировано 1704,2 тысяч потерпевших от преступлений, то в 2007 году их число достигло 2675,1 тысяч, что, однако, на 9,8% меньше, чем в 2006 году. При этом по предварительным расчетам к концу 2008 года количество лиц, официально признанных потерпевшими, снизится на 7-9% по сравнению с показателем предыдущего года. Коэффициент криминальной виктимизации по лицам (число зарегистрированных потерпевших на 100 тысяч всего населения) в 2007 году составил 1881 и снизился по сравнению с 2006 годом на 9,4%.

Одной из социально-демографических особенностей виктимизации последних лет (с 2003 по 2006 годы) являлся рост числа несовершеннолетних, ставших жертвами различных преступлений, причем прирост этого показателя в 2005 году составил 54,3%, а в 2007 году было зафиксировано его снижение на 16,9%. Данные Аналитического центра Государственной Думы Российской Федерации свидетельствуют, что 70% всех жертв тяжких насильственных посягательств, совершенных в семьях, — женщины и дети. Эта категория населения составляет ежегодно примерно 38% всех убитых на почве нездоровых семейных отношений. Динамика виктимизации женщин аналогична динамике виктимизации несовершеннолетних — с 2003 по 2006 годы было зафиксировано последовательное увеличение числа потерпевших женщин, при этом в 2005 году прирост показателя составил 35,2%, а в 2007 этот показатель снизился на 7,3%.

Наиболее ярко иллюстрирует состояние защищенности в обществе динамика числа лиц, пострадавших от тяжких насильственных преступлений, а именно погибших или получивших тяжкий вред здоровью. В 2007 году 105,9 тысяч россиян в той или иной мере пострадали от преступников, при этом доли погибших и получивших тяжкий вред здоровью снизились по сравнению с предыдущим годом и составили 53,9 и 52 тысяч соответственно. По предварительным данным, в 2008 году снижение числа лиц, ставших жертвами тяжких насильственных преступлений составит порядка 1-1,5% по сравнению с предыдущим годом.

Приведенный анализ криминальной виктимизации в Российской Федерации основан на официальной статистике, без учета латентности. По подсчетам специалистов, количество потерпевших от преступлений, с учетом латентности, близких родственников пострадавших и их иждивенцев, ежегодно составляет более 10 миллионов человек. Также в стране существует огромное число лиц, которые являются носителями потенциальной виктимности в силу своих личностных черт, возраста, особенностей поведения либо служебной деятельности и др., в отношении которых в любое время может быть совершено преступление. На основании приведенных данных можно сделать вывод, что состояние, масштабы и последствия виктимизации населения до сих пор не осознаны государством и обществом в полной мере.

Международные нормы права и законодательство России провозглашают человека, его права и свободы высшей ценностью. Государство обязано в полной мере реализовывать гарантии неприкосновенности личности и собственности, защищать жизнь, здоровье и достоинство граждан в строгом соответствии с Конституцией Российской Федерации. Одной из важнейших обязанностей государства является обеспечение безопасности личности от противоправных посягательств.

Между тем решение задач обеспечения безопасности личности, защиты общества, государства от преступных посягательств и сокращения преступности не сводится исключительно к действиям, направленным на преступников и преступность. Решение перечисленных задач невозможно без направленной работы с потерпевшими от преступлений, виктимными категориями лиц, оказания воздействия на различные объективные и субъективные обстоятельства, так или иначе влияющие на возникновение преступлений, без целенаправленной деятельности государства по предупреждению нарушений и ограничений прав и свобод человека, без разработки системы опережающего противодействия. Привычная ориентация правоохранительных органов на репрессивную функцию уголовного закона и приоритетную защиту государственных интересов не способна обеспечить приоритетную защиту личных интересов и прав граждан. Необходимо активно развивать виктимологическую составляющую предупредительной деятельности органов государственного управления. Очевидно, что программы борьбы с преступностью должны включать особые меры по противодействию криминальной виктимизации населения, разработанные с учетом результатов новейших криминологических исследований по проблемам жертв преступлений и направленные на повышение уровня безопасности личности, совершенствование теоретических, правовых и организационных основ виктимологической профилактики преступлений, а также на разработку соответствующей концепции деятельности органов внутренних дел.

Поиск новых методов предупреждения преступности заставляет обратиться к проблемам криминальной виктимологии. Изменения в социальной структуре общества требуют обязательного обновления научных подходов. Повышение достоверности научного прогнозирования в области предупреждения преступности невозможно без учета всего спектра виктимообразующих факторов. В последние годы существенно возросла актуальность исследования социальных факторов виктимизации населения, в центре внимания специалистов находятся не только морально-психологические, но и социальные характеристики, повышающие вероятность преступного посягательства в отношении индивида. Криминальная виктимология стремится выявить и объяснить сущность взаимосвязи, которая существует между положением личности в обществе и государстве, образом жизни и поведения конкретного человека и вероятностью совершения против него преступлений определенного вида.

Виктимологические исследования общества нацелены не только на получение объективной картины виктимизации населения, понимание личности потерпевшего и его роли в механизме совершения преступления, но и на изучение состояния латентной преступности. Виктимологическое исследование позволяет более подробно и точно описать механизм преступного деяния, выявить факторы и условия, катализирующие данный процесс, характерные особенности личности потерпевшего и меры, которые ему необходимо предпринять для предупреждения совершения преступлений в дальнейшем.
3. Концепция создания в Российской Федерации системы государственной защиты граждан, пострадавших от преступных посягательств (2009)

Недостаточная эффективность механизмов государственной защиты граждан от противоправных посягательств на фоне роста преступности создает серьезную угрозу для общества. По данным Министерства регионального развития Российской Федерации, каждый седьмой житель России лично подвергался преступным посягательствам, каждое третье преступление совершено рецидивистом, а в 67 субъектах Российской Федерации более половины населения полагает, что проживает в регионах с высоким уровнем криминогенности.

Статистика свидетельствует, что значительная часть граждан (около 60%), пострадавших от преступлений, не обращается за помощью в милицию, хотя до 30% взрослого населения ежегодно подвергаются преступным посягательствам. Основной мотив необращений, как указывают 38% пострадавших, — отсутствие веры в реальную помощь. Но что самое опасное — более 10% преступлений совершается людьми, которые в свое время были на месте жертвы. Социальная несправедливость и отсутствие внимания к проблемам потерпевших порождают новые преступления.

В настоящий момент, в условиях глобального финансового кризиса, возрастают факторы, которые способствуют росту социальной напряженности и преступности. По экспертным заявлениям представителей ООН и Интерпола, экономический кризис вызвал рост преступной активности во всем мире, в том числе и в России. Увеличение количества потерпевших граждан в свою очередь вызовет рост количества предъявляемых исков о компенсации причиненного вреда в суды общей юрисдикции России. Также возрастет и количество обращений в Европейский Суд по правам человека. Только в прошлом году Судом предписано Российской Федерации выплатить компенсации потерпевшим около 13,8 миллиарда рублей (примерно 315 млн. евро). Количество обращений в 2008 году, по сравнению с 2007 годом, возросло на 60 %. Евросудом рассмотрено за прошлый год около 18,5 тысяч обращений в отношении Российской Федерации. Но что самое важное, Суд обязал Российскую Федерацию создать внутригосударственные эффективные механизмы защиты пострадавших вследствие неисполненных судебных решений и затянутых сроков судебных рассмотрений.

В этой связи предлагаем:
I. создать в Российской Федерации Национальный фонд поддержки потерпевших от преступлений;
II. законодательно расширить права потерпевших;
III. создать структуры по защите потерпевших и работе с ними в правоохранительных органах Российской Федерации;
IV. усилить медико-социальную защиту потерпевших.

I. О создании Национального фонда поддержки потерпевших от преступлений

На сегодняшний день возмещение вреда не является безусловной обязанностью виновного лица. В результате этого десятки тысяч потерпевших не могут добиться выполнения судебных решений в части возмещения вреда, причиненного им преступлением. Механизм компенсации вреда не является эффективным и, соответственно, ст. 52 Конституции Российской Федерации, гарантирующая право на компенсацию причиненного ущерба, практически не реализуется.

Возмещение ущерба потерпевшему производится только при наличии приговора суда. Потерпевший не может рассчитывать на возмещение вреда, причиненного преступлением, в случае, если преступник не установлен или установлен, но скрывается от следствия, и, соответственно, привлечь его к уголовной ответственности не представляется возможным. Кроме того, у осужденного зачастую отсутствует возможность работать в уголовно-исправительном учреждении, либо, при наличии у осужденного незначительного заработка, возмещение вреда потерпевшему производится минимальными суммами в течение длительного периода времени.

Таким образом, более трети потерпевших лишены возможности получения компенсации за причиненный вред, поскольку виновные в совершении преступлений лица не установлены. Что касается прямой компенсации ущерба за счет государства, то она предусматривается лишь в случаях, когда ущерб был причинен в результате злоупотребления властью.

Уголовное и уголовно-процессуальное законодательство стран Западной Европы небезосновательно отводит потерпевшим ключевую роль в уголовном процессе. Только в сотрудничестве с потерпевшим и при условии полноценной защиты его прав государство сможет создать эффективную и действенную систему правосудия в Российской Федерации, которое будет не только карать нарушителей, но и восстанавливать нарушенные права, помогая потерпевшей стороне. Только таким образом государство сможет вернуть доверие к правоохранительной и судебной системам.

В целях более эффективного восстановления социальной справедливости в части возмещения вреда, причиненного насильственным преступлением потерпевшему, остро необходимо закрепление в российском законодательстве методики определения стоимости человеческой жизни и исчисления вреда для расчетов компенсаций и материальной помощи потерпевшим от преступлений.

Многолетний опыт стран Западной Европы, а также США показал, что наиболее эффективным способом восстановления нарушенных прав потерпевшего является компенсация вреда из специального фонда поддержки жертв преступлений — отдельного звена уголовно-исполнительной системы.

Концепция Фонда. Основные положения.

Законодательство Российской Федерации определяет фонд как некоммерческую организацию, созданную для достижения общественно полезных социальных целей. В соответствии с этим Национальный фонд поддержки потерпевших от преступлений (далее — Фонд) необходимо создать от имени государства соответствующими нормативными правовыми актами, аналогично Фонду поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, Общероссийскому общественному фонду «Национальный благотворительный фонд» и др.

Фонд будет юридическим лицом, созданным без ограничения срока деятельности, в форме негосударственной, некоммерческой организации, имеющей филиалы/отделения во всех субъектах Российской Федерации.

Учредить Фонд от имени Российской Федерации, учитывая специфику рассматри¬ваемого вопроса, целесообразно при Министерстве юстиции Российской Федерации, что также соответствует аналогичному опыту большинства зарубежных стран. Кроме того, на законодательном уровне необходимо решить вопрос по аккредитации органами юстиции соответствующих профильных неправительственных организаций для осуществления общественного контроля за произведением выплат из фондов жертвам преступлений, а также вопрос по ведению реестров организаций, оказывающих помощь жертвам преступлений.

Основные цели Фонда:

— безотлагательная финансовая помощь пострадавшим от насильственных преступлений средней тяжести, тяжких и особо тяжких, а также несовершеннолетним, пострадавшим от насильственных преступлений;
— содействие разработке и практической реализации мер по государственной защите пострадавших от преступлений;
— содействие разработке и реализации системы юридических консультаций, психологической реабилитации, развитию системы индивидуального сопровождения и обслуживания пострадавших;
— содействие реализации программ федеральных и региональных органов власти, органов местного самоуправления, общественных (некоммерческих) организаций, соответствующих целям, задачам и видам деятельности Фонда;
— содействие и грантовая поддержка профильных некоммерческих  неправительственных организаций, оказывающих услуги по консультированию, сопровождению и реабилитации потерпевших.

Основные задачи Фонда:

— поддержка программ подготовки и переподготовки специалистов, непосредственно работающих с потерпевшими (юристов, психологов, социальных педагогов, социальных работников и др.);
— учреждение и развитие системы филиалов/отделений Фонда регионального и муниципального уровней для работы с потерпевшими, формирование принципов индивидуального сопровождения;
— взаимодействие с физическими и юридическими лицами, международными организациями для мобилизации дополнительного финансового обеспечения указанных программ, внедрения международного опыта;
— подготовка ежегодного аналитического доклада по вопросу положения жертв преступлений, а также издание и распространение методической и информационной литературы по вопросам поддержки жертв преступлений.

Филиалы/отделения Фонда должны заниматься сопровождением (юридическая и психологическая помощь) потерпевших на всех стадиях уголовного процесса, а также обеспечивать их доступ к необходимым медицинским услугам.

Минздравсоцразвития России необходимо составить перечень медицинских центров, начиная от крупных муниципальных образований до уровня субъектов Российской Федерации, в которых пострадавшие могли бы получить квалифицированную медицинскую помощь и последующее медицинское сопровождение. Оплата возможна двумя способами: потерпевший получает деньги от Фонда или специального подразделения ФССП России и проходит курс лечения, или получает уже оплаченное направление в соответствующее медицинское учреждение.

Соответственно целям создания Фонда и государственному участию как основе деятельности Фонда, целесообразно создание в Федеральной службе судебных приставов специального подразделения, которое бы занималось прямыми выплатами денежных средств по заявлениям потерпевших от преступлений в максимально короткие сроки (компенсации) и/или контролировало денежные выплаты Фонда. Подобные подразделения необходимо также создать во всех низовых структурах ФССП России.

В целях надзора за деятельностью Фонда необходимо создание попечительского совета Фонда, утверждаемого Правительством Российской Федерации, в состав которого входили бы представители федеральных органов государственной власти, Общественной палаты Российской Федерации, религиозных, общественных, коммерческих организаций и средств массовой информации.

Формирование денежного фонда: конфискация денежных средств, полученных преступным путем, штрафы, реализация арестованного имущества должников. Только в 2008 году стоимость имущества, находившегося в Росимуществе на реализации, составила более 20 млрд. рублей. За первый квартал 2009 года стоимость имущества, находившегося на реализации, составила уже более 8 млрд. рублей. Также денежный фонд может пополняться и за счет добровольных имущественных взносов.

Фонд позволит производить выплаты даже в том случае, если отсутствует возможность взыскания денежных средств с преступника, не нанося никакого ущерба государственной казне.

Компенсация (основные виды) должна предусматривать следующие основные расходы: оплата похорон, денежные выплаты за различные степени увечья (безотлагательная финансовая помощь), медицинская помощь, психологическая помощь, юридическая помощь, санаторно-курортное лечение, оплата по болезни (по инвалидности). Также возможно оказание помощи в ведении хозяйства, уходе за потерпевшим, временном присмотре за детьми, если пострадавший вследствие преступления находится в беспомощном состоянии,  предоставление периодических выплат и т.п.

Выплата компенсации не является заменой и не отменяет обязательное возмещение вреда обвиняемым. Важным фактором, побуждающим осужденного к возмещению причиненного ущерба, должно служить законодательное закрепление нормы о необходимости полного погашения причиненного ущерба в качестве одного из обязательных условий для положительного решения вопроса об освобождении осужденного от отбывания наказания, либо о сокращении срока отбываемого наказания.

В целях оказания безотлагательной помощи пострадавшим необходимо, чтобы правоохранительный орган, в который поступило заявление от потерпевшей стороны, в сжатые сроки передавал информацию о потерпевшем и совершенном против него преступлении в территориальное отделение Фонда с указанием всех необходимых данных и контактов потерпевшего, или предоставлял сведения о ближайшем территориальном отделении Фонда потерпевшей стороне. Информацию о работе региональных фондов целесообразно также указывать на оборотной стороне талона-уведомления о принятом заявлении о преступлении.

Создание подобного Фонда позволит снизить социальную напряженность, поскольку обеспечит реальную поддержку пострадавших, повысит уровень доверия граждан к правоохранительным и судебным органам, позволит сократить количество обращений в Европейский Суд по правам человека, а также позволит ратифицировать ряд тематических международных правовых документов, что, в свою очередь, будет способствовать повышению престижа Российской Федерации на международной арене.

II. О дополнительном перечне прав потерпевших в Российской Федерации

С учетом норм международных нормативных правовых документов, а также положений национальных законодательств стран Западной Европы, эффективно зареко¬мендовавших себя с точки зрения наиболее полного обеспечения прав жертв преступлений, российская правовая модель прав потерпевших должна включать в себя четыре составляющих блока прав:
— право на доступ к  правосудию (право лично и активно обвинять лицо, причинившее вред, право на информацию и т.п.);
— право на возмещение вреда от причинителя вреда (или от третьих лиц);
— право на финансовую компенсацию причиненного вреда за счет государства;
— право на получение социальной помощи.

Исходя из этого, а также той роли, которую жертва «де-факто» играет в уголовном процессе (заявитель, потерпевший, свидетель или истец), в концепции целесообразно предусмотреть следующие основные права потерпевшего:
— право на сопровождающего (волонтёр) на стадии предварительного следствия;
— обязательное участие, наряду с родителем, психолога или педагога в уголовных делах, по которым потерпевшим является ребенок;
— право в качестве заявителя ходатайствовать о применении мер безопасности, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации;
— осуществление следственного действия о преступлении против половой неприкосновенности и половой свободы личности лицом одного пола с потерпевшим;
— право на запрет или ограничение освещения судебного разбирательства в СМИ;
— право на адвоката за государственный счёт по уголовным делам средней тяжести, тяжким и особо тяжким делам (нанесение телесных повреждений, грабеж, покушение, убийство, преступления на сексуальной почве и т.п.). Несовершеннолетние жертвы  сексуального насилия должны иметь право на бесплатного адвоката в обязательном порядке;
— оплата судебных расходов;
— компенсация за счет причинившего ущерб;
— компенсация государством из средств специально созданного Национального фонда поддержки потерпевших от преступлений;
— социальная реабилитация (уход за нетрудоспособными потерпевшими, лекарственное обеспечение и т.п.);
— обязательное информирование потерпевшего о начале и завершении срока наказания обвиненного преступника уполномоченным органом (милиция, прокуратура, органы ФСИН России или суд);
— право на то, чтобы лицо, осужденное за совершение насильственного преступления, не вступало в контакт с потерпевшим (запрет переписки, телефонных звонков, писем и т.п., а также, на основании ходатайства потерпевшего, определение минимального расстояния, на которое может приблизиться к потерпевшему лицо, совершившее преступление против него);
— уведомление потерпевшего о подаче осужденным ходатайства о помиловании, сокращении срока наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом с правом представления своего мнения;
— уведомление потерпевшего о рассмотрении вопроса по условно-досрочному освобождению, помилованию или амнистии осужденного с правом представления своего мнения;
— получение информации о наличии медицинских и социальных услуг и другой соответствующей помощи (списки профильных организаций, оказывающих помощь потерпевшим, контактная информация) и обеспечение потерпевшему полной возможности пользоваться ими, и др.

Данные положения возможно предусмотреть посредством внесения изменений в законодательство Российской Федерации.

III. О создании специальных подразделений по работе с потерпевшими в правоохранительных органах Российской Федерации

Специальные подразделения по работе с потерпевшими существуют и успешно функционируют во многих развитых странах, включая Германию, Великобританию и США.

Так, например, деятельность отдела по работе с потерпевшими при ФБР США направлена на то, чтобы потерпевший был осведомлен обо всех правах, предусмотренных федеральным законодательством, и имел возможность их использовать. В обязанности сотрудников отдела входит взаимодействие с общественными организациями с целью обеспечения потерпевшим того объема услуг, который требуется для их успешного участия в процессе расследования. Сотрудники отдела участвуют в поиске места для безопасного проживания потерпевшего и/или членов его семьи, в организации и обеспечении надлежащего медицинского обследования и ухода, в направлении потерпевших на консультацию с психологом или психотерапевтом, содействуют в рассмотрении вопросов выплаты компенсации и в организации опеки над ребенком соответствующими органами. В составе подразделения трудятся специалисты различной квалификации, прошедшие специальное обучение для грамотного юридического и психологического сопровождения потерпевших, включая уязвимые категории потерпевших (дети, подростки, женщины, ставшие жертвами насильственных сексуальных преступлений и пр.) Специалисты отдела имеют право привлекать к работе не только сотрудников правоохранительных органов, но также учителей, медсестер, консультантов. Для работы в этом отделе у потенциального кандидата должно быть не только высшее образование и опыт работы в правоохранительных структурах, но также опыт социальной работы.

Создание специальных подразделений по работе с потерпевшими в право¬охранительных органах Российской Федерации потребует специальной подготовки сотрудников для работы с потерпевшими с момента принятия заявления о преступлении и до окончания рассмотрения дела в суде, включая консультирование потерпевших по вопросу реализации их прав, проведение различных следственных действий с учетом индивидуальных особенностей потерпевших (возраста, состояния физического и психического здоровья, культурных и религиозных традиций) и пр.

Независимо от создания специальных подразделений, крайне важным представляется проведение обязательной аттестации сотрудников правоохранительных органов, судей, прокуроров по работе с потерпевшими.

Необходимо на системной основе проводить совместные и/или индивидуальные тренинги (курсы повышения квалификации) следователей с участием психологов по правилам общения с потерпевшими и по вопросам методики расследования сексуальных посягательств, в первую очередь в отношении детей. Также необходимо подготовить и распространить для следователей методические рекомендации по вопросам расследования преступлений сексуального характера против детей, с описанием хода расследования таких дел, принципов разработки и использования новых методик и т.п. Подобные руководства уже существуют во многих странах и существенно помогают сотрудникам правоохранительных органов эффективно осуществлять следственные действия, избегая при этом повторной травматизации потерпевших.

IV. Об усилении медико-социальной защиты потерпевших

В рамках медицинской помощи:
— предусмотреть возможность первоочередного выделения квот на высокотехно¬логическую медицинскую помощь (пластические и реконструктивные операции) для лиц, пострадавших от насильственных преступлений;
— в систему повышения квалификации врачей-психиатров и врачей-психотерапевтов включить курсы дополнительной подготовки указанных специалистов по вопросам диагностики и лечения эмоциональных, когнитивных и поведенческих нарушений, возникающих у лиц, пострадавших от преступных посягательств;

— в каждом субъекте Российской Федерации в одном из психиатрических стационаров на базе отделения для больных с пограничными психическими расстройствами предусмотреть создание коек, предназначенных для оказания помощи лицам, пострадавшим от преступлений или перенесшим иные тяжелые психические травмы.

