Александр Кошкин: «Банковских мошенничеств стало меньше. А так ли это?»



alttext

Юрист, эксперт Фонда поддержки пострадавших от преступлений Александр Кошкин

Во многих СМИ появились материалы с громкими заголовками, что в России впервые начал снижаться объем хищений денежных средств банковских клиентов, а также появились перспективы оптимизации борьбы с мошенниками.

Обращает на себя внимание и заявление заместителя Министра финансов Алексея Моисеева, согласно которому ведомство работает над механизмом оптимизации взаимодействия банковского сектора и правоохранительных органов в целях скорейшего возврата денежных средств пострадавшим от действий мошенников, что для правоприменительной практики крайне необходимо и так нами всеми ожидаемо.

Аналитическую информацию об улучшении же самой ситуации предоставили крупнейшие банки страны. Как пишут «Известия», за последний квартал количество хищений с банковских карт уменьшилось на 36%. Заместитель председателя правления Банка ВТБ Анатолий Печатников подчеркнул, что показатель снижается четвертый месяц подряд.

Конечно, тенденция выглядит весьма положительной. Однако стоит разобраться, что подразумевается под термином «хищение»?

На практике, к сожалению, нередки случаи, когда пострадавший в результате мошенничества (к примеру, от его имени был взят кредит), не может убедить банк в том, что он сам кредит не брал, что он стал жертвой мошенников. Банки, в большинстве случаев, на эту информацию никак не реагируют. Банку, как кредитной организации, по большому счету, все равно, кто будет выплачивать долг по кредиту. Полиция также зачастую выносит «отказные», мотивируя это тем, что это сугубо гражданско-правовые отношения. В настоящее время наметилась тенденция на уменьшение подобных решений. Поэтому, когда банкиры говорят о снижении «хищений», возникает вопрос о том идет ли речь только о возбужденных уголовных делах.

В тоже время ЦБ России, как пишут «Известия», приводит статистику, согласно которой, объем операций без согласия клиентов непрерывно растет с 2017 года – 0,96 млрд рублей, в 2018-м – 1,4 млрд, в 2019-м – 6,5 млрд, в 2020-м – 9,7 млрд. По наиболее свежим данным ЦБ России за I квартал 2021 года объем несанкционированных операций составил 2,87 млрд рублей – это на 57% больше, чем в 2020 году.

Конечно, хочется верить, что наши граждане стали более финансово грамотными и что преступный доход мошенников становится меньше. Но одна только финансовая грамотность населения неспособна исправить удручающую ситуацию с банковским мошенничеством. Во многих случаях банки продолжают игнорировать заявления от пострадавших о хищении, а недобросовестные сотрудники правоохранительных органов как отказывали в возбуждении уголовных дел, так и продолжают отказывать.

Банки должны нести ответственность за бездействие в случае поступления сигнала от клиента, а также ответственность за утечку персональных данных клиентов. Откуда мошенники узнают о наличии счетов у клиента в конкретном банке, о суммах на этих счетах, о разных вкладах, о последних транзакциях по банковской карте клиента?

Пока банки будут вести себя безответственно по отношению к своим клиентам, пока не наведут порядок в онлайн кредитовании, мошенники всегда будут иметь свой преступный доход.

ФПП