Матвей Гончаров: «Для обеспечения доступа граждан к правосудию необходимо решать накопившиеся проблемы»



alttext

Матвей Гончаров, исполнительный директор Фонда поддержки пострадавших от преступлений

Обеспечение доступа граждан и организаций к правосудию очень важно. Неоднократно, в разных форматах общения, Президент России Владимир Путин призывал правоохранительные органы налаживать взаимодействие с некоммерческим сектором в сфере защиты прав граждан, в частности, по проблемам затянувшихся расследований уголовных дел. Так же Президентом были даны поручения по улучшению мер защиты потерпевших от преступлений. Прошедшая 29 ноября в Совете Федерации конференция, посвященная доступу граждан к правосудию, показывает, что проблема, которой была посвящена встреча, очень глубока. На некоторые моменты хотелось бы обратить особое внимание.

Более двух лет назад в Конституционный Суд Российской Федерации была подана жалоба гражданина О.Б. Суслова на нарушение его конституционных прав ч.ч. 1, 6 и 7 ст. 148 УПК РФ от 12 марта 2019 г. в части признания незаконным права руководителя следственного органа, следователя, органа дознания или дознавателя многократно, вплоть до истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности, после признания процессуальных решений, принятых ими по заявлению о преступлении, незаконными и необоснованными вновь, без проведения дополнительных проверочных действий, выносить постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, аналогичные по содержанию ранее вынесенным и отмененным.

Несмотря на то, что Конституционный Суд Российской Федерации в своем Определении № 578-О по жалобе гражданина О.Б. Суслова признал её не подлежащей дальнейшему рассмотрению, применительно к деятельности органов предварительного расследования, он отметил следующее.

Длительное затягивание решения вопроса о возбуждении уголовного дела, неоднократные прерывания и возобновления проверки по заявлению о преступлении, приводят к нарушению разумного срока рассмотрения дела и ограничению доступа потерпевших к правосудию.

На практике это приводит к нарушению прав потерпевшего от преступления, лишению его судебной защиты и снятию с государства в лице правоохранительных органов обязанности по расследованию и раскрытию преступлений, а также приводит к незаконному освобождению от уголовной ответственности виновных лиц.

Чтобы этого не допустить, необходима дополнительная проверка сообщения о преступлении, которая предполагает проведение следственных и иных процессуальных действий, направленных на собирание доказательств и установление обстоятельств события, в связи с которым поступило это сообщение. Это позволит дать органам предварительного расследования обоснованную и квалифицированную оценку на предмет наличия или отсутствия признаков преступления, что необходимо для решения вопроса о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела, как это следует из статей 21, 140, 146 и 148 УПК Российской Федерации.

Далее, Конституционный Суд РФ отдельно отмечает, что «Иное свидетельствовало бы о прямом и умышленном нарушении требований уголовно-процессуального закона, о злоупотреблении должностными полномочиями, о неисполнении или ненадлежащем исполнении должностными лицами своих процессуальных обязанностей, о недобросовестном или небрежном их отношении к службе, а значит, о причинении вреда интересам правосудия, правам потерпевшего, гарантируемым статьями 45 (часть 1), 46 (часть 1), 52 и 53 Конституции Российской Федерации и охраняемым, кроме прочего, нормами уголовного закона, в частности статьями 285, 286, 293 и 316 УК Российской Федерации».

Мы разделяем позицию О.Б. Суслова, поскольку описываемая ситуация распространена в практике органов предварительного расследования. Очень бы хотелось, чтобы написанное на бумаге, тем более Конституционным Судом Российской Федерации, неукоснительно реализовывалось на практике.

Однако только это всей проблемы не решит.

Фонд поддержки пострадавших от преступлений неоднократно заявлял о том, что пострадавшие от преступлений сталкиваются с препятствиями при реализации своих прав на стадиях: подачи заявления о преступлении, рассмотрения заявления о преступлении, ознакомления с процессуальными решениями по принятому заявлению и проверки законности вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела прокурором.

По нашему мнению, при принятии процессуальных решений на стадиях предварительного расследования, а также на стадии проверки сообщения о преступлении, о которых, в силу закона, должны быть уведомлены участвующие лица, необходимо конкретизировать вид такого рода уведомления по аналогии с производством по делам об административных правонарушениях.

И потом, всестороннее решение накопившихся проблем в данном вопросе позволит значительно улучшить качество следствия и, что важно, защитить самих следователей от жалоб в их адрес, а с другой стороны, значительно снизить потенциальные коррупционные риски.

Это позволит также не только защитить права потерпевших, но и избежать длительных переписок, оптимизировать служебное время и саму деятельность должностных лиц, и, в конечном итоге, сэкономить бюджетные средства. О чем, кстати, на прошедшем круглом столе 29 ноября, о котором мы писали ранее, говорил заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор Борис Гаврилов.

Борис Яковлевич провел глубокий анализ данных об отказных материалах и, помимо прочего, отметил, что практика отказных материалов обуславливает непроизводственные затраты труда порядка 20 тыс. сотрудников полиции, выразившихся в вынесении ими ежегодно более 9 млн (включая повторные) постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, и труда тысяч прокуроров по их отмене и других негативных последствий. Также он отметил, что такая практика свидетельствует и о значительном снижении эффективности деятельности органов внутренних дел и других правоохранительных органов по выявлению и расследованию преступлений.

В этой связи мы полагаем, что на законодательном уровне необходимо:

— усовершенствовать порядок ознакомления участников уголовного судопроизводства с материалами уголовного дела;

— конкретизировать порядок уведомления участников уголовного судопроизводства (в частности, необходимости направления сторонам процесса уведомлений заказными отправлениями);

— скорректировать порядок проверки законности вынесенного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела прокурором;

— а также, наконец, закрепить в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации статус заявителя.

ФПП