В рамках социального обслуживания:
— в систему подготовки и повышения квалификации специалистов, оказывающих экстренную психологическую помощь по телефону, психологов, оказывающих очную психокоррекционную помощь населению, включить курсы дополнительной подготовки по оказанию помощи жертвам преступных посягательств;
— МВД России и Минобрнауки России подготовить совместный приказ, закрепляющий психологически обоснованные рекомендации допроса малолетних потерпевших;
— в рамках текущего финансирования программ летнего отдыха предусмотреть выделение целевых мест для отдыха и оздоровления детей, признанных потерпевшими от насильственных преступных посягательств.
4. Предложения в доклад Общественной палаты о состоянии гражданского общества в Российской Федерации за 2010 год (2010)

Работа с потерпевшими — один из основополагающих критериев эффективности правоохранительных и общественных структур. В статье 52 Конституции Российской Федерации записано: «Права потерпевших от преступлений охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба».

Потерпевший — ключевая фигура уголовного процесса, права и законные интересы которого нарушены преступлением. Защита интересов потерпевших от преступного посягательства лиц и организаций обозначены в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации как первоочередная задача уголовного судопроизводства.

Общий анализ ситуации в сфере обеспечения прав жертв преступлений позволяет сделать вывод о том, что положение дел на данный момент по-прежнему является весьма непростым, на что неоднократно указывал и Президент Российской Федерации Д. А. Медведев. Так, по словам Президента, «правоохранительная и судебная системы должны обеспечивать действенную защиту лиц, пострадавших от преступлений», «уголовное наказание, как на уровне закона, так и на стадии его применения судами, должно быть адекватным совершенному преступлению и лучше защищать интересы общества и интересы потерпевшего» (из Послания Президента РФ Д. Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации  12 ноября 2009 года).

Правоприменительная практика последних десятилетий ставит потерпевшего в неравное положение с подозреваемым, обвиняемым и подсудимым, что дает основания говорить о неполной реализации и несостоятельности принципа равенства сторон в уголовном судопроизводстве, равно как и принципа состязательности. В процессуальном отношении не каждый пострадавший становится потерпевшим — пострадавший от преступления приобретает статус потерпевшего только после вынесения надлежащим лицом постановления либо определения. В настоящее время вектор на гуманизацию правосудия призван изменить существующую практику, сложившуюся в результате политических и судебных реформ 90-х годов XX века. При этом, усиление прав потерпевших не должно сократить объем прав обвиняемых и осужденных.

В России уже разработан ряд законодательных мер для защиты потерпевших и свидетелей. Принят Федеральный закон от 20 августа 2004 года «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», который заложил основы системы государственной защиты рассматриваемой категории граждан. Утверждены «Правила применения отдельных мер безопасности, правила выплаты единовременных пособий потерпевшим, правила защиты сведений об осуществлении государственной защиты.

Согласно Государственной программе «Обеспечения безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2006-2008 годы», только 3296 участников уголовного судопроизводства (или 5,5 % прогнозируемого уровня) были охвачены программными мероприятиями. Преимущественно применялись такие меры обеспечения безопасности, как «личная охрана, охрана жилища и имущества» и «обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице». В большинстве случаев государственная защита требовалась свидетелям (63,2 %), реже — потерпевшим (23 %), подозреваемым и обвиняемым (3,12 %).

В 2008 году было создано специализированное подразделение МВД России — Управление по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите, а также специальный центр по обеспечению безопасности таких лиц, имеющий подразделения в регионах. В 2008 году Генеральной прокуратурой Российской Федерации был подготовлен доклад об исполнении законодательства о защите прав физических и юридических лиц, потерпевших от преступлений. В 2009 году была принята Государственная программа «Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2009-2013 годы».

Однако меры государственной защиты, в особенности те, которые требуют значительных затрат и усилий, по-прежнему применяются крайне редко. Данный тезис подтверждает и новая Государственная программа, которая предусматривает, что за 5 лет ее действия меры защиты будут применены в отношении приблизительно 10 тысяч участников уголовного судопроизводства, и это при том, что, как отмечено в самой Программе, ежегодно только по особо тяжким преступлениям около 10 миллионов человек выступают в качестве потерпевших и свидетелей, причем каждый пятый из них получает угрозы с целью изменения показаний либо отказа от показаний. Таким образом, программа предусматривает применение мер в отношении всего лишь 0,5 % от общего количества подзащитных, в то время как удельный вес только тяжких и особо тяжких преступлений в числе зарегистрированных преступлений ежегодно составляет от 25 до 30 %.

Важно отметить, что отсутствие отлаженных механизмов работы уполномоченных лиц значительно снижает эффективность работы закона «О государственной защите потерпевших…». В Законе не обозначены четкие критерии, на основании которых принимается решение о применении мер безопасности (например, объективность, реальность угроз). Множественные проблемы возникают при переселении личности, изменении внешности, а также при реализации многих других видов государственной защиты. Сотрудники, в случае обращения к ним граждан с просьбой о применении к ним мер государственной защиты, зачастую не имеют представления о том, как им в таких случаях действовать. Нередко правоохранительные органы, находясь в растерянности, «передоверяют» обратившегося человека друг другу, что затягивает начало применения мер защиты и угрожает безопасности обратившегося лица. Уголовные дела по заявлениям об угрозах возбуждаются далеко не в каждом случае, что приводит к отказу в применении мер государственной защиты. Дополнительно, низкая информи¬рованность граждан о возможности применения мер государственной защиты, не позволяющая им своевременно обратиться за помощью, негативно сказывается как на безопасности самих граждан, так и на эффективности и успешности расследования уголовных дел.

До сих пор законодательно не реализованы определения Конституционного Суда Российской Федерации, касающиеся:
— возможности наделения процессуальными правами потерпевшего более одного близкого родственника лица, чья смерть наступила в результате преступления (определение от 18.01.2005 № 131-О);
— права заявителя на ознакомление с материалами проверки его обращения, если он намерен оспаривать решение об отказе в возбуждении уголовного дела (при рассмотрении жалобы, вызванной отказом в ознакомлении с материалами проверки заявления о преступлении, Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 6 июля 2000 года № 191-О установил, что если заявитель потребует ознакомить его с материалами проверки, на основании которых было вынесено такое решение, то ему должно быть обеспечено его конституционное право на доступ к информации);
— возможности обжалования потерпевшим действий и решений следователя, которые могут ущемлять его права (статья 42 УПК Российской Федерации, как показывает анализ правоприменительной практики, в ряде случаев ограничивает такие права, не допуская, в частности, возможности ознакомления потерпевшего с материалами уголовного дела до окончания предварительного расследования, и не предусматривая предоставления потерпевшему копии постановления следователя о продлении срока такого расследования. Рассматривая этот вопрос, Конституционный Суд РФ установил, что для обеспечения возможности судебного обжалования постановлений следователя, которыми нарушаются права личности, потерпевшему должен быть предоставлен доступ к соответствующей информации. При этом форма и порядок его ознакомления с необходимыми материалами могут избираться следователем в пределах, исключающих опасность разглашения следственной тайны (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 14 января 2003 года № 43-О);
— возможности ознакомления потерпевшего с составом следственной группы, как это предусмотрено частью 2 статьи 163 УПК РФ для подозреваемого и обвиняемого (определением Конституционного Суда Российской Федерации от 11 июля 2006 г. № 300-О).

Каждое незаявленное или незарегистрированное преступление — это прямое поощрение преступности. Для России сегодня проблема латентности преступлений является крайне актуальной, — в большинстве случаев потерпевшие не заявляют правоохранительным структурам о совершенных против них преступлениях. Латентная преступность составляет примерно четыре к одному, то есть на одно зарегистрированное преступление приходится четыре незарегистрированных.

По данным Всероссийского научно-исследовательского института МВД России, около 60 % жертв преступлений предпочитают вместо обращения в милицию предпринимать самостоятельные действия по восстановлению справедливости.

Основные причины латентности:
— недоверие к полицейским структурам;
— низкий уровень информированности о своих правах и необходимых процессуальных действиях;
— нежелание сотрудников правоохранительных органов регистрировать поступающие заявления о преступлении;
— опасение за свою безопасность;
— отсутствие сети профильных общественных организаций и информации об имеющихся организациях, созданных для помощи жертвам преступлений;
— пассивность потерпевшего, нежелание «тратить время на бюрократические процедуры», которые могут завершиться ничем.

Согласно официальной статистике, ежегодно рассматривается свыше 22 млн. заявлений, сообщений о происшествиях, и только по 10 % из них принимается  решение о возбуждении уголовного дела.

Латентная преступность является одним из показателей внеправового реагирования на преступные действия — более 10 % преступлений совершается людьми, которые в свое время были на месте жертвы. Социальная несправедливость и отсутствие внимания к проблемам потерпевших порождают новые преступления.

В последние годы увеличилось незаконное воздействие криминала на потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству. Нарушается установленный законодательством процесс правосудия, создаются непреодолимые трудности в собирании доказательств, в связи с чем уровень раскрываемости уголовных дел падает, что дает преступникам возможность уходить от ответственности. Широко распространилась и «рецидивная виктимность»: многие граждане становятся жертвами преступлений одного вида неоднократно.

На базе Комиссии по общественному контролю за деятельностью и реформированием правоохранительных органов и судебно-правовой системы Общественной палаты Российской Федерации с участием профильных федеральных органов исполнительной власти, а также представителей палат Федерального Собрания Российской Федерации был выработаны рекомендации законодательного характера по созданию в Российской Федерации эффективной системы защиты потерпевших.

В частности предлагается:
— создать государственные механизмы для возмещения ущерба и оказания другой помощи потерпевшим и свидетелям, а именно создать в Российской Федерации Национальный фонд поддержки потерпевших от преступлений как некоммерческую организацию, созданную от имени государства и позволяющую производить выплаты даже в том случае, если отсутствует возможность взыскания денежных средств с преступника, не нанося никакого ущерба государственной казне (посредством конфискации денежных средств, полученных преступным путем, взимаемых штрафов, реализации арестованного имущества должников и т.п.);
— законодательно расширить права потерпевших, аналогично опыту большинства развитых зарубежных стран (признание потерпевшим с момента возбуждения уголовного дела; возможность ознакомления с материалами уголовного дела до окончания предварительного расследования; предоставление копии постановления следователя о продлении срока такого расследования; право на информацию, право на обязательное участие, наряду с родителем, психолога или педагога в уголовных делах, по которым потерпевшим является ребенок; право на обжалование действий органов, принимающих решения о применении мер государственной защиты; право на участие в принятии решения об избрании меры пресечения; обязательный учет судом мнения потерпевшего при принятии решения об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, замене неотбытой части наказания более мягким видом, а также при помиловании или амнистии и др.);
— создать структуры по защите потерпевших и работе с ними в правоохранительных органах Российской Федерации, аналогично опыту многих зарубежных стран (Финляндии, Германии, Великобритании, США), а также проводить совместные и/или индивидуальные тренинги (курсы повышения квалификации) следователей с участием психологов по правилам общения с потерпевшими и методике расследования сексуальных посягательств, в первую очередь в отношении детей;
— усилить медико-социальную защиту потерпевших, предусмотрев возможность первоочередного выделения квот на высокотехнологическую медицинскую помощь, включив в систему повышения квалификации врачей-психиатров и врачей-психотерапевтов; включить курсы дополнительной подготовки указанных специалистов по вопросам диагностики и лечения эмоциональных, когнитивных и поведенческих нарушений, возникающих у лиц, пострадавших от преступных посягательств и др.;
— вынести на ратификацию и рассмотреть международные договоры и федеральные законы, направленные на охрану прав потерпевших и свидетелей, включая право на справедливое возмещение причиненного вреда, в частности Европейскую Конвенцию о компенсации жертвам насильственных преступлений 1983 года.

Значительная часть указанных рекомендаций и предложений была реализована в положениях проекта федерального закона «О потерпевших от преступлений», разработанного в рамках образованной в апреле 2010 года в Следственном комитете при прокуратуре Российской Федерации межведомственной рабочей группы, в состав которой вошли также и представители Комиссии.

Весьма ожидаемым стало и постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве», указывающее на то, что «строгое соблюдение норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве, служит гарантией реализации лицом, пострадавшим от преступления, своего конституционного права на доступ к правосудию, судебную защиту и компенсацию причиненного уму ущерба», что «важной функцией уголовного правосудия должна быть охрана законных интересов потерпевшего, уважение его достоинства, повышение доверия потерпевшего к уголовному правосудию» и, что «уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений». В постановлении достаточно четко прописан механизм работы с участием потерпевшего, разработчики документа особо подчеркнули, что правовой статус лица как потерпевшего устанавливается, исходя из фактического его положения, и лишь процессуально оформляется постановлением, но не формируется им. В документе также уточнено, что потерпевшими могут быть признаны не один, а несколько близких родственников погибшего. Согласно постановлению, потерпевший имеет право быть подробно информированным о ходе следствия, а также о том, кто его ведет и как, что на практике даст потерпевшему возможность вовремя сделать отвод следователя и пр. Согласно проекту постановления, потерпевший имеет право получать любую информацию по уголовному делу, если она затрагивает его интересы.

В целях качественного изменения ситуации в России начата реформа правоохранительных органов, которая является частью заявленного Президентом Российской Федерации Дмитрием Медведевым курса на гуманизацию правосудия и борьбу с преступностью. Президент Российской Федерации указал на необходимость перехода к современной эффективной системе органов внутренних дел Российской Федерации, принципами деятельности которой должны являться соблюдение прав и свобод граждан, законность, беспристрастность, открытость и публичность, обеспечение общественного доверия и поддержки граждан, а также на необходимость кардинального переориентирования именно на партнерское взаимоотношение полиции с институтами гражданского сообщества и самими гражданами.

Осенью 2010 года Президент Российской Федерации внес на широкое профессиональное и общественное обсуждение проект федерального закона «О полиции». В рамках открытого обсуждения были получены десятки тысяч комментариев, как от простых граждан, так и от представителей экспертного сообщества.

Законопроект законодательно закрепляет за полицией правоохранительные функции. Основные направления деятельности милиции, аналогичные направлениям деятельности полиции большинства зарубежных стран, законопроектом сохранены, при этом некоторые направления деятельности скорректированы с учётом современных условий. Предполагается, что МВД России не будет заниматься такими вопросами, как выдворение из РФ иностранных граждан и лиц без гражданства (функции ФМС России), проведением техосмотра транспортных средств (частные компании) и др. Преследуя цель перехода к современной, честной и дееспособной системы органов внутренних дел, разработчики законопроекта предприняли попытку реализации положительного международного опыта в области создания эффективных полицейских институтов.

Полагаем, что при доработке законопроекта «О полиции» должен учитываться положительный международный опыт по созданию в рамках полицейских структура специальных подразделений по работе с потерпевшими, а также по разработке специальных бланков для заявителей по разным видам совершенных против них преступных деяний. Представляется целесообразным и закрепление в системе Генеральной прокуратуры Российской Федерации полномочного органа по защите прав потерпевших. Дополнительно необходимо разработать оптимальные механизмы регистрации заявлений, а также, в сотрудничестве с профильными некоммерческими организациями, создать сеть информирования, поддержки и консультаций граждан, ставших жертвами криминала. Создание более комфортной обстановки для заявителя будет способствовать развитию доверительных и партнерских отношений между полицейским и гражданином, о которых сказано в законопроекте и пояснительной записке к нему.

Также необходимо пересмотреть критерии отчетности милиции, одним из параметров которой должно стать качество обслуживания потерпевших и свидетелей по расследуемым уголовным делам. Необходимо комплексное психологическое сопровождение и профилактика профессионального выгорания сотрудников милиции, а также исключение из ее спектра деятельности функций, несвойственных правоохранительному назначению. Правоохранительные службы должны активно взаимодействовать с профильными общественными организациями, которые оказывают услуги по информационной, правовой, психологической поддержке потерпевших.

В пояснительной записке к законопроекту сказано, что принятие федерального закона «О полиции» не потребует дополнительных бюджетных ассигнований из федерального бюджета. Однако представляется совершенно очевидным, что только само переименование повлечет за собой значительные расходы на замену штампов, аббревиатур, других материалов, связанных с наименованием. При прохождении в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации данного законопроекта также необходимо рассмотреть блок поправок, направленных на повышение уровня социальной защищенности сотрудников полиции.

В рамках реформирования Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации Президент Российской Федерации внес проект федерального закона № 431376-5 «О Следственном комитете Российской Федерации». Практика деятельности Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации показала, что существует необходимость более четкого разграничения функций прокурорского надзора и предварительного следствия, поэтому принятие специального закона, направленного на регулирование и установление более четкой регламентации деятельности Следственного комитета Российской Федерации при исполнении им обязанностей, возлагаемых законодательством, определения его статуса, является объективной необходимостью.

14 октября 2010 года законопроект стал предметом обсуждения общественных слушаний. Участниками было отмечено, что функционирование Следственного комитета вне системы прокуратуры Российской Федерации создаст необходимые условия для эффективной реализации полномочий прокуроров по надзору за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия и усиления взаимодействия следственных органов с органами прокуратуры Российской Федерации. Однако, при наличии других положительно оцениваемых правовых гарантий и механизмов, законопроект содержит ряд достаточно серьезных недостатков и нуждается в доработке. Детальный анализ и учет мнений практиков и экспертов, высказанных на слушаниях, позволит при последующей доработке законопроекта повысить объективность следствия и тем самым обеспечить законность в сфере уголовного судопроизводства и неукоснительное соблюдение конституционных прав граждан.

В 2010 году был совершен целый ряд циничных бесчеловечных преступлений, которые потрясли все российское общество. Кровавая расправа, произошедшая в станице Кущевская Краснодарского края, показала, что и наличие, и сокрытие подобных жестоких преступлений — это далеко не частный случай, а типичная картина, характерная для многих регионов Российской Федерации. Факты постоянного криминального давления на людей ставят под угрозу принципы государственного управления страной. Сращивание уголовных элементов с правоохранительными органами, органами государственной власти и местного самоуправления вызывают протест населения и неверие людей в способность государства их защитить.

По данным Организации Объединенных Наций, в России на сто тысяч человек приходится пятнадцать убийств. Для сравнения — в Европе на те же сто тысяч — менее одного убийства, а в США — четыре. Из ста тысяч подростков в нашей стране — шестнадцать погибают от рук преступников. Борьба с преступностью должна быть направлена прежде всего против самой идеи допустимости преступления в общественном сознании. Результаты борьбы с преступностью — мощное доказательство правильности курса реформы правоохранительных структур.

В этой связи, совершенно очевидно, что в сложившейся ситуации национальной идеей должно стать всенародное противодействие криминальному миру, поддержанное и направляемое государством в лице его руководства. Поэтому совершенно необходимо начать работу над экстренным созданием и безотлагательной реализацией Национального плана борьбы с преступностью и организацией совета по реформе правосудия, действующего на постоянной основе.

На протяжении последних лет многими представителями экспертного сообщества неоднократно поднимался вопрос о совершенствовании уголовно-исполнительной системы Российской Федерации, при этом особое внимание должно быть уделено вопросам обеспечения постпенитенциарной адаптации осужденных и предотвращению рецидивной преступности. По мнению экспертов, для обеспечения эффективной постпенитенциарной адаптации и реабилитации, а также с целью эффективного применения наказаний, альтернативных лишению свободы, и предотвращению рецидивной преступности необходимо создание современной государственной Службы пробации, не являющейся непосредственной частью уголовно-исполнительной системы. Опыт зарубежных стран свидетельствует о том, что продуманная служба пробации снижает рецидивную преступность, уменьшает нагрузку на пенитенциарную систему, предупреждает криминализацию личности и, в конечном итоге, способствует снижению преступности в обществе. Цель пробации состоит в содействии социальной адаптации лиц, совершивших уголовные преступления и предупреждении совершения ими рецидивных преступлений.

Основными направлениями работы данной Службы, с учётом международного опыта, должны стать развитие, организация и координация государственной политики в сфере работы с лицами, подвергающимися уголовному наказанию на стадиях до и после вынесения приговора, и оказание помощи освободившимся лицам. Отдельным направлением в работе Службы пробации должна стать работа с малолетними правонарушителями в рамках системы ювенальной юстиции.

II. ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯМ ПРОТИВ ДЕТЕЙ
Очень часто жертвой насилия становится не взрослый человек, а ребенок. Согласно данным ряда исследований, подавляющее большинство преступлений против несовершеннолетних составляют именно насильственные преступления, при этом около половины совершенных насильственных преступлений — это преступления против половой неприкосновенности ребенка, а около четверти всех случаев — преступления против его жизни и здоровья.

Насилие над детьми может иметь различные виды и формы, но его следствием всегда является серьезный ущерб для здоровья, развития и социализации ребенка, включая угрозу жизни или смерть ребенка. Практически все дети, пострадавшие от жестокого обращения и пренебрежительного отношения, в результате пережитой психической травмы приобретают определенные личностные, эмоциональные и поведенческие особенности, отрицательно влияющие на их дальнейшую жизнь. Нередко жестокое обращение, угрозы, стыд и страх наказания приводят к суицидальным попыткам детей и подростков.

Насилие, которое дети испытывают в повседневной жизни, бывает очень разным. Насилие над ребенком — это не только сексуальное, физическое и психологическое насилие, но также принуждение ребенка к употреблению наркотиков или алкоголя, пренебрежение интересами и нуждами ребенка, и, к сожалению, многое другое.

Насилие над детьми очень распространено, при этом официальная криминальная статистика и данные специальных клинических или опросных исследований никогда не совпадают — так, по данным некоторых исследований, в правоохранительные органы обращаются менее 5 процентов несовершеннолетних, ставших жертвами сексуального насилия. Причин такого поведения много — боязнь психологической травмы, связанной с расследованием и судебным процессом, страх распространения информации в школе и среди знакомых, сомнения относительно эффективности правовой помощи, страх за личную безопасность. К сожалению, все эти опасения обоснованны.

