Иван Климович: «Гуманность или безнаказанность?»



alttext

Иван Климович, юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений

Юрист ФПП Иван Климович о введении понятия уголовного проступка.

В Государственной Думе уже месяц находится законопроект Верховного Суда РФ № 1112019-7 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением понятия уголовного проступка».

Ранее мы писали об этом и провели правовой анализ его положений (https://soprotivlenie.org/news/ne-vse-polozheniya-proekta-zakona-o-sudebnom-prostupke-otvechayut-interesam-poterpevshego/).

Напомним, что на разработанный ранее Верховным Судом в 2017 году аналогичный законопроект (который вызвал немало дискуссий) Правительство РФ дало отрицательное заключение, отметив, что предлагаемые изменения в части освобождения от ответственности лица, совершившего уголовный проступок, не согласуются со ст. 52 Конституции РФ, поскольку не учитывают интересы потерпевших, которым в результате совершения уголовного проступка причинен вред. Тогда Верховный Суд предлагал отнести к категории уголовный проступок около 80 видов преступлений небольшой тяжести, за которые не предусмотрено лишение свободы. В современной редакции их уже 112, включая 53 состава преступлений в сфере экономики.

Сегодня Правительство РФ в официальном отзыве на новый законопроект имеет значительное количество замечаний требующих исправлений, а также было указано, что реализация положений законопроекта может потребовать выделения дополнительных бюджетных ассигнований и увеличения штатной численности учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, что в настоящее время, в эпоху социально-экономической нестабильности представляется нереализуемым.

В пояснительной записке к законопроекту сказано, что решение о распространении понятия уголовного проступка принято ввиду необходимости защиты представителей предпринимательского сообщества от необоснованной уголовной репрессии. Интересная логика, т.е., если деяние признается уголовным проступком (т.е. в любом случае содержит признаки уголовного преступления), то виновный предприниматель, таким образом, будет защищён от необоснованной репрессии. Но ведь сегодня, в случае необоснованной репрессии, уголовное преследование должно быть прекращено до рассмотрения дела по существу. При этом в пояснительной записке не приводятся сведения о количестве незаконно привлеченных к ответственности предпринимателей. Видимо, таких нет. Тогда и не ясно, почему суд собрался защищать от репрессий виновных лиц.

Отметим, что уголовным проступком предлагают также считать самые распространённые преступления – «неквалифицированные» кражи и мошенничества – в 2020 г. отмечен значительный рост последних.

Основным условием для признания преступления проступком будет являться отсутствие у привлекаемого неснятой или не погашенной судимости или, если прошел год с предыдущего признания преступления проступком. Т.е. сегодня украл, завтра поймали, признали деяние проступком, прошёл год, можно еще раз украсть без страха получить уголовную судимость.

Сложно спорить с действительно гуманным отношением к людям, которые совершили оплошность и не должны нести ответственность неадекватную содеянному. С одной стороны, государство даёт второй шанс на законопослушную жизнь, но тут же этой безнаказанностью оно поощряет новое преступление, за которое не последует более строго наказания.

И здесь к законопроекту возникает вопрос, ведь авторы предлагают новое определение к понятию лица впервые совершившего преступление. Однако ранее ВС РФ уже разъяснял, что если вы 10 лет назад были осуждены за преступление и у вас аннулированы правовые последствия привлечения к уголовной ответственности, значит, вы будете считаться впервые совершившим преступление. Данное определение используется в уголовном законе для целей гл. 11 УК РФ, в тоже время авторы проекта предлагают новую формулировку, которая существенно противоречит ранее данному определению. В такой ситуации может возникнуть путаница в определениях и, следовательно, в самом правоприменении.

Авторы подобным подходом нивелируют одну из основных функций уголовного закона – превентивную, которая в качестве профилактики правонарушений имеет чуть ли не самую лучшую эффективность на фоне других профилактических мер. В подтверждении данного тезиса необходимо отметить, что Правительство РФ считает один год неоправданно коротким сроком, по истечении которого лицо, освобожденное от уголовной ответственности в связи с применением иных мер уголовно-правового характера, для целей уголовного проступка будет признаваться впервые совершившим преступление.

При этом, есть опасение, что перспектива привлечения лица к уголовной ответственности, которое впоследствии может быть освобождено от неё путём отнесения деяния к уголовному проступку, может породить коррупционные риски, ведь преступления небольшой и средней тяжести не требуют значительных ресурсов для их расследования и обстоятельства подобных преступлений редко становятся общественным достоянием – не имеют общественного резонанса, а, следовательно, реже становятся поводом для контроля со стороны вышестоящих и надзорных органов.

При этом авторы законопроекта фактически предлагают считать уголовный проступок нечто средним между административным правонарушением и преступлением. Исходя из положений проекта, проступок не приобретает новой описанной формы деяния – не имеет четкого определения, указывающего на то, что проступок уже не административное правонарушение, но ещё не преступление. Вместо этого, уголовный проступок остается в тех же категориях тяжести преступлений, т.е. формально проступок – это преступление, просто по некоторым из них можно использовать новую форму освобождения от уголовной ответственности. Самое первое замечание в официальном отзыве Правительства РФ на законопроект как раз и указывает на то, что такой подход противоречит принятым в УК РФ основам классификации преступных деяний, а также понятию преступления, закрепленному в статье 14 УК. И сложно с Правительством РФ не согласиться. С интересом ожидаем заключения Правового управления и профильных комитетов Государственной Думы на законопроект к первому чтению.

ФПП