Александр Кошкин: «В России жертва домашнего насилия – это потерпевший, следователь, прокурор и адвокат в одном лице»



Александр Кошкин
Автор:

На прошедшем 9 февраля совещании президента России Владимира Путина с судейским сообществом, глава Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев, как отмечается в СМИ, «выступил с инициативой» об упрощении привлечения к уголовной ответственности по ряду дел, в том числе, по преступлениям, связанным умышленным причинением легкого вреда здоровью. Значительная часть подобных дел – это домашнее насилие, которое российские правоохранители в настоящее время фактически не расследуют. Обязанность по сбору доказательств возлагается на потерпевшего, в суде доказательства представляет потерпевший. Словом, спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

Александр Кошкин, юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений

Новая позиция Верховного Суда РФ вселяет определенный оптимизм. Есть шанс, что законодатель, наконец-то услышит данную инициативу и исправит дикую ситуацию, в которой находятся жертвы преступлений по делам частного обвинения в России.

На протяжении нескольких лет Фонд поддержки пострадавших от преступлений, общественные деятели, отстаивающие права жертв домашнего насилия, последовательно заявляли о назревшей необходимости ухода от формы частного обвинения и отнесения ряда уголовных составов к делам частно-публичного обвинения. Криминологи, эксперты, общественные деятели, специалисты, профессионально занимающиеся правом, неоднократно писали мотивированные и подкрепленные практикой обращения в законодательные, судебные, исполнительные органы страны с просьбой прекратить игнорирование проблем жертв домашнего насилия.

А что сделал законодатель? Декриминализировал побои. Идея декриминализации побоев, кстати, также принадлежит Верховному Суду РФ.

В результате декриминализации ст. 116 УК РФ и перевода такого состава, как «впервые совершенные побои» в сферу административных правонарушений, появились проблемы правоприменения, серьезно ослабившие защиту, в том числе и членов семьи подвергшихся домашнему насилию. Фактически, домашнее насилие просто исчезло из сферы ответственности правоохранительных органов. Безусловно, жертвы насилия с переломами и тяжкими травмами, замученные и убитые регулярно попадают в криминальные сводки. Но сколько лет жертва должна терпеть издевательства, прежде чем ее случай будет «достоин» внимания правоохранительных органов?

Теперь немного о возникших проблемах, которые сильно осложнили, и без того нелегкое положение потерпевших.

    — Срок проведения административного расследования по ст. 6.1.1 КоАП РФ в соответствии с ч. 5 ст. 28.7 КоАП РФ (Административное расследование) не может превышать два месяца с момента возбуждения дела об административном правонарушении. При этом в соответствии с ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ (Давность привлечения к административной ответственности) срок давности привлечения к ответственности составляет 2 года. Таким образом, в случае не установления лица, либо невозможности его опроса в течение 1-2 месяцев, продление сроков проведения проверки становится невозможным. Это дает правоохранительным органам возможность фактически вообще ничего не делать по заявлению потерпевшего, за исключением формальных отписок.

    — Возможности административного расследования по сравнению с расследованием по уголовному делу значительно ограничены. При административном расследовании следственные действия не проводятся, также не осуществляются оперативно-розыскные мероприятия. Объявить виновного в розыск нельзя. Таким образом, если обидчик жертве неизвестен или его вина неочевидна, с учетом срока отведенного для административного расследования (ч. 5 ст. 28.7 КоАП РФ) – он с высокой степенью вероятности останется безнаказанным.

   — Если обидчик спустя год, после того, как в отношении него было исполнено постановление о назначении административного наказания за побои, снова нанесет своей жертве побои, уголовная ответственность, с учетом административной преюдиции, ему грозить не будет. Повторные побои вновь будут считаться административным правонарушением (ст. 4.6. КоАП РФ).

   — Санкция ст. 116.1 УК РФ предусматривает максимальное наказание — арест на срок до трех месяцев. В целях исполнения данного наказания предусмотрено создание арестных домов. Однако на сегодняшний день в Российской Федерации не функционирует ни одно государственное учреждение, отвечающее требованиям, предъявляемым к «арестным домам», в связи с чем, данный вид наказания судами не применяется.

Подводя неутешительные итоги подобного правосудия остается констатировать:

  — жертвы домашнего насилия предоставлены только себе;

  — административными делами по побоям никто не занимается – они не находятся даже на периферии профессиональных обязанностей стражей порядка;

  — создана государственная система, которая просто и открыто «обнуляет» административное наказание для преступника, фактически оберегая его от уголовного наказания;

  —  наказание, предусмотренное законом, для преступника откровенно формально.

Сложившаяся в Российской Федерации ситуация, когда потерпевший должен сам заниматься расследованием, сбором доказательств, поиском свидетелей, представлением своей позиции в суде (быть прокурором для преступника и одновременно адвокатом для себя) – чудовищна.

Если государство допустило, что в отношении его гражданина было совершено преступление, то оно, в первую очередь, несет ответственность за произошедшее. Эта ответственность выражается, в различных правовых механизмах, в частности, в привлечении к ответственности виновного, в возмещении потерпевшему вреда, причиненного преступлением, а также в профилактических мероприятиях, направленных на снижения уровня преступности.

Хочется верить, что такое государство – наша страна.

ФПП