Отдельно необходимо отметить тот факт, что более одной трети случае насилия в отношении несовершеннолетних составляют случаи внутрисемейного физического насилия. Семейное насилие над детьми имеет очень высокую латентность, что обусловлено не только страхом детей перед родителями, но и уверенностью ребенка в том, что помощи ему или ей ждать не от кого.

Сегодня необходимость разработки системы мер по противодействию насилию над детьми в Российской Федерации очевидна не только для родителей детей, пропавших без вести или ставших жертвами насилия, и профильных правозащитных организаций, но и для руководства страны. В 2010 году в Послании Федеральному Собранию Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев, говоря об основных направлениях государственной политики в области детства, сказал следующее: «Нам не должно быть стыдно за то, какую страну мы передадим нашим детям и внукам, но не менее важно, в каких руках будет находиться судьба России. 26 миллионов детей и подростков, живущих в нашей стране, должны полноценно развиваться, расти здоровыми и счастливыми, стать ее достойными гражданами. Это задача номер один для всех нас. Забота о будущих поколениях — это самые надежные, умные и благородные инвестиции. Общество, в котором на деле защищают права ребенка и уважают его личное достоинство, не только добрее и человечнее, это общество быстрее и лучше развивается, имеет благоприятную, предсказуемую перспективу… Поистине страшная проблема — насилие в отношении детей. По официальным данным МВД, в 2009 году от преступных посягательств пострадали более 100 тысяч детей и подростков. Только вдумайтесь в эту цифру! Многие факты просто переворачивают душу. Детей, чаще всего сирот, детей из неблагополучных семей, вовлекают в наркоманию, проституцию, в другие криминальные сферы. Мерзавцев, которые этим занимаются, нужно наказывать самым суровым образом».

Насилие по отношению к детям — это комплексная проблема, для решения которой необходимы изменения не только в законодательстве и правоприменительной практике, необходимы глубокие изменения в общественном сознании. Противодействие насилию над детьми не может являться исключительной прерогативой государства, — защита счастливого и безоблачного детства должна стать частью жизни всего общества.
1. О правовой защищенности детей в Российской Федерации (2006-2007)

В Российской Федерации проживают 27,9 миллионов детей. Защита прав детей — одно из приоритетных направлений не только Российского государства, но и мирового сообщества. Ребенку от рождения принадлежат и гарантируются государством права и свободы человека и гражданина в соответствии с Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации, федеральными законами, Семейным кодексом Российской Федерации и другими нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Демографическая ситуация в Российской Федерации продолжает оставаться сложной: происходит сокращение численности детского населения, что главным образом обусловлено низким уровнем рождаемости и в то же время высоким уровнем смертности, связанной с безнадзорностью и беспризорностью несовершеннолетних. Ежегодно количество детей сокращается примерно на 1 миллион. Согласно публикациям в прессе, в России в настоящее время около 3 миллионов обездоленных, брошенных, беспризорных, безнадзорных детей и детей из неполных семей. Рост их количества в настоящее время в основном связан с отсутствием идеологии, общественного воспитания граждан, упадком нравственного уровня общества, с ростом его социальных пороков — алкоголизма и наркомании, нищеты, ослаблением экономики государства.

По данным научных исследований, проявление домашнего насилия в отношении детей в той или иной форме (побои, оскорбления, издевательства, психологический террор, сексуальное насилие, изоляция, пренебрежение детьми) встречается в каждой четвертой семье. Согласно данным, приведенным в докладе Совета Федерации «О положении детей в Российской Федерации», ежегодно в России погибают около 15 тысяч несовершеннолетних в возрасте до 14 лет, 50 процентов из них — от неестественных причин, при этом до 3 тысяч детей гибнут от жестокости своих родителей. Нередко причиной смерти детей оказывается ненадлежащее исполнение родителями обязанностей по воспитанию и надзору за детьми. Так, от несчастных случаев погибают около тысячи детей первого года жизни, или каждый восьмой умерший от неестественных причин ребенок в возрасте до 14 лет.

За последние годы значительно выросло число детей, отцы или матери которых лишены родительских прав. Не снижается количество неблагополучных семей, состоящих на учете в органах внутренних дел. Возрастает число преступлений, связанных с неисполнением обязанностей по содержанию и воспитанию детей. Несвоевременное изъятие несовершеннолетних детей из неблагополучных семей приводит к тому, что родители постепенно выходят за рамки общепринятых методов воспитания: лишают детей пищи, применяют физическую силу, запирают в помещениях, оставляют детей без теплой одежды на улицах.

Участились случаи похищения детей. По данным МВД России, в стране ежегодно пропадают 12-16 тысяч детей. Исследования показывают, что, хотя большинство пропавших детей убегают из дома самостоятельно, треть из них становится жертвами похитителей. Меры, которые правоохранительные органы предпринимают с целью снижения количества таких преступлений, нельзя оценить как достаточные и эффективные.

Значительно увеличилось количество грабежей, разбоев и краж в отношении детей. Согласно данным ГИАЦ МВД России, в 2006 году в России почти 81 тысяч детей и подростков стали жертвами преступных посягательств насильственного характера, при этом ежегодный прирост составляет около 10 процентов.

В структуре преступлений, совершаемых в отношении несовершеннолетних, наблюдается негативная тенденция увеличения количества преступлений, сопряженных с насильственными действиями сексуального характера. По информации МВД России, в 2005 году число таких преступлений составило более 7,6 тысяч, в 2006 году — свыше 9,6 тысяч, в 2007 году рост составил около 5 процентов.

Статистика показывает, что чаще всего несовершеннолетние становятся жертвами преступлений на территории школ и учебных заведений, то есть именно там, где дети должны чувствовать себя в полной безопасности, что указывает на недостаточную эффективность работы по выявлению латентных преступлений в учебных заведениях.

Большую тревогу вызывают повторяющиеся случаи применения насилия к детям со стороны педагогов. Проблема насилия в образовательных учреждениях, которая впервые получила широкое освещение в докладе Совета Федерации «О положении детей в Российской Федерации», — это проблема огромного масштаба и значимости. Согласно данным сетевых информационных агентств, за последние годы количество уголовных дел против педагогов, обвиняемых в нанесении побоев школьникам, увеличилось в несколько раз. Проверки, проводимые Генпрокуратурой России в ряде субъектов Российской Федерации подтвердили распространенность случаев применения антипедагогических методов воспитания, в том числе физического насилия со стороны педагогов и воспитателей образовательных учреждений.

Начиная с 1999 года в общей структуре преступности неуклонно растет вес преступлений, совершенных несовершеннолетними. Важнейшими факторами, способствующими развитию детской преступности, являются детская безнадзорность и беспризорность. По данным различных ведомств, на начало 2007 года число несовершеннолетних, оставшихся без попечения взрослых, достигло полутора миллионов. Стремительно растет криминальная активность детей, не достигших возраста привлечения к уголовной ответственности. Необходимо отметить, что характерная для преступлений несовершеннолетних высокая латентность позволяет утверждать, что количество преступлений, совершенных несовершеннолетними, превышает данные официальной статистики на 30 и более процентов.

Проблема алкоголизма и наркомании несовершеннолетних приобретает характер национального бедствия. По данным социологических опросов, 40 процентов школьников регулярно употребляют спиртные напитки. Более 60 тысяч детей официально признаны алкоголиками. Показатель распространения наркомании среди подростков за последние 10 лет вырос более чем в 15 раз. Число смертельных случаев среди детей на почве наркомании увеличилось в 42 раза.

Забота о детях, их воспитание — основное личное неотъемлемое конституционное право родителей. Родители имеют преимущественное право перед всеми другими лицами на воспитание ребенка и несут ответственность за его воспитание, как нравственного порядка, так и административную, гражданскую, семейную и уголовную. При этом государство, возлагая на родителей основную обязанность по воспитанию детей, заботе о них, одновременно несет самостоятельную ответственность за создание и эффективное функционирование многочисленных инструментов, позволяющих следить за соблюдением прав несовершеннолетних.

В Российском государстве создана целая система государственных органов, общественных объединений, которые обладают широкими полномочиями в области соблюдения прав ребенка и их реализации — комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, образуемые в порядке, установленном законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации, органы управления социальной защитой населения, органы управления образованием, органы опеки и попечительства, органы по делам молодежи, органы управления здравоохранением, органы службы занятости, органы внутренних дел, органы прокуратуры, местного самоуправления и иные органы государственной власти.

В 2006 году в Послании Федеральному Собранию Президент Российской Федерации Владимир Путин обозначил защиту детства в качестве одного из основных государственных приоритетов. Правительство Российской Федерации со своей стороны уделяет особое внимание проблемам детского неблагополучия и подростковой преступности. За последние годы принят ряд важных законодательных и иных правовых актов, направленных на социальную защиту, предупреждение безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Активно реализуются федеральные целевые программы «Дети России», «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту», а также государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации». В мае 2007 года в структуре Департамента уголовного розыска МВД России был создан отдел, специализирующийся на организации борьбы с преступлениями, сопряженными с насильственными действиями в отношении несовершеннолетних. Аналогичные подразделения созданы в 47 крупных МВД, ГУВД, УВД субъектов России, в остальных регионах функционируют группы.

Согласно Федеральному закону от 24 июня 1999 года № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» первым и, следовательно, наиболее главным органом системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних закон называет комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав.

Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 июня 1967 года утверждено Положение о комиссиях по делам несовершеннолетних, которое действует в настоящее время в части не противоречащей действующему законодательству. Постановлением Правительства РФ от 5 июня 1994 года № 646 утверждено Положение о Межведомственной комиссии по делам несовершеннолетних при Правительстве Российской Федерации. Постановлением Правительства РФ от 6 мая 2006 года N 272 утверждено Положение о Правительственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, согласно которому Правительственная комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав является координационным органом, образованным для обеспечения единого государственного подхода к решению проблем защиты прав и законных интересов несовершеннолетних.

Если исходить из нормативной регламентации, именно комиссии по делам несовершеннолетних должны обеспечивать функционирование единой комплексной системы предупреждения правонарушений несовершеннолетних, определять профилактический аспект деятельности входящих в нее органов и учреждений, выполнять по отношению к ним контролирующие функции. Однако комиссии не наделены властными полномочиями, которые могли бы способствовать их реальному осуществлению. Решения комиссий воспринимаются другими субъектами профилактики только как рекомендательные.

Многолетняя практика показывает, что в силу организационных недостатков и дефектов правового статуса комиссии по делам несовершеннолетних не в состоянии справиться с возложенными на них обязанностями. В большинстве случаев при рассмотрении дел об административных правонарушениях комиссии ограничиваются применением к правонарушителям мер ответственности и крайне редко решают вопросы, связанные с оказанием им необходимой государственной и общественной помощи. Воздействие комиссий по делам несовершеннолетних на окружающий несовершеннолетнего социум выражается лишь в привлечении родителей или лиц, их заменяющих, к административной ответственности, хотя чаще всего материалы дел свидетельствуют о неэффективности этой меры. Отсутствие специальной подготовки у членов комиссий приводит к тому, что проблемы социально-правовой реабилитации несовершеннолетних остаются без внимания. Практика показывает, что комиссии не могут оказывать должного влияния на состояние подростковой преступности.

На настоящее время органы системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних не владеют информацией о масштабах распространения детской проституции и порнографии, отсутствует комплексный подход к решению проблемы. В большинстве случаев общие программы по борьбе с преступностью не выделяют проблемы сексуальной эксплуатации и половой неприкосновенности несовершеннолетних.

Результаты глобального всемирного исследования проблемы насилия в отношении детей, которое проводилось в 2005 году под эгидой Генерального секретаря Организации Объединенных Наций, свидетельствуют о том, что российское государство не выполняет обязанности, содержащиеся в международных и национальных документах по защите детей от всех видов насилия, в том числе от физического, психического и морального насилия в семейном окружении, школе, на улице по месту жительства, в государственных детских учреждениях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

В настоящее время государственная функция по защите и поддержке несовершеннолетних, закрепленная Конституцией Российской Федерации, в качестве специальной задачи возложена на органы местного самоуправления. Однако, единая нормативная база отсутствует, в профессиональных службах при значительном объеме и специальном характере работы отсутствуют подготовленные сотрудники, что требует привлечения специалистов разной направленности. Отсутствует единство подходов в системе защиты прав детей. Деятельность по защите прав детей в настоящее время осуществляется разрозненно, нескоординированно, нарушены гарантии соблюдения прав ребенка на всей территории Российской Федерации.

Предупреждение преступности несовершеннолетних, которая является общесоциальной проблемой, угрожающей необратимыми криминогенными последствиями, должно являться одним из приоритетных направлений деятельности государства и общества, но разрозненные действия структур, отвечающих за профилактику преступлений, совершаемых несовершеннолетними, существенно снижают эффективность предпринимаемых мер. Целесообразность комплексного подхода как к вопросам профилактики правонарушений несовершеннолетних, так и к вопросам последующей реабилитации подростков, совершивших правонарушение, особенно очевидна на примере внедрения ювенальной юстиции в ряде регионов России. Ювенальная юстиция как правовая основа системы защиты прав детей в Российской Федерации соответствует российским традициям юриспруденции и мировым стандартам, закрепленным Конвенцией ООН О правах ребенка, ратифицированной Россией, позволяет избежать разобщенного ведомственного подхода к решению проблемы правонарушений несовершеннолетних. Основным результатом внедрения ювенальной юстиции в ряде регионов России стала стабилизация, а затем и снижение рецидивной преступности среди несовершеннолетних.

С 1998 года Минтрудом (Минздравсоцразвитием) России при поддержке Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) реализуется пилотный проект по учреждению в регионах Российской Федерации должности уполномоченного по правам ребенка. Первые годы работы Уполномоченных по правам ребенка показали, что проблема нарушения прав детей государственными органами, призванными обеспечивать права детей, а также ненадлежащее выполнение ими своих обязанностей по защите прав детей, стоит очень остро. В этой связи учреждение на своей территории должности Уполномоченного по правам ребенка должно рассматриваться органами власти субъектов Российской Федерации как целесообразный шаг по созданию эффективной формы правовой защиты детей.

НАШИ ВЫВОДЫ:

1. Необходимость совершенствования мер по защите прав и охраняемых законом интересов, предупреждению безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних предполагает создание современной правовой базы деятельности комиссий по делам несовершеннолетних, функции которых до сих пор определяются нормативными актами СССР и РСФСР.

Реформа комиссий по делам несовершеннолетних должна носить комплексный характер. Необходима переориентация комиссий от функций административного воздействия и констатации факта совершенного правонарушения на создание и реализацию индивидуальных программ профилактической работы с несовершеннолетними из группы риска. С этой целью комиссии необходимо преобразовать в консультативные и координирующие органы профилактики правонарушений несовершеннолетних при системе исполнительной власти и местного самоуправления.

Представляется, что в функции комиссий по делам несовершеннолетних должны входить проведение полного и объективного исследования условий жизни подростков, разработка индивидуальных программ профилактики, осуществление психологической диагностики личности несовершеннолетних, содействие их трудоустройству или получению образования. Полномочия комиссий в области юрисдикционной деятельности должны быть переданы ювенальным судам, функцией которых должно являться комплексное решение вопросов судебной защиты прав несовершеннолетних и юридической ответственности за совершенные ими правонарушения.

В проекте федерального закона «Об основах организации деятельности комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав», принятого к рассмотрению Государственной Думой в 1998 году, предлагалось вытекающее из международных договоров, ратифицированных Российской Федерацией, расширение правозащитных функций комиссий как ведущего органа государственной системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, вызванное необходимостью последовательной реализации международно признанного принципа приоритетности государственной защиты прав и законных интересов несовершеннолетних. К сожалению, указанный законопроект был снят с рассмотрения в 2004 году в связи с отклонением Президентом Российской Федерации.

2. Необходимо скорейшее развитие ювенальной юстиции как системы правосудия для несовершеннолетних, нацеленной на профилактику правонарушений в их среде, на профессиональный и комплексный подход к их возрастным особенностям и в целом на безусловное и приоритетное обеспечение прав, свобод и законных интересов каждого ребенка. Ювенальный суд должен являться специализированным учреждением, законодательно наделенным функцией организации и координации деятельности не только судей, которые рассматривают конкретные дела, но и объединяющим при себе различные социальные службы, подразделения милиции, прокуратуру, пенитенциарные учреждения и центры временной изоляции.

Верховный Суд Российской Федерации в постановлении от 14 февраля 2000 года «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» признал необходимость специализации судей по делам несовершеннолетних, повышения их профессиональной компетенции путем обеспечения и повышения квалификации не только по вопросам права, но и вопросам педагогики, социологии и психологии.

Для выработки единых подходов в судебной практике в отношении несовершеннолетних в Верховном Суде РФ необходимо создать судебную коллегию по делам несовершеннолетних и аналогичные коллегии в областных, краевых и приравненных к ним судах, в районах — ювенальные суды.

Проект федерального конституционного закона «О внесении дополнений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» в части введения ювенальных судов был принят Государственной Думой в первом чтении 15 февраля 2002 года, но, к сожалению, согласительные процедуры, необходимые для принятия  законопроекта во втором чтении, неоправданно затянулись. В марте 2005 года Президент Российской Федерации поддержал принятие данного закона.

3. Деятельность по профилактике безнадзорности, насилия в отношении совершеннолетних и правонарушений несовершеннолетних осуществляется с целью соблюдения прав ребенка, обеспечения его физического, духовного, психического, нравственного и морального развития, включая контроль за надлежащим исполнением родительских обязанностей, коррекцию отрицательного поведения родителей и несовершеннолетних, оказание содействия в воспитании несовершеннолетних, исправлению асоциального поведения несовершеннолетних.

Различные органы и организации, наделенные полномочиями защиты прав ребенка, узко ограничены по функциям и действуют нескоординировано, что приводит к формализации процесса защиты прав несовершеннолетних в Российской Федерации.

Проблема выявления и профилактики беспризорности, безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, и, в особенности, проблема предотвращения, запрещения и преследования насилия в отношении несовершеннолетних, требует комплексного, систематического подхода, что подразумевает координацию усилий всех субъектов этой деятельности. Как показывает практика, взаимодействие различных государственных органов, как в форме простого межведомственного сотрудничества, так и в форме совместной деятельности в составе межведомственного центра или межведомственного штаба малоэффективно.

Действенный государственный контроль за соблюдением прав несовершеннолетних невозможен без осуществления единого связанного подхода к защите ребенка, нуждающегося в государственной защите. Одним из путей решения проблемы видится создание самостоятельного органа исполнительной власти, в компетенцию которого будет входить решение не только теоретических и организационных проблем выявления и эффективной профилактики насилия в отношении несовершеннолетних, а также беспризорности, безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, но и проблем финансирования такой деятельности.

4. Крайне важно уделить пристальное внимание не только созданию новых институтов по охране прав несовершеннолетних, но и совершенствованию деятельности уже имеющихся структур. Представляется целесообразным на базе отдела по делам несовершеннолетних Департамента обеспечения общественного порядка МВД России сформировать «Центр по делам несовершеннолетних МВД России», непосредственно подчиненный ДООП МВД России, основными задачами которого должны стать обеспечение прав и свобод несовершеннолетних, и в первую очередь защита детей от преступных посягательств и их вовлечения в противоправную деятельность.

5. На сегодняшний день в России не существует единой статистики по случаям похищения детей.

Необходимо создание единого федерального банка данных по несовершеннолетним, нуждающимся в государственной поддержке. Банк данных должен объединять информацию, поступающую от Минздравсоцразвития России совместно с территориальными органами социальной защиты населения, Минобразования и науки России, МВД России и других задействованных учреждений.

6. Высокая общественная опасность разнообразных форм сексуальной эксплуатации детей требует не только усиления профилактической работы и работы по выявлению преступлений данной направленности, но также разработки и принятия комплекса законодательных мер, направленных на повышение правовых гарантий прав и законных интересов детей, ставших жертвами сексуального насилия в любых его формах и проявлениях.

Очевидно, что профилактика сексуального насилия над несовершеннолетними не может проводиться только силами МВД России, она должна осуществляться совместно с Минобрнауки России и другими ведомствами, обозначенными как субъекты этой деятельности. Статистика показывает, что большая часть несовершеннолетних, ставших жертвами сексуального насилия, являлись ученицами школ и студентками высших учебных заведений. Необходимо существенно повысить качество и содержание профилактической и воспитательной работы в школах и вузах, при этом работа с учащимися не должна носить формальный характер.

Необходимо отметить, что анализ норм действующего уголовного законодательства позволяет говорить о несовершенстве регламентации ответственности за нравственное растление, сексуальное совращение и эксплуатацию несовершеннолетних. В этой связи целесообразным является подписание Российской Федерацией факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка, касающегося торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, что обусловлено сложившейся в стране ситуацией и необходимостью выполнения Российской Федерацией международных обязательств по обеспечению гарантий защиты ребенка от практики торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, закрепленных статьями 1, 11, 21, 32, 33, 34, 35 и 36 Конвенции о правах ребенка.

Крайне актуально подписание Конвенции Совета Европы о защите детей от эксплуатации и посягательств сексуального характера, открытой к подписанию 25 октября 2007 года. В данной конвенции определены конкретные меры, направленные на профилактику преступлений сексуального характера в отношении несовершеннолетних, формы оказания помощи жертвам, обязательность привлечения правонарушителей к уголовной ответственности и необходимость развития международного сотрудничества в этой сфере.

7. Как свидетельствует практика, помещение детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в государственные образовательные интернатные учреждения не является оптимальной формой воспитания несовершеннолетних. В большинстве случаев воспитанники интернатных учреждений не могут адаптироваться к условиям современной жизни. Исследования показывают, что лишь около 10 процентов выходцев из детских государственных учреждений впоследствии нормально социально адаптируются. Около 40 процентов детей совершают в последующем преступления, 40 процентов — подвержены наркомании, токсикомании, алкоголизму, 10 процентов детей-сирот кончают жизнь самоубийством.

