Александр Кошкин: «Российская правовая система не считает сталкинг правонарушением»



alttext

Юрист, эксперт Фонда поддержки пострадавших от преступлений Александр Кошкин

Юрист ФПП Александр Кошкин проанализировал почему, почему принцип «когда убьют – тогда и приходите» стал нормой для российской правоохранительной системы.

Александр Кошкин, юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений, эксперт ОНФ:

Казалось бы, если кто-то кого-то преследует, оскорбляет, достает звонками в любое время суток, то можно просто взять и обратиться в полицию, и тогда, как многим кажется, на правонарушителя будет найдена управа. В реальности дела с проблемой сталкинга обстоят совершенно иначе.

Сталкинг (от англ. stalking, – преследование) – нежелательное навязчивое внимание к одному человеку со стороны другого человека или группы людей. Сталкинг является формой домогательства и запугивания, как правило, выражается в преследовании жертвы, слежении за ней. Характерное для преследователей поведение включает постоянные телефонные звонки и оскорбления по телефону, посылку нежелательных подарков, выслеживание и шпионаж, нежелательную электронную почту и другие виды оскорблений в сети Интернет, а также угрозы или запугивающие действия.

На сегодняшний день пострадавшие от сталкинга абсолютно не защищены законом. Сотрудники полиции, к которым граждане обращаются за помощью, фактически сидят и ждут, когда правонарушитель перейдет грань, за которой последует привлечение к уголовной ответственности. То есть, мы видим ту самую пресловутую ситуацию – «когда убьет, тогда и приходите».

Так почему же такое стало возможным? Почему законодательство Российской Федерации, которое призвано защищать гражданина, на самом деле практически не защищает пострадавших от таких преследователей? Попробуем разобраться.

В Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ) есть нормы, которые предусматривают ответственность за такое правонарушение, как «Оскорбление» – ст. 5.61. Вот только привлечь нарушителя к административной ответственности по ней чрезвычайно сложно.

Так, срок проведения административного расследования в соответствии с ч. 5 ст. 28.7 КоАП РФ «Административное расследование» не может превышать два месяца с момента возбуждения дела об административном правонарушении. Таким образом, в случае не установления лица, либо невозможности его опроса в течение 1-2 месяцев, продление сроков проведения проверки становится невозможным.

Кроме того, возможности административного расследования по сравнению с расследованием по уголовному делу значительно ограничены. При административном расследовании следственные действия не проводятся, также не осуществляются оперативно-розыскные мероприятия. Объявить виновного в розыск нельзя.

Таким образом, если обидчик жертве неизвестен или его вина неочевидна, с учетом срока отведенного для административного расследования (ч. 5 ст. 28.7 КоАП РФ) – он с высокой степенью вероятности останется безнаказанным.

На практике правонарушители фактически игнорируют сотрудников полиции, не отвечают на звонки, не открывают двери квартир, и делают это, абсолютно безнаказанно.

Также есть нормы и в УК РФ, которые, на первый взгляд, призваны защитить человека в подобной ситуации: ст. 128.1 УК РФ – «Клевета», ст. 119 УК РФ – «Угроза убийством или тяжким вредом здоровью», ст. 137 УК РФ – «Нарушение неприкосновенности частной жизни», ст. 138 УК РФ – «Нарушение тайны переписки». Но и они не защищают. Как показывает судебная практика, нюансы привлечения к уголовной ответственности по вышеуказанным составам не позволяют привлекать к уголовной ответственности преследователей.

Так что же делать, если вас преследует человек, если закон фактически не защищает?

Как это ни странно, но по каждому случаю преследования в виде хождения за вами по пятам, поступающих вам звонков и сообщений через различные мессенджеры, передачи вам информации через третьих лиц, вам нужно незамедлительно обращаться в полицию.

Да, в большинстве случаев полиция будет бессильна привлечь к ответственности преследователя. Но в любом случае, в рамках проведения доследственной проверки по вашему заявлению сотрудники полиции должны будут опросить преследователя. Поверьте, не на всех, но на некоторых таких преследователей вызов в правоохранительные органы способен произвести впечатление и значительно охладить пыл.

Нужно реагировать на каждый факт преследования, не мириться с этим, не замалчивать проблему.

Как правило, большинство таких преследователей это люди, имеющие в той или иной степени проблемы с психикой, и во что может впоследствии трансформироваться безобидное (на первый взгляд) досаждение, можно только гадать. Но как показывает практика, осознание собственной безнаказанности толкает преступников на совершение более тяжких преступлений. Такие преследователи способны искалечить жизнь не только преследуемому, но и членам его семьи.

Проблема есть, пострадавших от действий таких преследователей множество, так, почему законодатель не обращает внимания на эту проблему? Видимо, для законодателя эта проблема незначительна.

При этом, на мой взгляд, и по мнению многих экспертов, именно введение защитных предписаний способно улучшить ситуацию по данной проблеме. Обращаю внимание – не исправить, а именно улучшить.

Защитное предписание это тот самый минимум, который необходимо ввести, а уже затем полноценно формировать законодательство, способное действительно защитить человека в этой ситуации.

 

Защитное предписание – документ, запрещающий преследователю приближаться к защищаемому, общаться с ним при помощи различных телекоммуникационных средств, передавать защищаемому информацию через третьих лиц и пр. При этом предписание никак не ограничивает права преследователя, что тоже очень важно. По сути, это нельзя назвать наказанием, даже какой-то ограничительной мерой, поскольку если не нарушаешь, то и не подпадаешь под запреты.

 

Как известно, человек свободен в своих действиях, пока он не нарушает свободу другого лица или законодательные нормы. Соответственно, когда человек попадает в подобную ситуацию, то у него будет защитный механизм, который позволит оградить общение с преследователем. В идеале, чтобы такое краткосрочное предписание выдавалось незамедлительно в отделении полиции, а долгосрочное предписание уже выдавалось судами. В случае нарушения защитного предписания – административный штраф, в случае повторного нарушения – возможно привлечение и к уголовной ответственности, с наказанием, к примеру, либо более крупный денежный штраф, либо, что еще лучше – обязательные работы. Пусть у нарушителя не будет свободного времени для всяких глупостей.

Эти изменения нужны были даже не вчера, а значительно раньше. Но игнорирование законодателем этой проблемы будет только увеличивать количество потерпевших, а тяжесть совершенных против них преступлений, будет только усиливаться.

Повторюсь, что ни что так не провоцирует совершение преступления, как ощущение преступником собственной безнаказанности.

ФПП