Необходимо продолжить поиск новых форм государственного и негосударственного устройства детей данной категории, включая увеличение количества негосударственных учреждений для детей-сирот, введение социального патроната над детьми и пр. Необходимо создание повсеместной системы общественного контроля за соблюдением прав детей в учреждениях социальной сферы, включая разработку механизмов активного участия гражданского общества в судьбе детей, находящихся в интернатных учреждениях.

8. Необходимо учредить посты уполномоченного по правам ребенка во всех субъектах Российской Федерации при гарантированном обеспечении бюджета и персонала, необходимых для эффективного функционирования. Для максимально полной реализации функций Уполномоченного по правам ребенка насущно необходимо закрепление его статуса на федеральном уровне. При этом должны быть обеспечены не только независимость, но и право контроля за действиями органов власти.

На сегодняшний день в Российском государстве имеются все предпосылки для реализации прав детей, но реализация прав детей это не только долг государства, но и обязанность всего современного общества. Необходимо создать систему общественного контроля за соблюдением прав детей и разработать механизмы более широкого привлечения общественности к профилактике правонарушений несовершеннолетних.
2. О детской порнографии в сети Интернет (2007)

Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, определяет детскую порнографию как «любое изображение какими бы то ни было средствами ребенка, совершающего реальные или смоделированные откровенно сексуальные действия, или любое изображение половых органов ребенка, главным образом, в сексуальных целях».

Детская порнография может включать фотографии, негативы, слайды, журналы, книги, рисунки, фильмы, видеозаписи и компьютерные диски или файлы. Выделяют две основные категории порнографии: завуалированная порнография или эротика, и открытая порнография. Порнографические изображения могут быть реальными или смоделированными. Смоделированные изображения, или «псевдопорнография», получаются посредством трансформации изображений, то есть посредством объединения нескольких изображений или искажения их для получения нового изображения. Необходимо подчеркнуть, что сексуальной эксплуатацией является использование детей в производстве порнографии любого вида.

Детская порнография занимает третье место в мире по прибыли, после торговли наркотиками и оружием. Ежегодно в порнобизнес привлекаются до двух миллионов детей, и эта цифра продолжает увеличиваться. К сожалению, именно появление и повсеместное распространение глобальной компьютерной сети Интернет придает порнобизнесу все более организованный и транснациональный характер. Во многих случаях дети, становясь жертвами преступников-педофилов в сети Интернет, даже не осознают противоправности действий взрослых.

По некоторым оценкам, более 75 процентов всей детской порнографии распространяется именно в сети Интернет. По информации МВД России, из общего числа порносайтов, имеющих первичные признаки размещения в российском сегменте сети Интернет, около 90 процентов порнографических ресурсов поддерживается заграничными провайдерами, и лишь около 10 процентов порнографических ресурсов реально размещены в российской зоне сети. Основные потребители также находятся вне российского виртуального пространства. Установлено, что владельцы зарубежных порносайтов активно используют российский сегмент сети Интернет для переадресации пользователей.

Средний возраст детей, которых используют для изготовления порнографии, — от 4 до 10 лет. Однако, в последние годы детская порнография не только омолаживается, но и становится все более жесткой и изощренной. Нередки сцены сексуального характера и насилия с участием детей, не достигших 4 лет, а также с младенцами.

Данные клинических наблюдений за детьми, имевшими опыт участия в порнофильмах, свидетельствуют о том, что подавляющее большинство детей начинают воспринимать себя как товар, который можно продать. Дети, ставшие объектами сексуальной эксплуатации, нередко впоследствии приобретают пристрастие к наркотикам, вовлекаются в занятие проституцией и другие противоправные виды деятельности. Как и у других жертв сексуального принуждения, в зрелом возрасте у них часто возникают сексуальные проблемы и отклонения, включая педофилию.

Очевидно, что решение вопроса защиты общества и в том числе подрастающего поколения от недобросовестной информации, наносящей ущерб общественной нравственности либо представляющей общественную опасность невозможно без комплексного подхода в решении проблемы правового регулирования отношений, связанных с развитием российского сегмента сети Интернет.

Необходимо создание комплексной нормативной базы, регулирующей правовые отношения, связанные с организацией адресного и доменного пространства в российском сегменте сети Интернет, и определяющей информацию, запрещенную к размещению в общедоступных информационных сетях, а также субъектов, подлежащих привлечению к соответствующей ответственности за нарушение установленных запретов.

К сожалению, законодательство Российской Федерации достаточно лояльно к такого рода преступлениям, что позволяет как иностранным, так и отечественным производителям порнографии использовать российское виртуальное пространство для размещения порнографических материалов. Отсутствие в законодательстве термина «детская порнография», квалифицирующих признаков и уголовной ответственности способствуют росту числа подобных преступлений.

Стоит добавить, что государство предпринимает определенные шаги, направленные на исправление сложившейся ситуации. Так, Министерство культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации разработало проект закона «Об ограничении оборота материалов эротического и порнографического характера», в котором будут даны определения порнографии и эротики, введены ограничения на оборот продукции порнографического и эротического характера.

Необходимо отметить, что на сегодняшний день Российская Федерация не ратифицировала ряд основополагающих международных документов в области противодействия детской порнографии, насилию над детьми и работорговле.

25 мая 2000 года был открыт к подписанию Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии. Факультативный протокол был принят с целью более подробного описания мер, нацеленных на противодействие сексуальному насилию в отношении детей, сокращение потребительского спроса на торговлю детьми, детскую проституцию и детскую порнографию, повышение уровня информированности общества, а также для усиления правоприменительных мер на национальном уровне. На данный момент он не ратифицирован Россией.

23 ноября 2001 года в Будапеште была подписана Конвенция о преступности в сфере компьютерной информации. Статья 9 Конвенции предусматривает закрепление в национальных законодательствах правонарушений, связанных с детской порнографией, в качестве уголовно наказуемых деяний. К правонарушениям Конвенция относит не только производство детской порнографической продукции в целях распространения, предложение, предоставление в пользование, распространение, передачу и приобретение детской порнографии через компьютерную систему для себя или для другого лица, но и владение детской порнографией, находящейся в компьютерной системе или на носителях компьютерных данных. Конвенция о преступности в сфере компьютерной информации Российской Федерацией не ратифицирована.

25 октября 2007 года был открыт к подписанию основополагающий документ в сфере противодействия детской порнографии — Конвенция Совета Европы о защите детей от эксплуатации и посягательств сексуального характера. В документе определены конкретные меры, направленные на профилактику сексуальной эксплуатации детей, оказание помощи жертвам, привлечение правонарушителей к уголовной ответственности и развитие международного сотрудничества. В Конвенции прописаны стандарты, касающиеся ресоциализации детей-жертв, а также требование о введении следственных и судебных процедур, направленных на защиту интересов ребенка, с целью предотвращения повторной психологической травмы в ходе уголовного процесса.

Кроме того, для создания эффективной национальной законодательной базы в области борьбы с педофилией и детской порнографией необходим нормативный правовой акт об административном контроле за лицами, ранее осужденными за преступления, связанные с нездоровым интересом к детям. Подобная практика успешно зарекомендовала себя в США, Франции, Великобритании и ряде других стран.

Сеть Интернет носит трансграничный характер, что существенно затрудняет государственный контроль за содержащейся в сети информацией, включая государственный контроль над так называемыми «национальными сегментами». Поиск путей регулирования информации, распространяемой по сети Интернет, и борьба с новыми видами преступлений, совершаемыми в этой сфере, должны стать одними из наиболее актуальных задач не только для законодателей, но для всего гражданского общества. Однако, в ходе решения этой наиважнейшей задачи необходимо не повредить тем колоссальным возможностям, которые несет в себе сеть Интернет для развития экономических и общественных отношений.

Защита несовершеннолетних от преступных посягательств является одним из приоритетных направлений правоохранительной политики, но любое преступление, в котором потерпевшим выступает несовершеннолетний, — это не только преступление против личности ребенка, но и общественно опасное аморальное деяние. Решение проблемы детской порнографии и торговли детьми через всемирную сеть Интернет имеет огромное значение для будущего нравственного состояния гражданского общества.
3. Комплекс мер по защите несовершеннолетних от различных форм насилия (2008)

Разработка единого комплекса мер по защите несовершеннолетних от различных форм насилия должна стать одним из приоритетных направлений государственной политики защиты детства в Российской Федерации.

Основные задачи:
— создание эффективной законодательной базы и модели противодействия насилию над несовершеннолетними, включающей в себя профилактику преступлений, усиление уголовной ответственности за преступления против несовершеннолетних, обеспечение контроля за лицами, совершившими такие преступления и освобожденными из мест лишения свободы, а также комплекс компенсационно-реабилитационных мер, предназначенных для жертв преступлений;
— консолидация усилий государственной власти и институтов гражданского общества, выработка единого подхода к решению проблемы насилия над несовершеннолетними;
— изменение отношения общества и государства к проблеме насилия над несовершеннолетними.

I. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

I.I. Совершенствование понятийного аппарата, установление и усиление уголовной ответственности за преступления против несовершеннолетних, улучшение процессуального положения несовершеннолетних, ратификация международных актов.

1. Введение в законодательство Российской Федерации однозначных определений понятий «насилие над детьми», «порнография», «детская порнография», «порнографические материалы», «эротическое СМИ».
Например:
В ст. 242 УК РФ «Незаконное распространение порнографических материалов или предметов» предусмотреть примечание, в котором дать определение понятия «порнографические материалы или предметы»: «Под порнографическими материалами или предметами в настоящей статье Кодекса понимать фото- и видеоизображения, текстовое описание, содержащие детализированное, натуралистическое изображение (или демонстрацию) половых органов, имеющих целью сексуальное возбуждение». Кроме того, исключить из названия и диспозиции статьи слова «незаконное», «незаконные» и «незаконная» поскольку на территории Российской Федерации не предусмотрена «законная» торговля порнографическими материалами или предметами.
В ст. 242.1 УК РФ «Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних» дать определение понятия «порнографические материалы или предметы с изображением несовершеннолетних» аналогичное определению, данному выше, но с указанием на несовершеннолетних.
Кроме того, целесообразно предусмотреть в УК РФ определение понятия «детская порнография», например как предлагает Международный центр помощи пропавшим и эксплуатируемым детям (анализируя законодательство различных стран, они предложили унифицированную модель определения):
«Детская порнография — любое изображение (в любой форме) ребенка, принимающего участие в реальных или симулированных действиях открыто сексуального характера, либо любое изображение половых органов ребенка для целей преимущественно сексуального характера, а также привлечение ребенка к созданию такого изображения».

2. Исключение из статей Уголовного кодекса Российской Федерации слова «заведомо» применительно к несовершеннолетним. В настоящее время только доказанная судом осведомленность преступника относительно возраста жертвы может повлечь более строгое наказание за преступление (например, по ст. 132 УК РФ «Насильственные действия сексуального характера», на практике доказать, что насильник заведомо знал возраст жертвы, практически невозможно).

3. Восстановление в качестве самостоятельного вида преступлений «торговли несовершеннолетними».
До 2004 г. в УК РФ существовала ст. 152 «Торговля детьми», однако Федеральным законом от 08.12.2003 № 162-ФЗ она была упразднена. В настоящее время состав преступления указанной статьи в сокращенном виде перенесен в общий состав преступления, предусмотренный ст. 127.1 УК РФ «Торговля людьми». В результате данная статья практически не работает, так как в ней предусмотрена ответственность лишь в случае, если купля-продажа несовершеннолетнего происходила в целях эксплуатации. Кроме того, торговля несовершеннолетними теперь не учитывается уголовной статистикой в качестве самостоятельного вида преступлений, что противоречит международным рекомендациям о необходимости выделения в особенных частях уголовных кодексов преступлений, потерпевшими от которых являются дети, с целью дифференциации уголовной ответственности и получения более точных данных о распространенности преступлений против детей.
В этой связи предлагается исключить пункт «б)» части 2 ст. 127.1 УК РФ одновременно дополнив ст. 127.3 УК РФ «Торговля несовершеннолетними». Конструкцию статьи построить по аналогии со ст. 127.1 УК РФ, предусмотрев в качестве отдельных квалифицирующих признаков по части 2 ответственность родителей, опекунов, попечителей или лиц, на которых законом возложена обязанность по воспитанию несовершеннолетних, а равно педагогов или других работников образовательного, воспитательного, лечебного либо иного учреждения, обязанных осуществлять надзор за несовершеннолетним, а также ответственность рецидивистов. Соответственно необходимо увеличить пределы сроков лишения свободы: по части 1 — от 4 до 8 лет, по части 2 — от 6 до 12 лет, по части 3 — от 10 до 15 лет.

4. Установление запрета на применение условно-досрочного освобождения для лиц, совершивших преступления сексуального характера против несовершеннолетних.

5. Изменение ряда статей УК РФ (статьи приведены далее по тексту), суть которого в обеспечении максимальной законодательной защиты несовершеннолетних от насилия:
— усиление уголовной ответственности за все преступления, объектами которых могут стать жизнь, здоровье, свобода, психическое состояние несовершеннолетних;
— установление родителей, опекунов, попечителей или лиц, на которых законом возложена обязанность по воспитанию несовершеннолетних, а равно педагогов или других работников образовательного, воспитательного, лечебного либо иного учреждения, обязанных осуществлять надзор за несовершеннолетним (далее — родителей и педагогов) в качестве специальных субъектов преступлений, совершаемых в отношении несовершеннолетних, а также соответствующее повышение уголовной ответственности;
— восстановление специального рецидива преступлений в отношении несовершеннолетних, а именно усиление ответственности для лиц, судимых за ранее совершенные аналогичные преступления.
В этой связи предлагается внести соответствующие изменения в следующие статьи УК РФ:
Ст. 106 УК РФ «Убийство матерью новорожденного ребенка». Предусмотреть санкции в виде лишения свободы — от 2 до 10 лет.
Ст. 110 УК РФ «Доведение до самоубийства». Можно предусмотреть несколько частей (пунктов), в которых установить санкции в виде лишения свободы от 6 до 10 лет для родителей или педагогов, для рецидивистов — от 8 до 12 лет.
Ст. 111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». Например, в части 3 предусмотреть ответственность для родителей или опекунов, а также для рецидивистов в рамках предусмотренных санкций.
Ст. 112 УК РФ «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью». Например, в части 2 предусмотреть ответственность для родителей или опекунов, а также для рецидивистов и изменить пределы срока лишения свободы — от 3 до 7 лет.
Ст. 115 УК РФ «Умышленное причинение легкого вреда здоровью». Например, в части 2 предусмотреть ответственность для родителей или опекунов, для рецидивистов и увеличить срок лишения свободы до 5 лет. Кроме того, в качестве квалифицирующего признака предусмотреть ответственность за совершение преступления в отношении несовершеннолетнего.
Ст. 116 УК РФ «Побои». Например, в части 2 предусмотреть ответственность для родителей или опекунов, а также для рецидивистов и увеличить срок лишения свободы до 3 лет. Кроме того, в качестве квалифицирующего признака предусмотреть ответственность за совершение преступления в отношении несовершеннолетнего.
Ст. 117 УК РФ «Истязание». Например, в части 3 предусмотреть ответственность для родителей или опекунов, а также для рецидивистов и изменить пределы срока лишения свободы — от 4 до 10 лет.
Ст. 119 УК РФ «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью». Например, в части 2 предусмотреть ответственность для родителей или опекунов, а также для рецидивистов в рамках предусмотренных санкций — лишение свободы на срок от 2 до 5 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет или без такового. Кроме того, в качестве квалифицирующего признака в части 2 предусмотреть ответственность за совершение преступления в отношении несовершеннолетнего.
Ст. 120 УК РФ «Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации». Увеличить срок лишения свободы по части 1 статьи — до 6 лет. Предусмотреть ответственность для родителей или опекунов, а также для рецидивистов и изменить пределы срока лишения свободы — от 4 до 10 лет. Кроме того, в качестве квалифицирующего признака в части 2 предусмотреть ответственность за совершение преступления в отношении несовершеннолетнего.
Ст. 125 УК РФ «Оставление в опасности». Предлагается увеличить срок лишения свободы до 3 лет.
Ст. 126 УК РФ «Похищение человека». Например, в части 3 предусмотреть ответственность для родителей или опекунов, а также для рецидивистов в рамках предусмотренных санкций части 2 — лишение свободы на срок от 6 до 15 лет.
Ст. 127 УК РФ «Незаконное лишение свободы». Например, в части 2 установить  ответственность для родителей или опекунов, а также для рецидивистов в рамках санкций, предусмотренных частью 2 — лишение свободы на срок от 3 до 5 лет.
Ст. 127.2 УК РФ «Использование рабского труда». Например, в части 2 предусмотреть ответственность для родителей или опекунов, а также для рецидивистов в рамках предусмотренных санкций — лишение свободы на срок от 3 до 10 лет.
Ст. 131 УК РФ «Изнасилование». Например, в части 2 предусмотреть ответ¬ственность для родителей или опекунов, изменив пределы срока лишения свободы — от 6 до 12 лет, а в части 3 установить уголовную ответственность для рецидивистов, изменив пределы срока лишения свободы — от 10 до 20 лет, либо пожизненным лишением свободы.
Ст. 132 УК РФ «Насильственные действия сексуального характера». Например, в части 2 предусмотреть ответственность для родителей или опекунов, изменив пределы срока лишения свободы — от 6 до 12 лет, а в части 3 установить уголовную ответственность для рецидивистов, изменив пределы срока лишения свободы — от 10 до 20 лет, либо пожизненное лишение свободы.
Ст. 133 УК РФ «Понуждение к действиям сексуального характера». Предусмотреть ответственность для родителей или опекунов, а также для рецидивистов, увеличив срок лишения свободы до 5 лет.
Ст. 134 УК РФ «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста». Установить нижний предел срока лишения свободы — 3 года, верхний — 8 лет.
Ст. 135 УК РФ «Развратные действия». Установить нижний предел срока лишения свободы — 2 года, верхний — 5 лет.
Ст. 150 УК РФ «Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления». Части 2 и 3 объединить, изменив пределы срока лишения свободы — от 3 до 8 лет. В части 4 предусмотреть ответственность для рецидивистов, изменив сроки лишения свободы — от 5 до 10 лет.
Ст. 151 УК РФ «Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщест¬венных действий». Части 2 и 3 объединить, изменив пределы срока лишения свободы — от 2 до 8 лет.
Ст. 153 УК РФ «Подмена ребенка». Предусмотреть ответственность для родителей или опекунов, увеличив срок лишения свободы до 8 лет.
Ст. 156 УК РФ «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершенно¬летнего». Предусмотреть наказание в виде лишения свободы — до 3 лет.
Ст. 230 УК РФ «Склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ».  В части 2 предусмотреть ответственность для родителей или опекунов, изменив пределы срока лишения свободы — от 5 до 10 лет, а в части 3 установить уголовную ответственность также для рецидивистов, изменив пределы срока лишения свободы — от 7 до 14 лет.
Ст. 240 УК РФ «Вовлечение в занятие проституцией». В части 2 изменить сроки лишения свободы, установив нижний предел в 3 года, одновременно увеличив верхний предел — до 8 лет. В части 3 предусмотреть ответственность для родителей или опекунов, а также для рецидивистов, изменив пределы срока лишения свободы — от 5 до 10 лет.
Ст. 241 УК РФ «Организация занятия проституцией». В части 2 предусмотреть ответственность для родителей или опекунов, а также для рецидивистов, установив нижний предел в 4 года, одновременно увеличив верхний предел — 10 лет. В части 3 увеличить срок лишения свободы — от 10 до 15 лет.
Ст. 242.1 УК РФ «Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних». В данной статье целесообразно снизить возраст, с которого наступает уголовная ответственность за данное преступление — с 18 до 14 лет. В части 1 изменить сроки лишения свободы, установив нижний предел в 3 года, одновременно увеличив верхний предел — до 8 лет. В части 2 предусмотреть ответственность для рецидивиста, одновременно увеличив сроки лишения свободы — от 5 до 10 лет. Кроме того, необходимо установить уголовную ответственность за простое хранение и изготовление порнографических изображений несовершеннолетних — без цели распространения.

6. Установление оперативного надзора, в том числе с использованием средств скрытого аудио- видео- наблюдения, за содержанием несовершеннолетних в воспитательных учреждениях (дошкольные образовательные учреждения, школы, интернаты, детские дома и т.п.) с возможностью проведения проверок подобных учреждений, в том числе, обязательных регулярных медицинских осмотров с участием психологов с согласия родителей или законных представителей несовершеннолетних.

7. Установление возможности возбуждения в оперативные сроки уголовного дела без заявителя (по факту оперативной проверки).

8. В рамках становления системы ювенальной юстиции в Российской Федерации на первоначальном этапе представляется наиболее конструктивным изменение ряда существующих норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, основной направленностью которого является улучшение процессуального положения несовершеннолетних с целью недопущения усиления травмы в процессе расследования совершенного против них преступления:
— изменение порядка участия несовершеннолетних в уголовных процессах:
В этой связи:
Закрепить в качестве процессуальных фигур психолога и педагога, наделить их конкретными полномочиями и обязанностями по аналогии с переводчиком (ст.ст. 59, 169, 263 УПК РФ).
Наделить педагога или психолога правом присутствовать при проведении с участием несовершеннолетних допроса (ст. 191 УПК РФ), очной ставки (ст. 192 УПК РФ), предъявления для опознания (ст. 193 УПК РФ), проверки показаний на месте (ст. 194 УПК РФ), в рамках судебного следствия при проведении допроса несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля (ст. 280 УПК РФ).
Предусмотреть в ст. 144 УПК РФ, что по заявлениям о преступлениях в отношении несовершеннолетних решение принимается в срок не позднее 15 суток (на данный момент срок рассмотрения сообщения о преступлении может быть продлен до 30 суток).
Предусмотреть в ст. 191 УПК РФ положение, согласно которому срок проведения допроса несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля не может продолжаться без перерыва более 2 часов, а в общей сложности — более 4 часов в день.
— усиление уголовной ответственности за необоснованный или незаконный отказ в возбуждении уголовного дела за преступления в отношении несовершеннолетних, ставших жертвами насилия.
В частности, в ст. 285 УК РФ Злоупотребление должностными полномочиями, в части 1 возможно предусмотреть увеличение срока лишения свободы до 6 лет.

9. Введение в уголовное законодательство определения понятия «тоталитарная секта» («деструктивный культ») и установление уголовной ответственности за их деятельность.
Учитывая, что деятельность сект носит деструктивный и разрушающий характер, а основными целями деятельности являются проникновение в органы государственной власти Российской Федерации, нелегальное управление финансовыми потоками, совершение насилия над гражданами, завладение их собственностью, побуждение граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей, к совершению противоправных деяний и т.п., целесообразно установить уголовную ответственность за деятельность сект, а именно за создание подобной организации, руководство ею, например — до 5 лет лишения свободы с обязательным взиманием штрафа, например — до 500 тыс. рублей. При этом целесообразно предусмотреть за данные преступления конфискацию имущества.

10. Внесение на ратификацию международных нормативных правовых документов (Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающегося торговли детьми, детской проституции и детской порнографии 2000 г., Конвенцию о преступности в сфере компьютерной информации 2001 г., Конвенцию Совета Европы о защите несовершеннолетних от эксплуатации и посягательств сексуального характера 2007 г.).

I.II. Обеспечение надзора за лицами, совершившими преступления сексуального характера против несовершеннолетних и освобожденными из мест лишения свободы.

1. Установление постоянного административного надзора за лицами, осужденными за преступления сексуального характера против несовершеннолетних и освобожденными из мест лишения свободы.

2. Установление запрета для лиц, совершивших преступления сексуального характера против несовершеннолетних, на устройство на работу, связанную непосредственно или опосредованно с общением с несовершеннолетними.

3. Установление порядка проверки работодателем сведений, представляемых гражданами при приеме на работу, связанную с педагогической или иной деятельностью, связанной с детьми.

4. Установление ограничений на общение с детьми, осуществление регулярных проверок мест жительства лиц, отбывших наказание за совершение преступлений сексуального характера в отношении несовершеннолетних.

5. Введение государственной регистрации результатов ДНК-анализа лиц, ранее судимых за сексуальные преступления, в том числе в отношении несовершеннолетних.

6. Установление дополнительного перечня преступлений, не являющихся тяжкими или особо тяжкими, но характеризующихся достаточно высокой степенью общественной опасности, наличие судимости за совершение которых влечет запрет на занятие педагогической или иной деятельностью, связанной с детьми:
отдельные преступления против жизни и здоровья, например, доведение до самоубийства; отдельные преступления против свободы, чести и достоинства личности, например, торговля людьми, эксплуатация; преступления против семьи и несовершеннолетних, например, вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления, систематическое употребление алкоголя или одурманивающих веществ, в занятие бродяжничеством или попрошайничеством; отдельные преступления против общественной безопасности, например, хулиганство, вандализм; преступления против здоровья и нравственности населения, например, содержание притонов, склонение к потреблению наркотических веществ и т.п.

7. Создание официальных общедоступных специальных баз данных, информационных сайтов об осужденных и вышедших на свободу лицах, совершивших преступления сексуального или насильственного характера против несовершеннолетних.

I.III. Профилактические меры.

1. Создание специальных подразделений в МВД России по расследованию преступлений против несовершеннолетних, учитывая особый характер и направленность преступных посягательств против несовершеннолетних.

2. Осуществление ряда мер в системе образования:
— создание в каждом образовательном учреждении подразделения для оказания психолого-педагогической и медико-социальной помощи несовершеннолетним.
Например, создание психологической службы школы, в которую бы входили социальные педагоги, социальные психологи и медицинские работники. В сферу их деятельности входили бы: оказание психологической помощи несовершеннолетним; проведение семинаров, тренингов для учащихся, их родителей, работников образовательного учреждения; взаимодействие с родителями, поликлиниками, комиссиями по делам несовершеннолетних и т.п. При этом обязать сотрудников данной службы проходить курсы повышения квалификации (например, 1 раз в год).
— пересмотр и обновление содержания разделов, касающихся профилактики насилия над детьми, в учебных курсах по предмету «Основы безопасности жизнедеятельности», а также учебных курсах подготовки и повышения квалификации педагогов образовательных учреждений.

3. Установление запрета нахождения малолетних детей и детей младшего школьного возраста (например, до 10 лет) на улице без присмотра взрослых.

4. Установление временных ограничений нахождения в вечернее и ночное время (например, между 22 часами вечера и 6 утра по местному времени) несовершеннолетних в возрасте до 14 лет на улицах, иных общественных местах, включая игровые залы, ночные развлекательные центры, клубы, казино, а также их участие в концертно-развлекательных программах и т.д.

5. Установление административной ответственности (предупреждение, штраф в размере от 3 до 5 тыс. рублей) для родителей, опекунов, попечителей, иных лиц, на которых законом возложена обязанность по воспитанию несовершеннолетних за попустительство нахождению опекаемых несовершеннолетних в общественных местах (или на мероприятиях) в вечернее и ночное время без сопровождения.

6. Установление административной ответственности (предупреждение, штраф в размере от 30 до 50 тыс. рублей) для должностных лиц организаций (вокзалов, аэропортов, кафе, ресторанов, клубов  и т.д.) и для юридических лиц (штраф от 50 до 200 тыс. рублей, административное приостановление деятельности), на территории которых несовершеннолетние находятся в нарушение ограничений по времени нахождения в общественных местах, а также штрафов для родителей в размере от 3 до 5 тыс. рублей.

7. Запрещение использования несовершеннолетних в информационно-рекламных материалах эротического характера или с сексуальным подтекстом (частичное обнажение, провоцирующие позы, жесты и т.п.).

8. Фильтрация агрессивного контента сети Интернет, разработка и внедрение:
— системы сетевого мониторинга, включая введение учета граждан, посещающих Интернет-ресурсы, содержащие порнографические материалы с участием несовершеннолетних, и установление административной ответственности за посещение подобных сайтов (для граждан — предупреждения, штрафы  до 5 тыс. рублей);
— сетевых фильтров для предотвращения распространения элементов насилия, жестокости, порнографии на ресурсах российского сегмента сети Интернет и компьютерах интернет-пользователей.

I.IV. Компенсационно-реабилитационная работа.

1. Создание реабилитационных центров для несовершеннолетних, ставших жертвами преступлений (в том числе, на базе уже действующих медицинских центров, таких как: государственное образовательное учреждение Центр психолого-медико-социального сопровождения «ОЗОН», многопрофильная клиника Игоря Медведева, консультативно-диагностический центр Научный центр здоровья детей РАМН, Служба помощи несовершеннолетним женщинам «Голуба», социально-реабилитационный центр «Отрадное», Санкт-Петербургская общественная организация «Служба социальной юридической помощи пострадавшим от насилия» и других) с обеспечением при необходимости (или желании несовершеннолетнего или его родителей) лечения и реабилитации вне места жительства  в другом городе или регионе).

2. Разработка механизмов выплаты компенсаций несовершеннолетним жертвам преступлений.
В качестве аналога можно использовать механизм компенсации перевозчиком вреда, причиненного при воздушной перевозке, жизни или здоровью пассажира воздушного судна, установленный Воздушным кодексом Российской Федерации. Применение аналогичного порядка государственной компенсации вреда родственникам погибших в результате убийства, пострадавшему в результате совершенного в отношении него иного насильственного преступления во многом бы способствовало более эффективному восстановлению нарушенных прав граждан. Например, установить сумму компенсации за вред средней тяжести — 100 тыс. рублей, особо тяжкий вред — 200 тыс. рублей, убийство — 300 тыс. рублей.
4. Проект резолюции по итогам расширенного заседания Комиссии Общественной палаты по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов и реформированием судебно-правовой системы по вопросу противодействия насилию над детьми (2009)

Основные задачи:
— обобщение мер по противодействию насилию над детьми, предлагаемых различными институтами гражданского общества, органами государственной власти, выработка единого подхода к решению проблемы насилия над несовершеннолетними;
— создание эффективной законодательной базы и модели противодействия насилию над несовершеннолетними, включающей в себя профилактику преступлений, усиление уголовной ответственности за преступления против несовершеннолетних, обеспечение контроля за лицами, совершившими такие преступления и освобожденными из мест лишения свободы, а также создание комплекса компенсационно-реабилитационных мер для жертв преступлений.

Важные тезисы:

Обеспечение прав и свобод несовершеннолетних и, в первую очередь, защита детей от преступных посягательств и их вовлечения в противоправную деятельность, является одним из наиболее приоритетных направлений внутренней политики Российской Федерации.

В последние годы проблема насилия над детьми становится для современных стран все более актуальной. Угрозы, преследующие детей самого разного возраста, усугубля¬ющиеся на фоне социальной и экономической депрессии, связанной с финансовым кризисом, приобретают острый и масштабный характер. В большей степени росту насилия над детьми способствует то, что не только общество не готово открыто обсуждать эту проблему, но и жертвы насилия не готовы придать огласке произошедшее.

В Российской Федерации проживают около 28 миллионов детей, из них более 700 тысяч — беспризорные дети, около 2 миллионов — неграмотные подростки, более 6 миллионов — несовершеннолетние, находящиеся в социально неблагоприятных условиях.

Следственные органы Российской Федерации обращают внимание общества на большое количество преступлений, совершенных в отношении несовершеннолетних. В 2008 году жертвами насилия стали 126 тыс. российских детей, в результате совершенных преступлений погибло 1914 детей, 2330 детей подверглись насилию и получили тяжкий вред здоровью. За 9 месяцев прошлого года было совершено 784 случая сексуальных действий против несовершеннолетних, в розыске находилось 12,5 тыс. детей.

За последние годы значительно увеличилось число следующих видов преступлений: действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста — в 30,8 раз, развратные действия — в 3,6 раз, изготовление и сбыт материалов с порнографическими изображениями несовершеннолетних — в 10 раз. Количество только выявленных фактов вовлечения несовершеннолетних в занятие проституцией возросло в 11,8 раз. По данным МВД России, количество сайтов с детской порнографией увеличилось почти на треть, а количество интернет-материалов с детской порнографией увеличилось в 25 раз. По оценкам независимых экспертов, число подобных ресурсов достигло уже более 300 млн. веб-страниц. При этом средняя посещаемость одного сайта составляет около 30 тыс. человек в месяц.
Исследования ведущих криминологов показывают, что возраст жертв сексуальных посягательств колеблется от 4 до 15 лет, чаще всего подвергаются насилию дети от 3 до 9 лет. Каждый год число подобных преступлений увеличивается. Причем, все это происходит на фоне заявлений об общем падении количества преступлений на 5% и даже 10%.

Помимо совершения насильственных преступлений в отношении несовершеннолетних, участились случаи, когда в результате халатного отношения врачей, педагогов и других ответственных за детей лиц, либо в результате невыполнения ими своих профессиональных обязанностей гибнут или становятся инвалидами дети.

Органы местного самоуправления не реагируют должным образом на положение детей в неблагополучных семьях, упреждающие меры по недопущению преступных посягательств в отношении несовершеннолетних не принимаются. Органы опеки и попечительства не обладают всей необходимой информацией и ресурсами для осуществления такой деятельности, а региональные программы по защите детей реализуются зачастую формально.

Неэффективность правоприменительной практики и все возрастающие угрозы доводят граждан до состояния отчаяния и приводят к различным формам самосуда — от убийств педофилов до создания организаций с неординарными способами борьбы с ними. Иногда педофилов действительно приговаривают к конкретным срокам лишения свободы, но эти сроки неизменно минимальны, что существенно увеличивает вероятность их условно-досрочного освобождения, и это притом, что процент рецидива среди педофилов очень высок. Кроме того, нередки случаи непрофессионального или просто бестактного отношения к несовершеннолетним потерпевшим.

Одним из самых негативных последствий сложившейся ситуации является детская безнадзорность и беспризорность. Дети все чаще вовлекаются в систематическое употребление спиртных напитков, наркотиков, в проституцию и преступную деятельность. На сегодняшний день безнадзорность и беспризорность детей являются одними из самых тревожных характеристик российского общества. Очевидно, что для предупреждения преступлений и правонарушений несовершеннолетних необходима комплексная целенаправленная работа, с одной стороны, по устранению просчетов в области семейного, школьного воспитания детей и подростков, организации их досуга, а с другой — по повышению эффективности деятельности органов, ведущих борьбу с преступностью.

По данным Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, несовершеннолетними или при их соучастии совершено 116 тысяч противоправных деяний (а это — каждое 15 преступление), и почти каждый 12 из лиц, совершивших преступление, являлся несовершеннолетним. При этом несовершеннолетние нередко совершают преступления под руководством взрослых. Вместе с тем, вопрос о привлечении к уголовной ответственности таких взрослых зачастую не ставится, а доказательства обвинения по статье 150 УК РФ («Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления») органами следствия не добываются.

В этой связи особое внимание было уделено созданию системы ювенальных судов в Российской Федерации — системы, способной построить эффективные региональные программы профилактики преступности среди несовершеннолетних, создать типовую систему оценки риска повторных правонарушений несовершеннолетних с целью унификации подходов к формированию индивидуальных программ реабилитации.

Также в ходе заседания было акцентировано внимание на роли комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав в системе органов и учреждений по делам несовершеннолетних, на положительных тенденциях внедрения новых методов совместной работы органов внутренних дел, образования, здравоохранения и социальной защиты населения в сфере защиты прав детей. Было отмечено, что помимо того, что законодательство на федеральном и региональном уровнях нуждается в совершенствовании, поскольку в значительной степени морально устарело, деятельность комиссий также является узконаправленной и не отвечает все усложняющейся криминальной обстановке в сфере насилия против детей, что негативным образом сказывается на работе комиссий. В тоже время решения или рекомендации Правительственной комиссии не всегда выполняются или воспринимаются в должной мере. Так, летом 2008 года Правительственная комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав рекомендовала всем регионам Российской Федерации перенять опыт комиссий Московской и Саратовской областей по организации координированной восстановительно-реабилитационной работы с семьями и детьми, находящимися в социально-опасном положении, однако к этой рекомендации практически никто не прислушался.

В то же время Общественной палатой Российской Федерации, Общественным советом ЦФО, рядом общественных правозащитных организаций предпринимались различные совместные шаги по изменению сложившейся ситуации в сфере защиты прав детей.  Это и общественные слушания, и «круглые столы», и совместные заседания комиссий Палаты, и проведение различных общественных акций, результатами которых стали предложения органам государственной власти как организационного, так и законодательного характера.

Несколько организаций в области защиты прав детей направили открытое обращение к Президенту Российской Федерации Дмитрию Медведеву с просьбой об усилении мер по защите детей от насилия. В обращении отмечено, что первыми серьезными шагами должны стать усиление уголовной ответственности за преступления против несовершеннолетних, профилактика подобных преступлений, обеспечение контроля за лицами, совершившими такие преступления и освобожденными из мест лишения свободы, а также полноценная реабилитация детей-жертв преступлений.
В ряде регионов страны уже появился определенный положительный опыт по ограничению нахождения несовершеннолетних на улице (или общественных местах) без взрослых в вечернее и ночное время.

Первыми результатами таких совместных общественных усилий явилось то, что Президент Российской Федерации внес в Государственную Думу проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации», который определил меры, как по профилактике подростковой преступности, так и по недопущению негативного воздействия на физическое, духовное и нравственное развитие детей.

Кроме того, в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации депутатами был внесен ряд законопроектов, основной направленностью которых является всесторонняя защита детей: «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в целях усиления ответственности за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних», «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в целях противодействия изготовлению и обороту порнографической продукции», «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях обеспечения прав детей на охрану здоровья и развития», «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в целях предотвращения продажи несовершеннолетним алкогольной продукции, пива и табачных изделий», «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в целях усиления уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ», «О внесении изменений в статьи 31 и 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в целях усиления уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ».

Участники заседания акцентировали внимание на необходимости:

1. Создания полной картины причин насилия над детьми: социально-экономических, криминологических, психологических, морально-этических.

2. Создания эффективных мер ранней профилактики насилия над детьми, включающих в себя:
— совершенствование и расширение методов и форм правового воспитания;
— более активное использование СМИ для пропаганды профилактических мер противодействия преступлениям.

3. Создания действенной модели законодательства Российской Федерации в сфере противодействия насилию над детьми, которая должна включать в себя меры от стадии профилактики преступлений против несовершеннолетних до последующего надзора за лицами, осужденными за преступления против детей и освобожденными из мест лишения свободы.

4. Привлечения самого широкого круга общественных правозащитных организаций и создания действенных механизмов работы с пострадавшими детьми.

5. Разработки и введения единой государственной статистической базы данных по фактам насилия над детьми, в том числе данные о семьях, в которых были отмечены акты насилия.

6. Должного прокурорского реагирования на обоснованность продления сроков проверки сообщений о совершенных или готовящихся преступлениях в отношении несовершеннолетних.

7. Комплексной целенаправленной работы по предупреждению преступлений и правонарушений несовершеннолетних, устранению просчетов в области семейного, школьного воспитания детей и подростков, организации их досуга, а также повышению эффективности деятельности органов, ведущих борьбу с преступностью.

8. Институализации ювенального суда как функциональной компоненты судебной системы Российской Федерации.

По итогам работы были приняты следующие РЕКОМЕНДАЦИИ:

1. Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации:

— считать в числе подлежащих первоочередному рассмотрению проекты федеральных законов, положения которых направлены на защиту прав детей;

— доработать и принять проекты федеральных законов «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основных   гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» в части законодательного закрепления должности уполномоченного по правам ребенка в субъекте Российской Федерации» и «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» в части создания ювенальных судов в рамках судов общей юрисдикции».

2. Правительству Российской Федерации:

— обеспечить единый государственный подход к решению проблемы противодействия насилию над детьми;

— сформировать систему согласованных действий по противодействию насилию над детьми, которая должна объединить усилия правоохранительных органов, органов судебной власти, образовательных и медицинских учреждений, а также всех институтов гражданского общества, в особенности правозащитных организаций. В рамках этой деятельности разработать и принять федеральную программу по предотвращению и искоренению всех форм насилия против детей;

— рассмотреть вопрос о возможности образования в системе органов исполнительной власти единого органа, ведающего вопросами семьи;

— создать межведомственную рабочую группу с привлечением Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по совершенствованию законодательства в сфере противодействия насилию над детьми;

В рамках деятельности рабочей группы проработать вопросы:

— создания специализированного подразделения по расследованию преступлений против несовершеннолетних, учитывая особый характер и направленность преступных посягательств против детей;

— усиления уголовной ответственности за все преступления, объектами которых являются жизнь, здоровье, свобода, психическое состояние несовершеннолетних;

— установления родителей, опекунов, попечителей или лиц, на которых законом возложена обязанность по воспитанию несовершеннолетних, а равно педагогов или других работников образовательного, воспитательного, лечебного либо иного учреждения, обязанных осуществлять надзор за несовершеннолетним (далее — родителей и педагогов) в качестве специальных субъектов преступлений, совершаемых в отношении несовершеннолетних, а также соответствующее повышение уголовной ответственности;

— восстановления специального рецидива преступлений в отношении несовершеннолетних, а именно усиления ответственности для лиц, судимых за ранее совершенные аналогичные преступления;

— восстановления в качестве самостоятельного вида преступлений «торговли несовершеннолетними»;

— установления запрета на применение условно-досрочного освобождения  для лиц, совершивших преступления сексуального характера против несовершеннолетних;

— установления оперативного надзора, в том числе с использованием средств скрытого аудио- видео- наблюдения за содержанием несовершеннолетних в воспитательных учреждениях (дошкольных образовательных учреждениях, школах, интернатах, детских домах и т.п.) с возможностью проведения проверок подобных учреждений, в том числе, обязательных регулярных медицинских осмотров с участием психологов с согласия родителей или законных представителей несовершеннолетних;

— установления возможности возбуждения в оперативные сроки уголовного дела без заявителя (по факту оперативной проверки);

— изменения порядка участия несовершеннолетних в уголовных процессах, а именно: закрепление психолога и педагога в качестве обязательных процессуальных фигур при участии в уголовном деле несовершеннолетнего потерпевшего и наделение их конкретными процессуальными правами и обязанностями; проведение допроса по возможности в дневное время суток, в обстановке, минимизирующей психотравмирующее воздействие на ребенка, а также сокращение срока проведения допроса несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля (например, не более 2 часов — без перерыва, а в общей сложности — не более 4 часов в день); установление беспомощного состояния малолетнего или несовершеннолетнего потерпевшего в качестве обязательного основания назначения судебной экспертизы;

— уточнения диспозиции норм УК РФ в части необоснованного или незаконного отказа в возбуждении уголовного дела за преступления в отношении несовершеннолетних, ставших жертвами насилия и соответствующего усиления уголовной ответственности за их совершение;
— введения в уголовное законодательство определения понятия «тоталитарная секта» («деструктивный культ») и установление уголовной ответственности за их деятельность;

— внесения на ратификацию международных нормативных правовых документов (Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающегося торговли детьми, детской проституции и детской порнографии 2000 г., Конвенцию о преступности в сфере компьютерной информации 2001 г., Конвенцию Совета Европы о защите несовершеннолетних от эксплуатации и посягательств сексуального характера 2007 г.);

— введения института административного надзора за лицами, ранее судимыми, в том числе за преступления сексуального характера против несовершеннолетних;

— установления запрета для лиц, совершивших преступления сексуального характера против несовершеннолетних, на устройство на работу, связанную непосредственно или опосредованно с общением с несовершеннолетними;

— установления порядка проверки работодателем сведений, представляемых гражданами при приеме на работу, связанную с педагогической или иной деятельностью, связанной с детьми;

— установления ограничений на общение с детьми, осуществление регулярных проверок мест жительства лиц, отбывших наказание за совершение  преступлений сексуального характера в отношении несовершеннолетних;

— установления дополнительного перечня преступлений, не являющихся тяжкими или особо тяжкими, но характеризующихся достаточно высокой степенью общественной опасности, наличие судимости за совершение которых влечет запрет на занятие педагогической или иной деятельностью, связанной с детьми (например, доведение до самоубийства, вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления, систематическое употребление алкоголя или одурманивающих веществ, в занятие бродяжничеством или попрошайничеством и т.п.);

— создания официальных общедоступных специальных баз данных, информационных сайтов об осужденных и вышедших на свободу лицах, совершивших преступления сексуального или насильственного характера против несовершеннолетних;

— создания в каждом образовательном учреждении подразделения для оказания психолого-педагогической и медико-социальной помощи несовершеннолетним;

— пересмотра и обновления содержания разделов, касающихся профилактики насилия над детьми, в учебных курсах по предмету «Основы безопасности жизнедеятельности», а также учебных курсах подготовки и повышения квалификации педагогов образовательных учреждений;

— разработки комплекса мер по выявлению, устройству, психолого-педагогическому и медико-социальному сопровождению детей, нуждающихся в помощи государства, и проведению профилактической работы с ребенком в семье.

— ужесточения порядка проверки сведений о личности кандидата в опекуны или попечители независимо от наличия родственных отношений и предполагаемого срока опеки или попечительства;

— создания профессиональных служб по подбору, подготовке и последующей поддержке граждан, взявших на воспитание детей, оставшихся без попечения родителей;

— проработать вопрос о создании реабилитационных центров для несовершеннолетних, ставших жертвами преступлений (в том числе, на базе уже действующих медицинских центров);

— проработать вопрос о создании и внедрении единой системы сбора официальной статистики и регистрации случаев насилия над детьми;

— разработать механизмы выплаты компенсаций несовершеннолетним жертвам преступлений, создание фондов помощи потерпевшим (выплата даже в том случае, если отсутствует возможность взыскания денежных средств с преступника, не наносит никакого ущерба для государственной казны, поскольку накопления в фондах, как правило, осуществляются за счет конфискации денежных средств, полученных преступным путем, штрафов, изъятого имущества, а не из денежных средств налогоплательщиков);

— в целях максимального обеспечения прав детей, их защиты от преступных посягательств и решения вопросов профилактики безнадзорности и беспризорности несовершеннолетних проработать вопрос о реформировании комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав:

— установить обязательность создания штатного аппарата комиссий всех уровней в субъектах РФ, порядок осуществления комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав межведомственной координации деятельности органов и учреждений системы профилактики, минимальные стандарты численности специалистов и обеспечения деятельности штатных сотрудников комиссий, организационные стандарты, обеспечивающие самостоятельность данной структуры, ее надведомственный и властный характер;

— возложить на Правительственную комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав функции методического и информационно-аналитического обеспечения указанной организационной реформы комиссий в субъектах РФ, а также функцию надзора за ходом данной реформы, для чего создать в Аппарате Правительства Российской Федерации межведомственное штатное структурное подразделение, ответственное за обеспечение соответствующей деятельности Правительственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав;

— подготовить и утвердить Регламент, устанавливающий порядок и особенности формирования единых региональных межведомственных банков данных о детях и семьях, находящихся в трудной жизненной ситуации, в социально-опасном положении;

— проработать вопрос о запрещении использования образов несовершеннолетних в информационно-рекламных материалах эротического характера или с сексуальным подтекстом (частичное обнажение, провоцирующие позы, жесты и т.п.).

3. Верховному Суду Российской Федерации обобщить судебную практику по делам о сексуальных посягательствах в отношении детей, вопросам применения условно-досрочного освобождения осужденных, отбывающих наказания за совершение этих преступлений и вновь их совершивших, а также дать нижестоящим судам соответствующие разъяснения о применении законодательства при рассмотрении данной категории дел.

4. Следственному комитету при прокуратуре Российской Федерации, Министерству внутренних дел Российской Федерации, другим заинтересованным министерствам и ведомствам Российской Федерации:

— проводить своевременную виктимологическую профилактику и пресечение насильственных преступлений против несовершеннолетних;

— обобщить следственную практику по делам о сексуальных посягательствах в отношении детей для выявления типичных ошибок, допускаемых следователями;

— на системной основе проводить совместные и/или индивидуальные тренинги (курсы повышения квалификации) следователей с участием психологов по правилам общения с потерпевшими несовершеннолетними и по вопросам методики расследования сексуальных посягательств в отношении детей;

— руководителям всех следственных органов по каждому делу в отношении несовершеннолетних, когда преступления совершаются совместно с взрослыми гражданами, рассматривать вопрос о наличии в их действиях состава преступления, предусмотренного ст. 150 УК РФ, а также ориентировать следователей на необходимость всестороннего изучения личности взрослого соучастника, возможного негативного влияния, оказанного им на несовершеннолетнего;

— подготовить и распространить для следователей методические рекомендации по вопросам расследования преступлений сексуального характера против детей, с описанием хода расследования таких дел, использования новых методик и т.п.;

— совместно с профильными интернет-компаниями создать системы сетевого мониторинга, включая введение учета граждан, посещающих Интернет-ресурсы, содержащие порнографические материалы с участием несовершеннолетних, и установить административную ответственность за посещение подобных сайтов, а также создать и установить сетевые фильтры для предотвращения распространения элементов насилия, жестокости, порнографии на ресурсах российского сегмента сети Интернет и компьютерах интернет-пользователей.

5. Органам государственной власти субъектов Российской Федерации:

— проработать вопрос о повсеместном введении института Уполномоченного по правам ребенка в субъекте Российской Федерации;

— обеспечить контроль за должным выполнением региональных программ по защите детей.

6. Интернет-компаниям:

— проработать механизм запуска «горячих линий» по борьбе с противоправным контентом в сети Интернет;

— создать в российском обществе, профессиональной интернет-среде, а также среди интернет-пользователей атмосферу нетерпимости в отношении присутствия в сети Интернет элементов насилия над детьми, фото, видеопродукции с детской порнографией;

— наладить информационное взаимодействие с правоохранительными органами по ставшим им известным фактам распространения детской порнографии в сети Интернет.

7. Средствам массовой информации:

— обеспечить недопущение размещения и трансляции информации, культивирующей насилие, жестокость и эротику;

— реализовывать систематические пропагандистские кампании социального плана в целях повышения бдительности общественности;

— проработать вопрос о создании специализированных консультационных программ, посвященных противодействию насилию над детьми, и возможным путям решения возникающих в этой связи проблем.

8. Общественным правозащитным организациям более плотно работать с органами государственной власти, СМИ, интернет-компаниями по вопросам профилактики насилия над детьми.
5. Материалы к резолюции круглого стола «Правоприменительная практика в отношении несовершеннолетних» (2010)

1. Предложения по вопросу: «Повышение эффективности проведения расследования преступлений против детей и минимизация вторичной психологической травматизации несовершеннолетних потерпевших».

Законодательные предложения:

— внести изменения в УК РФ, предусмотрев отмену сроков давности по тяжким и особо тяжким преступлениям против несовершеннолетних;
— закрепить в УК РФ положение, согласно которому наличие судимости за преступления против детей влечет запрет на занятие должностей и профессий, связанных непосредственно с работой с детьми;
— конкретизировать диспозицию статьи 156 УК РФ «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего», отделить ее состав от других преступлений в целях более эффективного правоприменения;
— устранить пробелы уголовного законодательства в части определения понятий «порнография», «детская порнография», «порнографические материалы»;
— установить уголовную ответственность за простое владение порнографическим изображениями несовершеннолетних без цели распространения (отсутствие ответственности за простое хранение усложняет привлечение к ответственности лиц, совершивших деяния, криминализованные в статье 242.1 УК РФ «Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних» в случае отсутствия доказательств о распространении указанных материалов);
— закрепить в УПК РФ необходимость установления беспомощного состояния потерпевшего, связанного с его психическим состоянием, в качестве обязательного основания производства судебно-психологической или комплексной психолого-психиатрической экспертизы;
— закрепить в УПК РФ в качестве обязательных процессуальных участников расследования уголовного дела с наличием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля психолога и (или) педагога, наделив их конкретными процессуальными правами и обязанностями. При этом необходимо более четко регламентировать в УПК РФ вопросы, касающиеся порядка, срока и времени проведения допроса, предоставив право психологу или педагогу, ходатайствовать:
— о прекращении процессуального действия;
— об объявлении перерыва в процессуальном действии;
— о выборе места проведения допроса;
— о своем присутствии при допросе свидетелей и потерпевших, не достигших определенного возраста (например, возраста 12 лет);
— о внесении иных предложений по организации и производстве процессуальных действий;
— предусмотреть в статье 191 УПК РФ положение, согласно которому по возможности следует проводить допрос в дневное время суток, в обстановке минимизирующей психотравмирующее воздействие на несовершеннолетнего, а также сокращение срока проведения допроса несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, например, не более 2 часов — без перерыва, а в общей сложности — не более 4 часов в день;
-закрепить в УПК РФ правило, согласно которому допрос в суде малолетних потерпевших и свидетелей, не достигших 10-летнего возраста, возможен только при наличии заключения специалиста (письменного или данного при допросе в судебном заседании) о возможности участия потерпевшего или свидетеля в этом процессуальном действии. Существующие в настоящее время рекомендации комплексных психолого-психиатрических экспертиз о необходимости проведения допроса в «щадящем режиме» не решают проблему из-за неопределенности понятия «щадящий режим», а также неясности того, относится ли указанная рекомендация к допросу в суде, или только к допросу на стадии предварительного расследования;
— расширить возможность просмотра в судебном заседании видеозаписи показаний малолетних потерпевших и свидетелей, а также возможность проведения допроса психолога или педагога, принимавшего участие в производстве допроса, вместо допроса ребенка в судебном заседании.

Организационные предложения:

Важным аспектом защиты прав детей, вовлеченных в процесс уголовного судопроизводства, и увеличения раскрываемости преступных посягательств в отношении детей является максимально широкое использование специальных знаний в области психологии. На сегодняшний день степень информированности следователей и руководителей следственных подразделений в этой области является крайне недостаточной. В связи с этим представляются необходимыми доработка и переработка программ профессиональной подготовки и переподготовки следователей следственного комитета и органов внутренних дел по юридической психологии и судебной психиатрии.

С целью реализации международно-правовых обязательств Российской Федерации и решения Совета Безопасности Российской Федерации от 8 мая 2009 г. необходимо приступить к созданию в каждом субъекте Российской Федерации государственного психологического центра, оказывающего помощь детям-жертвам преступных посягательств. Впоследствии специалисты таких центров могут привлекаться к проведению следственных действий с участием малолетних потерпевших и свидетелей.

Необходимо создать в Российской Федерации Национальный центр помощи пропавшим и пострадавшим детям, а также разработать методики реабилитации пострадавших несовершеннолетних.

В системе Следственного комитета при прокуратуре РФ необходимо создать специальное подразделение по расследованию преступлений против несовершеннолетних, аналогично опыту многих зарубежных странах.

Практика специализации следователей по расследованию преступлений в отношении малолетних детей должна быть поддержана и расширена. Необходимо организовать краткосрочную переподготовку следователей этой специализации, оказывать им необходимую методическую помощь и проводить периодическую аттестацию сотрудников.

С целью обеспечения следователей необходимой консультативной помощью при расследовании наиболее опасных преступлений в отношении несовершеннолетних целесообразно рассмотреть возможность привлечения наиболее опытных психологов в качестве внештатных специалистов-консультантов управлений Следственного комитета по субъектам Российской Федерации.

Необходимо рекомендовать научным и научно-педагогическим подразделениям Следственного комитета при прокуратуре РФ и МВД России подготовку учебной и учебно-методической литературы по вопросам использования специальных знаний в области психологии и психиатрии при расследовании преступлений в отношении детей. Также необходимо широко пропагандировать имеющийся опыт эффективного расследования преступных посягательств в отношении несовершеннолетних, в том числе, с использованием специальных знаний в области психологии и психиатрии. Кроме того, целесообразно вести подготовку (краткосрочные курсы) психологов и педагогов по работе с потерпевшими в рамках рассмотрения уголовного дела.

2. Предложения по вопросу: «Повышение эффективности деятельности учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений посредством внедрения в практику их работы метода структурированной оценки повторных правонарушений несовершеннолетних «Оценка риска и возможностей».

Необходимо одобрить и рекомендовать для внедрения в практику деятельности органов и учреждений системы профилактики, включая органы дознания и следствия, технологию управления случаем — метод структурированной оценки повторных правонарушений несовершеннолетних «Оценка риска и возможностей» (ОРВ).

3. Предложения по вопросу создания государственного механизма реализации Конвенции о правах ребенка в Российской Федерации.

Необходимо создать на базе института Уполномоченного по правам ребенка при Президенте РФ межведомственный государственно-общественный Совет по реализации Конвенции о правах ребенка в Российской Федерации. Принимая во внимание, что Российская Федерация должна 14 марта 2011 г. представить Комитету ООН по правам ребенка очередной периодический доклад о мерах по выполнению Конвенции о правах ребенка в Российской Федерации, Совет должен быть создан безотлагательно. Основополагающим для деятельности Совета должен являться документ «Заключительные замечания Комитета ООН по правам ребенка», который также необходимо учитывать при подготовке очередного периодического доклада и при разработке Национального плана действий в интересах детей.
III. ЗАЩИТА НАСЕЛЕНИЯ ОТ КРИМИНАЛЬНОГО НАСИЛИЯ
С доисторических времен до наших дней человек существует в окружении множества опасностей, и хотя большая часть угроз, которые подстерегали доисторического человека, не являются существенными обстоятельствами жизни современного общества, количество опасностей, их степень и масштаб продолжают неуклонно расти. Научно-технический прогресс принес человечеству не только паровую машину, но и ядерное оружие, а возникновение государственности и права способствовало не только развитию национального самосознания и выживанию целых народов, но и выходу преступности на абсолютно новый уровень. Состояние преступности изменяется с течением времени и зависит от содержания, тенденций, причин и условий преступлений, но одно остается неизменным — каждое преступление всегда причиняет вред не только конкретному лицу, но и обществу в целом.

Угроз и опасностей в современном мире множество и не все из них одинаково значимы для всех людей и оказывают на них схожее воздействие, но есть среди опасностей и такие, которые либо «в лицо», либо «понаслышке» знает каждый — вымогательство, коррупция, кража, мошенничество, насилие и убийство, — список не исчерпывающий, но показательный. Перед руководством государства сегодня стоит очень важная задача — прекратить разгул криминала и вывести общество на новый уровень правосознания. Очевидно, что задача эта масштабная и сложная, тем более, что много времени уже упущено — растрачено на бесполезные перестановки и переписки статей законов, искусственное оттягивание решения проблем, вызванное нежеланием прибегать к непопулярным мерам, жестким решениям или радикально менять стратегию.

Одна из серьезнейших проблем современного общества, которая в последние годы приобрела характер эпидемии, — домашнее насилие. Вымещение агрессии и злости на ближних, в особенности, на слабых и зависимых — женщинах, детях, стариках и инвалидах — не знает политических и географических границ. Домашнее насилие присутствует в семьях с различным социальным статусом, независимо от их расовой или этнической принадлежности. Согласно Углубленному исследованию Генерального секретаря ООН, представленному на 61-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, каждая третья женщина в мире хотя бы однажды подвергалась домашнему насилию. «Домашнее насилие — это не только избиение, а также эмоциональное, сексуальное и экономическое насилие, совершаемое интимным партнером или членом семьи» — так определяется домашнее насилие в отношении женщин в исследовании. Сексуальное насилие может включать физическое и психологическое запугивание, нежелательное сексуальное домогательство или изнасилование со стороны партнера или супруга, отказ в возможности использования контрацептивов, а также шантаж. В основе экономического насилия лежит отсутствие у женщины финансовой безопасности и сопряженные с этим угрозы и эксплуатация со стороны мужчины, причинение ущерба имуществу или бизнесу женщины. Другие формы семейного насилия включают принудительную изоляцию женщины, отказ в возможности социального общения, угрозы жизни или здоровью ребенка, препятствование общению с ребенком и др. Ситуация с домашним насилием усугубляется тем, что зачастую женщины не могут распознать акт домашнего насилия, считая его «нормальным» аспектом отношений между мужчиной и женщиной. Более того, трудно найти достоверные данные по проблеме — огромное количество пострадавших не сообщают о случаях насилия по причине стыда или опасения возмездия.

Терпимость современного общества к домашнему насилию препятствует обеспечению равенства между мужчинами и женщинами и реализации других фундаментальных ценностей, сформулированных в Декларации тысячелетия Организации Объединённых Наций. Сегодня международное сообщество рассматривает домашнее насилие не как «личное дело» семьи, а как нарушение прав человека, являющееся следствием подчиненного положения женщин.

Другая опасность, подстерегающая граждан России — рост экстремизма и усиление националистических настроений. Экстремизм — это очень сложное явление, которое в некоторой форме присутствует в любое время в любом многонаселенном и многонациональном государстве. Усилению экстремизма в Российской Федерации во многом способствовали социально-экономические кризисы и вызванное ими резкое падение уровня жизни значительной части населения страны. Большую роль в осложнении ситуации сыграла и неоднозначная политика власти, упорно игнорирующей истоки и особенности современного экстремизма, при этом активно спекулирующей понятием «экстремизм» для оправдания преследования ряда лиц и организаций, деятельность которых имеет под собой совершенно иные основания. В декабре 2010 года министр внутренних дел Рашид Нургалиев открыто заявил о заметном ухудшении ситуации: по словам министра, в последние годы «практически во всех федеральных округах отмечается рост экстремистских проявлений», при этом «их характерной особенностью является сращивание с общеуголовной преступностью». Таким образом становится очевидным, что экстремизм в нашей стране из формы преимущественно политического противостояния превратился в один из видов оружия в руках криминала. Противодействие различным формам экстремизма в условиях растущей глобализации является очень непростой и очень высокотехничной задачей, требующей «свежего» взгляда и новых инструментов, однако, криминализированный экстремизм победить неизмеримо сложнее. Национальные конфликты, в ряде случаев приводящие к национальному и религиозному экстремизму, также являются составной частью общей проблемы. После событий на Манежной площади тема национальных конфликтов стала особым объектом внимания руководства страны. Выступая на встрече с руководителями национальных культурных объединений и учеными-этнографами Башкортостана, Президент России Дмитрий Медведев подчеркнул значение просвещения и толерантности для профилактики национальных конфликтов и добавил следующее: «О вопросах укрепления межнационального единства забывать нельзя. Проблемы есть везде, их не нужно драматизировать, но и не обращать внимания на них нельзя». Хочется отметить, что реакция общества на события последнего времени, сформулированная Президентом как «драматизация», вряд ли является чем-то большим, чем реалистический взгляд на проблему, вызывающий проявление линейки эмоций, полностью соответствующей сути и масштабу этой проблемы, — страха, возбуждения, гнева. Мы полагаем, что с учетом современных особенностей, противодействие экстремизму должно стать значимой частью национального плана по борьбе с преступностью.

Маньяки-убийцы, насильники, воры, вымогатели, оборотни в погонах, националисты-сепаратисты, религиозные фанатики — такие люди существуют в каждом государстве, но только как изгои, «паршивые овцы», осуждаемые и преследуемые государством и обществом. Некоторые события последних лет, произошедшие в нашей стране, показали, что если сегодня государство не возьмет ситуацию с преступностью под свой жесткий контроль, то завтра у этих людей может появиться реальная возможность захватить власть над честными гражданами, превратив в изгоев тех, кто не хочет лгать, воровать, взяточничать, насильничать и убивать.
1. О деятельности тоталитарных сект (2007)

Президент Российской Федерации Владимир Путин в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации 26 апреля 2007 года подчеркнул, что «…духовное единство народа и объединяющие нас моральные ценности — это такой же важный фактор развития, как политическая и экономическая стабильность. Убежден, общество лишь тогда способно ставить и решать масштабные национальные задачи, когда у него есть общая система нравственных ориентиров…».

Россия — многонациональное государство, на территории которого представлены все основные мировые религии. Российская Федерация являет собой беспрецедентный пример исторического мирного социокультурного сосуществования. В статье 28 Конституции Российской Федерации закреплен один из основополагающих принципов построения демократического, светского и правового государства, согласно которому каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Государственная вероисповедная политика, основанная на принципе свободы совести, реализуется посредством невмешательства государственных институтов в культовую практику.

В конце XX века в связи с изменением вероисповедной политики государства усилилось воздействие религиозных организаций на социальную жизнь населения, значительно сократившееся в 20-х годах ХХ века. Социологические опросы, проведенные в конце 1980-х годов, зафиксировали тенденцию к переоценке роли религии в жизни общества, в его истории и культуре, связанную с глобальными трансформациями в политической, экономической и социальной сферах. Отсутствие у многих верующих цельного, внутренне непротиворечивого религиозного мировоззрения, парадоксальным образом сочетается с повышением роли религии в разных сферах личной и общественной жизни.

Принципиально новая обстановка в духовной сфере создала особые условия для распространения и развития деятельности религиозных организаций. В условиях возрождения веры и восстановления статуса дискриминированных религиозных организаций и групп, распространение получили и принципиально новые для российского конфессионального пространства религиозные движения. В этот период численность религиозных объединений начала стремительно возрастать, усилилось их влияние на социальную жизнь общества, укрепился авторитет религиозных лидеров, возникли нетрадиционные для России конфессиональные структуры.

Президент Российской ассоциации центров изучения религий и сект (РАЦИРС) профессор Александр Дворкин утверждает, что на сегодняшний день в России действуют около 80 крупных и широко известных сект, при этом исчисление мелких сект идет на тысячи. Количество людей, вовлеченных в деструктивные оккультные религиозные организации, достигает 1 миллиона.

Смешанность или близкое соседство этносов и конфессий в условиях компактного проживания и отсутствия должного нормативного этнорелигиозного регулирования представляет собой одну из наиболее потенциально опасных поликонфессиональных этнических структур с точки зрения развития дестабилизационных процессов. Однако, на сегодняшний день не существует сложившихся инструментов, которые позволили бы успешно противодействовать этим тенденциям.

В Федеральном законе от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» присутствует такое понятие, как «религиозные группы», которые не подлежат регистрации, и, фактически, не подлежат никакому учету. Как показывает практика, в ряде случаев деятельность таких религиозных групп направлена не на объединение наций и народов, проживающих на территории их деятельности, а на их разъединение и противостояние.

Среди этих групп существуют и такие, которые по степени воздействия на общественное сознание и характеру деятельности можно отнести к числу тоталитарных сект или деструктивных культов.

Тоталитарные секты, неконтролируемые и неуправляемые, негативно влияют на все общество и, в первую очередь, на молодежь. Во главе таких сект стоят, как правило, нечистоплотные, корыстные люди, владеющие гипнозом, обладающие даром слова и убеждения.

В последние годы тоталитарные религиозные секты, действующие на территории Российской Федерации, начали приобретать обманчиво цивилизованный вид, совершенствуются и методы их деятельности. Современные сектанты — это опрятные, вежливые молодые люди, говорящие о необходимости просвещения и обретения истинных знаний. Тоталитарные секты выходят на качественно новый уровень, активно внедряясь в политическую жизнь. Организуя всевозможные общественные, социально значимые проекты, члены сект стремятся получить доступ к власти, а значит, к государственному бюджету и рычагам государственного управления.

Пользуясь пробелами в российском законодательстве, тоталитарные секты осуществляют деятельность, имеющую характер неприкрытой экспансии, дискредитируют нравственные ориентиры, манипулируют человеческим сознанием, нанося непоправимый вред не только психическому и психологическому, но, в ряде случаев, и физическому здоровью своих последователей. Деструктивная работа тоталитарных сект приводит к отклонениям в поведении людей, существенному росту агрессии, негативным сдвигам в межличностных и межгрупповых отношениях, расслоению общества, росту национализма, экстремизма, расовой, межнациональной и межконфессиональной ненависти. Все это создает реальную угрозу семье, обществу и государству.

В настоящее время деятельность деструктивных сект оценивается правоохранительными структурами, государственными и общественными организа¬циями, специалистами-религиоведами и представителями традиционных конфессий как социально опасная и разрушительная. Однако, отсутствие законодательного акта федерального значения приводит к отказам в возбуждении уголовных дел против преступных сект. Активизация деятельности тоталитарных сект — это мировая тенденция, но в некоторых странах, как, например, во Франции, деятельность таких сект запрещена законом, в других — мероприятия, проводимые подобными религиозными группами, строго регламентируются государством.

Анализ нормативных правовых актов Российской Федерации и правоприменительной практики позволяет сделать вывод о том, что в субъектах Российской Федерации термины «секта» и «культ» прочно вошли в юридический обиход. В Доктрине информационной безопасности, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 9 сентября 2000 года № Пр-1895, сказано, что в числе угроз информационной безопасности наибольшую опасность в сфере духовной жизни представляет «возможность нарушения общественной стабильности, нанесение вреда здоровью и жизни граждан вследствие деятельности религиозных объединений, проповедующих религиозный фундаментализм, а также тоталитарных религиозных сект». Аналогичная норма была прописана в Концепции информационной безопасности Магаданской области, утвержденной постановлением Губернатора Магаданской области от 4 октября 2002 года № 207.

В ряде регионов Российской Федерации приняты различного рода нормативные правовые акты, закрепляющие понятия деструктивного культа, тоталитарной секты, предусматривающие запреты на вовлечение в деятельность данных организаций, распространение и пропаганду их учений и тому подобное (Белгородская, Вологодская, Воронежская, Иркутская, Пензенская  области, Приморский край и другие).

Конституционный Суд Российской Федерации, рассматривая дело о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального Закона от 26 сентября 1997 года «О свободе совести и религиозных объединениях» в связи с жалобами религиозного общества свидетелей Иеговы в г. Ярославле и религиозного объединения «Христианская церковь прославления», указал, что государство вправе предусмотреть определенные преграды с тем, чтобы не предоставлять статус религиозной организации автоматически, не допускать легализации сект, нарушающих права человека и совершающих незаконные и преступные деяния. Конституционный суд сослался на Постановление Европейского парламента от 12 февраля 1996 года «О сектах в Европе», рекомендации Совета Европы № 1178 (1992) «О сектах и новых религиозных движениях» [16], а также на Постановления Европейского суда по правам человека от 25 мая 1993 года и от 26 сентября 1996 года.

Постановление Европейского парламента от 12 февраля 1996 года «О сектах в Европе» призывает действенно использовать существующие на национальном уровне правовые акты и инструменты для того, чтобы противостоять нарушениям основных прав, ответственность за которые несут секты, призывает усилить взаимный обмен информацией, для того, чтобы объединить сведения о феномене сектантства, призывает государства быть бдительными, чтобы предотвратить возможность получения сектами государственной помощи.

С развитием интернет-технологий тоталитарные секты все чаще используют для пропаганды своей деятельности сеть Интернет. К сожалению, действующее законодательство не предусматривает ответственность за подобную деятельность.

В настоящее время введение уголовной ответственности за киберпреступность в Российской Федерации достаточно проблематично. Однако, необходимо помнить, что новые технологии порождают новые виды преступлений. Обязанность государства и общества — поставить заслон преступности посредством принятия своевременных и действенных мер.

В сложившейся ситуации представляется целесообразной ратификация дополнительного протокола к Конвенции о преступности в сфере компьютерной информации относительно введения уголовной ответственности за правонарушения, связанные с проявлением расизма и ксенофобии, совершенные посредством компьютерных систем (Страсбург, 28 января 2003 года ETS № 189).

На сегодняшний день прекращение деятельности религиозной секты, в случае если секта была закамуфлирована под религиозную организацию и имела соответствующую государственную регистрацию, возможно только при нарушении такой сектой Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях». Предусмотренные Законом перечни оснований в отказе в регистрации организаций и в приостановлении их деятельности, являются исчерпывающими и нуждаются в дополнении.

Мы полагаем, что только создание действенной законодательной базы, закрепляющей понятия «секта» или «тоталитарная секта», «деструктивный культ», регулирующей вопросы предупреждения преступлений, в том числе, совершаемых членами религиозных тоталитарных сект, вопросы проведения обязательной религиоведческой экспертизы при регистрации религиозных организаций нетрадиционных конфессий, определяющей составы конкретных правонарушений и установление за них административной, уголовной ответственности будет способствовать реальной и эффективной борьбе государства с тоталитарными сектами.
2. Криминальное насилие и здоровье нации (2008)

Экономические кризисы, рост безработицы и недостаточная защищенность граждан от преступности приводят не только к снижению уровня жизни, к кризису доверия к правоохранительной системе и государству в целом, к лавинообразному усилению криминальной напряженности в обществе, но и к общему ослаблению нации.

В третье тысячелетие Россия вступила в условиях ежегодного сокращения численности своего населения. Уровень смертности и уровень рождаемости теснейшим образом связаны с уровнем и качеством жизни населения. В настоящее время Россия всё еще характеризуется высокой смертностью от устранимых причин смерти, значительной инфекционной заболеваемостью, низким уровнем репродуктивного здоровья, огромным числом абортов, высокой материнской смертностью, и не только. Согласно большинству прогнозов, составляемых различными научными организациями, период депопуляции в России затянется на многие годы.

Младенческая смертность (т.е. смертность детей в возрасте до 1 года) является одним из важнейших индикаторов состояния здоровья нации в целом. Официальная статистика Минздравсоцразвития утверждает, что, согласно предварительным итогам, в 2008 году младенческая смертность снизится на 1-1,5% по сравнению с 2007 годом и составит менее 11 случаев на 1000 родившихся, тем самым продолжая достаточно устойчивое снижение, происходившее в предыдущие годы. Однако, многие ведущие специалисты отмечают, что показатели младенческой смертности в России занижены примерно в два раза. На сегодняшний день повышение уровня младенческой смертности зарегистрировано в более чем половине регионов Российской Федерации.

По данным Федеральной службы государственной статистики за период с 2001 по 2007 год количество граждан России в возрасте от 0 до 19 лет уменьшилось на 16,4%, при этом уменьшение количества детей от 10 до 14 лет составило 38,2%. Продолжает уменьшаться и доля детей в возрастной структуре населения. Главная причина сложившейся ситуации — ухудшение здоровья детского населения. В последние годы основными тенденциями ухудшения детского здоровья в Российской Федерации являются рост количества врожденных аномалий среди новорожденных, снижение процента здоровых детей, повышение частотности хронических заболеваний, распространение алкоголизма, табакокурения, наркомании, токсикомании и общее увеличение психических и поведенческих расстройств.

За последние годы заметно возросло число детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. По неофициальным данным в настоящее время в России около 5 миллионов таких детей. По данным официальной статистики, число детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в России превышает 750 тысяч, что составляет более 2% от общей численности всех детей в возрасте от 0 до 18 лет. При этом лишь менее четверти из этих детей живут в интернатных учреждениях.

Не менее значимыми индикаторами здоровья нации являются количество социально обусловленных заболеваний, уровень заболеваемости психическими расстройствами, суицидальная активность населения и, конечно, уровень преступности в обществе. Основными негативными тенденциями, характеризующими распространение в обществе такой разновидности девиантного поведения как преступность, являются превышение темпов роста числа лиц, совершивших преступления, над темпами роста численности населения; усиление криминализации общества и рост насильственной преступности. Проанализируем динамику изменения этих показателей. Так, с 1 января 1998 года по 1 января 2008 года численность населения снизилась на 3,5%, а уровень преступности повысился на 43,4%. Основной прирост зарегистрированной преступности пришелся на период с 1990 по 2000 год, при этом в отдельные годы темпы прироста российской преступности намного превышали общемировые — так, например, в 1992 году число зарегистрированных преступлений возросло на 27% в сравнении с предыдущим годом, в то время как по данным ООН общемировой годовой прирост преступности составил 5%. Число зарегистрированных преступлений в 2002 году увеличилось более чем на полмиллиона, и это при том, что территория страны существенно уменьшилась в размерах в связи с распадом СССР. Кризис, вызванный распадом СССР, затронул практически все сферы общественной жизни, что выразилось не только в ослаблении обороноспособности, необустроенности межгосударственных границ, снижении темпов промышленного производства и уровня жизни населения, массовой безработице и межнациональных конфликтах, но также и в падении морали. В преступную деятельность вовлекалась всё большая доля населения России. Очевидно, что именно распад СССР привел к резкому росту преступности и снижению эффективности правоохранительной деятельности.

Количественные изменения преступности сопровождались качественными, увеличивалась общественная опасность и организованность преступности. Необходимо отметить, что пик количества зарегистрированных тяжких и особо тяжких преступлений был отмечен в 1999 году. Повышение уровня и рост насильственных преступлений, отражающие усиление жестокости в обществе, пришлись на 1999 год неслучайно — причиной такого резкого скачка преступности стал серьезный экономический кризис, произошедший в России в 1998 году, выраженные негативные последствия которого большая часть населения России переживала ещё многие годы. Именно в 1999 году децильный коэффициент дифференциации, т.е. соотношение доходов 10% наименее обеспеченных и 10% наиболее обеспеченных граждан, достиг по официальным данным 1:15, по мнению экспертов — 1:25, а для населения Москвы — 1:60. Официально учтенная безработица выросла с 4,8% экономически активного населения в 1992 году до 13,3% в 1998 году. В структуре преступлений за этот период существенно увеличился удельный вес краж. Таким образом, цифры статистики подтверждают экспертный вывод о том, что именно «исключение» массы населения из активной общественной жизни как результат депрофессионализации, деквалификации, маргинализации, алкоголизации и обнищания ведет к формированию криминального поведения и таким образом формирует основную социальную базу преступности.

В начале первой декады XXI века статистика тяжких и особо тяжких преступлений приобрела четко выраженную тенденцию к снижению — с 1 января 1998 года по 1 января 2008 года количество зарегистрированных тяжких и особо тяжких преступлений снизилось на 38,4%, при этом основное снижение пришлось на 2003 год. Специалисты связывают существенное уменьшение удельного веса тяжких и особо тяжких преступлений в 2003 году с изменениями в законодательстве, в результате которых многие деяния, ранее считавшиеся тяжкими преступлениями, перешли в категорию преступлений средней тяжести, в то время как число зарегистрированных фактов таких преступлений фактически не изменилось. Тем не менее, и в настоящее время количество зарегистрированных тяжких и особо тяжких преступлений, а также их удельных вес от общего числа зарегистрированных преступлений продолжает вызывать острое беспокойство и у простых граждан, и у представителей правоохранительных органов.

В качестве тревожной тенденции можно выделить и тенденцию к омоложению криминального сообщества, активно проявившуюся ещё в первой половине 90-х годов. В последние годы криминальная активность подростков и молодежи продолжает оставаться на значительном уровне, так, согласно статистике ГИАЦ МВД за 2003-2007 годы, доля несовершеннолетних неизменно составляет 10 и более процентов от общего числа выявленных лиц, совершивших преступления. Также следует отметить и увеличение числа женщин, совершивших преступления, и повышение их удельного веса (с 8,9% в 1992 г. до 15,2% в 2007) в составе лиц, совершивших преступления.

По мнению криминологов, наиболее объективным индикатором криминогенной ситуации и криминогенных процессов является коэффициент убийств (число убийств на 100 тысяч человек населения). По официальным статистическим данным уровень убийств в России намного превышает среднемировые значения. Динамика числа убийств и покушений на убийство в Российской Федерации характеризуется довольно высокими показателями: в 1992 г. было зарегистрировано 23,0 тысяч убийств и покушений на убийство; в 1995 году уже 31,7 тысяч; в 2001 году — 33,6 тысяч; в 2006 — 27,5 тысяч, а в 2007 году число подобных преступлений уменьшилось до 22,2 тысяч. Несмотря на положительную динамику, очень тревожным признаком является наблюдаемый в последние годы рост наиболее опасного вида умышленных убийств — убийств при отягчающих обстоятельствах. При этом необходимо иметь ввиду, что учет убийств в России осуществляется по фактам, а не по жертвам, так как убийство двух и более лиц регистрируется как одно преступное деяние. Также необходимо учитывать тот факт, что в нашей стране ежегодно регистрируется значительное число лиц, пропавших без вести, и неопознанных трупов, а также большое число случаев умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, закончившихся смертью потерпевшего, не учитываемых в качестве убийств, — всё это позволяет предположить, что реальное количество случаев причинения насильственной смерти намного превышает цифры отчетности. По некоторым данным, количество обнаруженных неопознанных трупов ежегодно возрастает на 10-15%, растет и удельный вес неразысканных лиц, пропавших без вести, включая неуклонное увеличение числа пропавших без вести и ненайденных несовершеннолетних. Продолжает возрастать и число трупов с неустановленной причиной смерти.

Как отметил первый заместитель министра внутренних дел России Михаил Суходольский, нерешенность многих социальных проблем оказывает заметное воздействие на состояние преступности. Так, по словам Суходольского, более 60% лиц, совершивших преступления в 2007 году, не имели постоянного дохода. Каждый одиннадцатый являлся безработным. Каждое восьмое преступление в стране было совершено лицами, находившимися в состоянии алкогольного опьянения, каждое четвертое — лицами, уже ранее нарушавшими закон.

Усиление криминальной активности лиц, ранее совершавших преступления, началось примерно с середины 80-х годов XX века. С 1986 по 1999 год показатели рецидивной преступности выросли в 2,7 раза, при этом количество выявленных лиц увеличилось только в 1,5 раза. Исследования показывают, что около 30% лиц, ранее судимых, в течение первых двух лет после освобождения вновь совершают преступление. При этом достаточно большое число лиц, совершающих преступления повторно, были неоднократно судимы и обладают достаточными криминальными навыками для успешного осуществления и сокрытия последующих противоправных деяний, что выражается в большей латентности совершаемых ими преступлений. В структуре рецидива преобладает так называемый специальный рецидив, который характеризуется повторным совершением однородных или тождественных преступлений, при этом речь идет не только о кражах и разбое, но также и о таких опасных видах преступлений, как совращение детей, сексуальное и бытовое насилие в отношении женщин и несовершеннолетних.

С каждым годом проблема насилия в отношении женщин и детей становится всё более актуальной. Согласно данным ГИАЦ МВД России, количество несовершеннолетних, ставших жертвами преступных посягательств, ежегодно возрастает. По оценкам ЮНИСЕФ, более 1 миллиона детей в России ежегодно подвергаются жестокому обращению и насилию. По данным МВД России, в 2006 году в России жертвами преступных посягательств стали более 170 тысяч детей и подростков, из них 80,9 тысяч стали жертвами насильственных преступлений, что на 61% выше аналогичного показателя 2004 года. Количество убийств и покушений на убийство несовершеннолетних в 2006 году составило 817 случаев, при этом 2,9 тысячи несоверешеннолетних погибли в результате совершенного в отношении них преступления, а 3 тысячи получили тяжкий вред здоровью. В 2007 году органами внутренних дел было раскрыто 82,5 тысяч преступлений, совершенных в отношении несовершеннолетних, в том числе 657 убийств, 987 умышленных причинений тяжкого вреда здоровью и 1,4 тысяч изнасилований, при этом 6 тысяч преступлений в отношении детей было совершено родителями и законными представителями. По данным Генеральной прокуратуры Российской Федерации более 60% убийств несовершеннолетних совершены на бытовой почве, в том числе в ходе конфликтов со сверстниками.

Особое беспокойство вызывает наблюдающийся в последние годы рост преступлений сексуального характера в отношении несовершеннолетних и малолетних. По статистике МВД России, за последние семь лет зарегистрированное количество отдельных преступлений на сексуальной почве против детей до 16 лет выросло в 30,8 раз. Согласно данным МВД России, в 2006 году потерпевшими от насильственных действий сексуального характера были признаны 9,8 тысяч несовершеннолетних, что на 63% превышает показатель 2004 года. В 2007 году количество преступлений в отношении несовершеннолетних, сопряженных с насильственными действиями сексуального характера, составило 8,8 тысяч. Участились и случаи совершения особо тяжких преступлений сексуального характера в отношении малолетних — по официальным данным в 2004 году жертвами убийств, сопряженных с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, стали 6 малолетних, в 2005 году их количество увеличилось до 9 человек, в 2006 составило 5 человек, а в 2007 резко выросло до 21 случая, 17 из которых были раскрыты.

Здесь важно отметить, что меры, предусматриваемые российским уголовным законодательством за сексуальное насилие в отношении несовершеннолетних, отличаются необоснованной мягкостью. Так, максимальный срок по ч. 3 ст. 132 (Насильственные действия сексуального характера в отношении лица, заведомо не достигшего 14-летнего возраста) УК РФ составляет 15 лет тюрьмы, а по ст. 135 (Развратные действия) — 3 года лишения свободы, при этом среди прочих предусмотренных этой статьей форм наказания присутствует и штраф в 300 тысяч рублей.

Согласно статистике МВД России, за последние несколько лет развратные действия в отношении детей и подростков увеличились в объемах в 3,6 раза, а изготовление и сбыт детской порнографии — в 10 раз. Важно понимать, что развратные действия, которые по многим данным составляют основную часть сексуальных преступлений в отношении детей, характеризуются чрезвычайно высокой латентностью и крайне редко доходят до сведения правоохранительных органов. Таким образом, увеличение их регистрируемого количества в 3,6 раз в реальности может означать общее увеличение этого вида преступлений в 36 раз и более.

По данным ряда исследований, более 40% случаев развратных действий в отношении детей составляют развратные действия со стороны родителей, опекунов или других родственников, свыше 20% случаев совершаются знакомыми или друзьями родителей. Статистика в отношении детской порнографии аналогична. С возникновением сети Интернет детская порнография получила «второе рождение» — на сегодняшний день всемирная телекоммуникационная сеть размещает огромное количество материалов, содержащих детскую порнографию, и способствует их широкому распространению. Важно отметить, что большинство снимков и видеоматериалов, появляющихся в последние годы в сети Интернет, содержат сцены половых актов с малолетними, в том числе в циничной и извращенной формах и имеют социально опасный характер. По результатам исследований, каждый день в сети Интернет появляется около 200 новых изображений или видеоматериалов. Приблизительное количество сайтов, содержащих подобные материалы, — 200 тысяч, приблизительный доход преступников — 3 миллиарда долларов.

Как показал ряд опросов, значительная часть общества недооценивает социальную опасность детской порнографии, а ведь и изготовление, и распространение детской порнографии являются преступлениями не только против конкретных лиц, но и против здоровья населения и общественной нравственности. Повышенная общественная опасность этого вида преступлений выражается не только в крайне тяжелых физических и психологических последствиях для их жертв, но также в том, что детская порнография почти всегда сопряжена с другими насильственными преступлениями сексуального характера, в том числе тяжкими и особо тяжкими, она наносит огромный моральный вред обществу в целом, провоцируя асоциальное поведение и агрессию, и во многих случаях служит катализатором перехода такой сексуальной девиации как педофилия из латентной формы в осознанную или приводит к усилению имеющихся у индивида осознанных наклонностей и способствует переходу от созерцания сексуальных действий с несовершеннолетними к их самостоятельному осуществлению.

Правоприменительная практика показывает, что в России опасность подобного вида преступлений недооценивают не только простые граждане. Так, максимальное наказание, предусмотренное п. «б» ч. 2 ст. 242-1 (Изготовление, хранение, рекламирование и распространение материалов с порнографическими изображениями заведомо несовершеннолетних) УК РФ, составляет 8 лет, однако на практике суды зачастую назначают таким преступникам минимальное наказание в 3-4 года колонии общего режима, а в ряде случаев наказание назначается лишь условно. В некоторых случаях психиатрическая экспертиза признает преступника невменяемым и суд выносит решение о помещении преступника на принудительное лечение, при этом срок принудительного лечения может в итоге составить всего несколько месяцев. Случаи, когда преступник, оказавшись на свободе, вновь совершал подобное преступление или преступление большей тяжести, уже известны не только практике, но и широкой публике.

Для лучшего понимания степени опасности, которую представляет детская порнография, необходимо обратиться к результатам некоторых западных исследований. Так, согласно результатам исследования «Международного центра пропавших и эксплуатируемых детей», около 19% лиц, арестованных в США за владение детской порнографией, являлись обладателями порнографических материалов с участием детей в возрасте до 3 лет, 39% арестованных владели материалами с участием детей в возрасте от 3 до 5 лет, 83% арестованных на момент ареста имели в своем распоряжении порнографические материалы с участием детей от 6 до 12 лет. При этом в 92% всех случаев порнографические материалы содержали явную демонстрацию и/или изображение гениталий или действий сексуального характера, 80% демонстрировали половой акт с несовершеннолетним, а в 21% случаев материалы содержали насильственные сексуальные действия, такие, как изнасилование, связывание и пытки, из них 39% материалов были представлены в форме видеосъемки. Очень важным является и тот факт, что 40% арестованных лиц были не просто обладателями материалов, содержащих детскую порнографию, но и сами осуществляли насильственные действия в отношении несовершеннолетних, а по данным Управления тюрем США 85% преступников, арестованных за владение, распространение, перевозку или продажу детской порнографии, растлевали детей, но не были в этом уличены. Важно понимать, что жертвой детской порнографии является не только ребенок, вовлеченный в ее создание. Детская психика очень гибка и восприимчива. Очень часто преступники используют материалы, содержащие детскую порнографию, для совращения других детей, убеждая их в том, что активность, изображенная на фотографиях, приятна и нормальна для детей их возраста. В России ежегодно кончают жизнь самоубийством около 3 тысяч детей, но о том, сколькие из них покончили с жизнью, став жертвами сексуального насилия, — статистика, к сожалению, умалчивает.

Отдельно необходимо отметить продолжающуюся практику применения условно-досрочного освобождения к лицам, совершившим насилие над ребенком. Уголовный кодекс Российской Федерации относит такие преступления, как побуждение к сексуальным действиям, половое сношение с лицом, не достигшим 16-летнего возраста, и развратные действия в отношении несовершеннолетних к категории средней тяжести и предусматривает срок лишения свободы до 5 лет. В соответствии со ст. 79 (Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания) УК РФ для лиц, совершивших преступления небольшой или средней тяжести, условно-досрочное освобождение (УДО) возможно после отбытия одной трети срока наказания. Фактически, через полтора-два года преступники, совершившие сексуальное насилие над ребенком, выходят из мест лишения свободы исключительно благодаря мягкости закона и примерному поведению в колонии. Основанием для УДО является постановление суда о том, что для своего исправления лицо не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. Верно ли это в отношении лиц, осужденных за половые преступления против детей? Высокий процент рецидива в этой группе свидетельствует о том, что наказание в виде лишения свободы не дает ожидаемых результатов и не может оказать выраженное влияние на последующее сексуальное поведение осужденных. Формированию и развитию педофилии способствуют многие факторы, включая психологические и социальные, выявление таких факторов и их частичная коррекция с помощью психотерапевтических методов и медикаментозной терапии не являются предметом работы пенитенциарных психологов и специалистов медицинской службы мест лишения свободы. Проблема адекватной реализации полового влечения к детям вследствие отсутствия законодательно приемлемых возможностей часто приводит к повторению насильственных действий. Таким образом, в отношении большинства лиц, осужденных за половые преступления против несовершеннолетних, система исправительных воздействий, применяемая в местах лишения свободы, не способствует реализации цели наказания, указанной в ч. 2 ст. 43 (Понятие и цели наказания) УК РФ, — исправление осужденного и предупреждение новых преступлений. В этих условиях на первых план выходит другая важная функция мест лишения свободы — изоляция правонарушителей от общества, которая также не выполняется вследствие применения УДО.

За последнее десятилетие в России особенно остро встала и проблема торговли людьми, в особенности женщинами и детьми. Торговля людьми — это современная форма рабства. Обманным путем или насильно преступники перевозят людей через государственные границы, лишают свободы передвижения, принуждают к труду, совершают в отношении их физическое, психическое, сексуальное насилие. Ежегодный доход от торговли людьми составляет 5-7 миллиардов долларов, а по некоторым оценкам специалистов Европола — до 10 миллиардов. По данным экспертов Международной организации по миграции, каждый год в руки торговцев людьми попадает около 2 миллионов человек. В странах Центральной и Восточной Европы ежегодно не возвращаются на родину около 200 тысяч человек, большая часть из которых — женщины, Расширяется и распространенность торговли людьми в целях использования рабского труда, особенно труда нелегальных мигрантов.

Конечно, имеющиеся статистические данные не отражают реального положения дел, так как преступления, связанные с торговлей людьми и различными формами сексуальной эксплуатации, характеризуются повышенной латентностью. В большинстве случаев жертвы подобных преступлений не обращаются в правоохранительные органы, а также не желают давать свидетельские показания в суде из-за страха за себя и своих близких. К сожалению, неуклонно возрастающее количество преступлений против свободы, чести и достоинства личности, к которым относится торговля людьми, не сопровождается ростом их раскрываемости. Одна из причин состоит в том, что большинство подобных преступлений совершается организованными преступными группировками, которые являются профессиональными преступными организациями, обладающими большим опытом, обширными связями и четкой иерархией участников, что существенно затрудняет процесс расследования.

Несовершенство российского законодательства в части правовой защиты детей от сексуальной эксплуатации и, вместе с тем, резкое ужесточение уголовных норм за аналогичные преступления в Европе и США привело к увеличению доли такого вида преступлений, как «детский секс-туризм». В уголовном законодательстве США уголовная ответственность за пересечение государственной границы с целью вступления в половую связь с несовершеннолетним, предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 10 до 30 лет. Как было сказано выше, в уголовном законодательстве России уголовная ответственность за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, а также за совершение развратных действий без применения насилия в отношении лица, заведомо не достигшего шестнадцатилетнего возраста, предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до четырех лет с отчетливой перспективой УДО. Такая разница в уголовно-правовых последствиях очевидна не только правоприменителям, но и преступникам.

На фоне несовершенства уголовного законодательства и отсутствия гибкой системы исправительных воздействий увеличивается количество случаев применения такого способа разрешения проблемной ситуации как самосуд. Самосуд или своевольная расправа с преступником может являться как следствием действий преступника, так и следствием бездействия государства. Конституция Российской Федерации гарантирует потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба, при этом осуществление правосудия — исключительная прерогатива суда. Право на доступ к правосудию предполагает только одно — право на обращение в компетентный государственный орган, а любые действия по самостоятельному наказанию насильника расцениваются как самосуд. В России самосуд не вызывает однозначного общественного осуждения, а в некоторых регионах России и вовсе оценивается как приемлемый метод наказания преступника. В то же время, уголовное законодательство относится к таким преступлениям без снисхождения. Несмотря на отсутствие в Уголовном кодексе отдельной статьи за самосуд, в случае смерти насильника в результате самосуда суд может применить к лицу, совершившему самосуд, п. «л» ч. 2 ст. 105 (Убийство) УК РФ и квалифицировать случившееся как убийство из кровной мести, что является отягчающим обстоятельством и может повлечь значительный срок заключения или пожизненное лишение свободы.

Психическая травма, нанесенная преступлением и усугубленная его неэффективным расследованием, нередко приводит пострадавших не только к поискам способов возмездия, но также к возникновению психических отклонений и суицидальным мыслям.

Психическое здоровье является одной из основных ценностей человека, именно оно во многом определяет и гармоничность развития человека, и качество его жизни. По определению Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), психическое здоровье — это не просто отсутствие психического расстройства. Психическое здоровье — это состояние благополучия, которое позволяет человеку реализовать свои способности, успешно преодолевать жизненные трудности, проблемы и стрессы, продуктивно и плодотворно работать и приносить пользу обществу. Состояние психического здоровья отдельного человека неразрывно связано с состоянием психического здоровья всего общества, ведь нормальное осуществление психических функций возможно лишь в условиях полного духовного, психического, физического и социального благополучия.

Социально-экономические кризисы конца XX — начала XXI века оказали острое влияние на состояние психического здоровья населения России. Длительное пребывание в состоянии неопределенности и подавленности, сильные стрессы, связанные с многочисленными экономическими реформами и кризисами, провоцируют неуклонный рост различных психических отклонений. По данным специалистов, в настоящее время около 25% населения России страдает различными психическими расстройствами. Несмотря на то, что увеличение распространенности психических расстройств происходит преимущественно за счет относительно легких состояний, негативное влияние факторов социальной среды и отсутствие действенной национальной стратегии в области психического здоровья приводят к дальнейшему усугублению ситуации.

Заболеваемость психическими расстройствами начала повышаться в первой половине 90-х годов XX века и в 2006 году составила 376,5 случаев на 100 тысяч населения, при этом увеличение распространенности психических расстройств в период с 1990 года по 2006 год составило 25,1%. Необходимо помнить, что приведенная статистика основана только на данных системы плановой регистрации случаев медицинскими учреждениями, и отражает реальную ситуацию лишь в части динамики изменения показателей.

В настоящее время в России отмечается рост количества тяжких преступлений, совершенных психически больными людьми. Уголовное законодательство России устанавливает, что лица, совершившие противоправные действия в невменяемом состоянии, обусловленном болезнью, не являются преступниками и не подлежат наказанию. Ещё в конце 70-х годов XX века криминологи установили, что процент лиц с нервно-психическими расстройствами среди преступников существенно превышает процент таких лиц среди всего населения. Однако, исследования правоприменительной практики и данных уголовной статистики показывают, что в последние два года количество психолого-психиатрических экспертиз существенно сократилось. Возникшее противоречие между практикой и действительностью во многом объясняется сложностью процедуры получения судебного разрешения на производство стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы и нежеланием следственных органов продлять сроки производств по уголовным делам.

Как показывает статистика, основную часть психически больных лиц, попадающих в поле зрения судебных психиатров, составляют лица, признанные судебно-психиатрическими экспертными комиссиями вменяемыми. Около половины из числа таких лиц совершают преступления в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения, при этом состояние опьянения приводит к совершению более тяжких преступлений. Имущественным противозаконным действиям психически больных лиц, признанных вменяемыми, с высокой степенью достоверности соответствуют материальные затруднения, а преступления против личности и сексуальные преступления, совершенные такими лицами, положительно коррелируют с конфликтными отношениями, преимущественно семейно-бытового характера. Важно отметить, что риск рецидива среди таких больных весьма высок и суммарно превышает 46%, при этом сексуальным преступлениям соответствует максимальное значение показателя рецидива — свыше 60%. В то же время для психически больных лиц, признанные судом невменяемыми, характерно наличие предшествующей преступлению психотравмы и социальное неблагополучие, при этом риск рецидива в этой группе так же высок, как и у лиц, признанных вменяемыми — более 46%.

Учеными установлено, что психопатии возникают на основе врожденной или рано приобретенной неполноценности центральной нервной системы и формируются под влиянием внешних, средовых факторов. Согласно данным медучреждений, около 30% случаев заболевания психическими расстройствами приходится на наиболее трудоспособный возраст — от 20 до 39 лет, около 25% заболевших составляют люди от 40 до 59 лет, при этом третье место по количеству случаев заболевания занимают дети в возрасте от 0 до 14 лет. С сожалением приходится констатировать, что приведенные данные свидетельствуют не только о психологической нестабильности общества, но и о тенденции к ухудшению генофонда.

Наиболее отрицательное влияние на нервно-психическое здоровье детей оказывают такие микросоциальные средовые факторы, как злоупотребление родителей ребенка алкоголем, конфликтные взаимоотношения в семье, плохая обстановка в учебном заведении. Однако, неблагоприятная семейная обстановка — это не только алкоголизм и конфликты, но и неотделимое от них жестокое обращение с детьми и отсутствие внимания к соматическому состоянию и развитию ребенка — более 40% родителей применяют при воспитании детей физические меры наказания, более 60% детей при поступлении в школу не имеют необходимого для учебы запаса знаний. Дезадаптация родительских семей может стать причиной низких показателей памяти и внимания ребенка, низкого уровня сенсомоторики и заметного отставания биологического возраста ребенка от паспортного. Гипоопека, жестокое обращение и школьная дезадаптация нередко приводят к появлению в структуре личности ребенка криминогенной направленности, злоупотреблению алкоголем и наркотическими веществами, формированию сексуальных девиаций и агрессивного поведения, при этом между ростом случаев употребления алкоголя и наркотических средств и ростом числа противоправных действий, совершаемых детьми и подростками в алкогольном или наркотическом опьянении или в связи со злоупотреблением алкоголем или наркотиками, существует устойчивая взаимосвязь. Неблагоприятная семейная обстановка — это не только угроза физическому и психическому здоровью ребенка и его успеваемости, но и одна из основных причин возникновения у детей и подростков разнообразных форм саморазрушительного поведения, в особенности, суицидального.

Всемирная организация здравоохранения относит Россию к группе стран с высоким и очень высоким уровнем самоубийств. На одно из первых мест в мире по уровню самоубийств Россия вышла еще в 1984 году. Последующее сокращение уровня самоубийств в 1986-1987 годах было связано с политическими и экономическими реформами, осуществлявшимися в СССР в 1986-1991 годах под названием «Перестройка», и продлилось недолго. Постепенный рост самоубийств, начавшийся в 1988 году, продолжился резким скачком в 1992 году, когда годовой прирост составил 17%, и в 1993 году почти достиг показателя 1984 года, а показатели 1994 и 1995 годов вывели Россию на второе место в мире. Всего с 1995 по 2003 год в России покончили с собой 500 тысяч человек. По статистике, только одна из 20 попыток самоубийства приводит к смерти, таким образом, за период с 1995 по 2003 год около 10 миллионов человек пытались покончить жизнью, причем более половины из них составили люди в возрасте до 30 лет. В 1999 году количество самоубийств в стране начинает постепенно снижаться и в 2007 году составило 36 случаев на 100 000 человек, что по-прежнему является очень высокой цифрой и приносит России третье место в мире по уровню самоубийств, лидируя при этом и по абсолютному количеству подростковых самоубийств.

Подростковый возраст характеризуется появлением нового уровня самосознания, который выражается в эмоциональности, стремлении к самоутверждению, стремлении быть и считаться взрослым. Однако, в некоторых случаях психологические особенности подростков приобретают иные формы. Подростковые максимализм, цинизм, невыдержанность и агрессия — это не только защита собственных позиций, но и своеобразный призыв к помощи. Половое созревание, перестройка отношений с родителями, переход из детской зависимости к взрослой автономии, проблемы самосознания и самоопределения — правильное восприятие и принятие этих изменений требует от подростка знаний и опыта, выходящих за пределы содержания сознания и жизненного опыта самого подростка. Осознание своей отделенности от родителей и уникальности приводит к появлению чувства одиночества и осознанию конечности жизни. Подростковый кризис — важный и необходимый этап становления личности, однако при наличии некоторых неблагоприятных факторов кризисное состояние может привести к появлению у подростка склонности к насилию и жестокости, возникновению агрессивного поведения и суицидальным намерениям.

Специалисты полагают, что агрессивное поведение подростков — это результат влияния семьи, сверстников, средств массовой информации, однако круг сопутствующих причин значительно шире — это и социокультурная ситуация в стране, которую характеризуют тенденция к обеднению духовных ценностей, деградация культурной среды и сильнейшее сокращение культурно-досуговой сферы, и глубокие социально-экономические преобразования, и трансформация института семьи, которая сопровождается появлением ряда тенденций, имеющих разрушительный характер для семьи как для социального института и малой группы.

Как было сказано ранее, здоровье нации определяется не только здоровьем граждан страны, но и их благополучием. Благополучие — это комплексное понятие, которое объединяет личную безопасность и уверенность в будущем, возможность удовлетворения желаний и стремлений, гармоничное воспитание и образование, свободу выбора и духовного самоопределения, оптимальное сочетание работы и отдыха, доверительные и прочные семейные отношения и многое другое.

Падение рождаемости и продолжительности жизни, рост смертности, высокое число самоубийств, высокий уровень преступности, растущее количество психических заболеваний, большое количество разводов и огромное количество абортов, невысокий уровень благосостояния большей части населения страны — большинство проанализированных показателей свидетельствуют об экономическом, социальном и экологическом неблагополучии человека и общества в современной России. Очевидно, что в современных условиях деятельность государства по обеспечению благополучия населения страны должна начинаться с разработки и скорейшего внедрения программ, направленных на решение проблемы выживания нации. Повышение рождаемости, сохранение и укрепление здоровья граждан, преодоление кризисного состояния экономики, снижение уровня преступности, преобразование социальной сферы — выполнение этих задач, требующее огромных государственных усилий и материальных затрат, является не только насущной необходимостью, но и единственным способом обеспечить сохранение России на карте мира.
3. О проекте федерального закона «О полиции», направления реформирования российской милиции (2010)

6 августа 2010 года Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев на совещании по вопросам реформирования МВД России предложил переименовать милицию в полицию. «Нам нужны профессиональные люди, сотрудники, которые эффективны, честно и слаженно выполняют свою работу. Поэтому я считаю, что пришла пора вернуть органам правопорядка их имя — полиция», — заявил Дмитрий Медведев. Проект федерального закона «О полиции» был внесен Президентом на рассмотрение в Государственную Думу в декабре 2010 года.

Система Министерства внутренних дел Российской Федерации за последние два десятилетия претерпела множество точечных и достаточно болезненных реформ. Как показала практика, более эффективной милиция от этого не стала. Сегодня общество и государство едины и солидарны во мнении, что необходимо кардинальное изменение российской милиции.

В 2010 году Президент Российской Федерации Д. А. Медведев указал на необходимость перехода к современной, честной и дееспособной системе органов внутренних дел Российской Федерации, основополагающими принципами деятельности которой являются соблюдение прав и свобод граждан, законность, беспристрастность, открытость и публичность, обеспечение общественного доверия и поддержки граждан, а также на необходимость кардинального переориентирования именно на партнерское взаимоотношение полиции с институтами гражданского сообщества и самими гражданами.

Реализация данных положений, а также проведение системной реформы, возможны лишь при учете идеологического вектора развития новой системы МВД России, который должен включать в себя осуществление не карательной, а восстановительной функции.

В этой связи реформирование должно основываться на следующих основных моментах.

1. Полномасштабная работа с заявителями (свидетели, потерпевшие).

Именно заявитель должен стать ключевой фигурой при осуществлении правоохранительной функции, поскольку от работы с заявителем в первую очередь зависят эффективность дознания и следствия, отношение граждан и общества к сотрудникам МВД России (существующая модель государство-преступник порождает различные системные перекосы, в том числе и коррупционные).

При разработке законопроекта создателями учитывался положительный международный опыт и опыт полицейского сообщества в отношении статуса полицейского, применения физической силы, спецсредств и т.п. Безусловно, эти аспекты являются весьма важными. Однако более важным представляется учет передового международного опыта, в частности, опыта стран Западной Европы (например, Германии, Финляндии), по созданию специальных подразделений по работе с потерпевшими и работе федеральных ведомств по профилактике правонарушений, а также по разработке специальных бланков для заявителей по разным видам совершенных против них преступных деяний.

Отношение к жертвам в европейских странах является показательным примером того, что должно лежать в основе уголовной политики государства. Например, позиция Министерства внутренних дел Великобритании заключается в том, что «даже одна жертва преступления — это уже слишком много. Мы прилагаем все усилия, чтобы предотвратить преступления, и реформируем систему уголовного правосудия так, чтобы обеспечить права и потребности потерпевших в первую очередь. Стать жертвой преступления — это глубокое эмоциональное и психологическое потрясение, которое может привести к тяжелым психическим и физическим последствиям. Поддержка и совет в этот трудный период и есть та необходимая помощь, которая нужна потерпевшим даже больше, чем Вы могли бы подумать». Согласно уголовному законодательству Германии «…жертвы преступлений выполняют значимую роль в контроле над преступностью, поскольку именно их заявление/сообщение о совершении преступления приводит в действие процедуру уголовного преследования… Поэтому задачей солидарного сообщества является поддержка жертв преступного деяния».

Необходимо разработать оптимальные механизмы регистрации заявлений, а также создать сеть информирования, поддержки и консультаций граждан, ставших жертвами криминала, при этом сеть информирования может представлять собой совместный проект государства и профильных некоммерческих организаций.

Стоит отметить, что на данном этапе предложение о возможности оптимизации работы с гражданами, потерпевшими от преступных посягательств, и о возможности внедрения зарубежного опыта с учетом российских реалий в г. Москве или в одном из административных округов города не было реализовано, поскольку необходимо изменение нормативных правовых актов о действующем порядке работы с заявителями. Создание оптимальных условий и наиболее комфортной обстановки для заявителя будет способствовать развитию доверительных и партнерских отношений между полицейским и гражданином, о которых сказано в законопроекте и пояснительной записке к нему. Заявитель будет понимать, что его обращение в правоохранительные органы не бесполезно, не опасно и способствует установлению справедливости.

2. Необходимо пересмотреть критерии отчетности органов внутренних дел Российской Федерации как внутри системы, так и перед населением. Возможно, главным критерием отчета должны стать не количественные показатели задержанных граждан и раскрытых или нераскрытых преступлений, а качество обслуживания потерпевших и свидетелей по данным уголовным делам.

3. Необходимо комплексное психологическое сопровождение и профилактика профессионального выгорания сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации.

Создание службы психологического сопровождения сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации необходимо в целях повышения эффективности служебной деятельности, отвечает современным стандартам и коррелирует с положительным опытом зарубежных стран.

Служба психологической помощи необходима для оптимизации коммуникативных процессов в период несения службы и вне ее, повышения стрессоустойчивости и саморегуляции в процессе служебной деятельности, выстраивания комфортного межличностного профессионального взаимодействия и предотвращения профессиональной деформации и эмоционального выгорания.

4. Исключение функций, несвойственных правоохранительному назначению и не соответствующих принципам рыночной экономики и демократическим основам политической системы, исключение дублирования полномочий как внутри системы МВД России, так и с иными органами, осуществляющими контрольные функции. При этом при освобождении полиции от несвойственных ей функций необходимо, чтобы в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации работали гражданские службы, включая и службу психологической помощи сотрудникам, с тем, чтобы милиция не «замыкалась» на себе и не отдалялась ни от «гражданских», ни от граждан.