Матвей Гончаров: «Доступ к правосудию – не право, а обязанность государства его обеспечить»



alttext

Исполнительный директор Фонда поддержки пострадавших от преступлений Матвей Гончаров

На прошедшем 29 ноября в Совете Федерации заседании круглого стола обсуждались вопросы и проблемы обеспечения доступа граждан и организаций к правосудию. (статья опубликована на портале Момент истины)

Матвей Гончаров, исполнительный директор Фонда поддержки пострадавших от преступлений

Надо сказать, что за последние два года данная тема стала еще более актуальной. Сами пострадавшие от преступлений (заявители) сталкиваются с препятствиями при реализации своих прав на стадиях подачи заявления о преступлении, рассмотрения заявления о преступлении, ознакомления с процессуальными решениями по принятому заявлению и проверки законности вынесения принятых процессуальных решений (постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, о приостановлении уголовного дела).

В нарушение процессуальных норм заявители часто не получают от правоохранительных органов уведомления о принятых по заявлениям или по ходатайствам процессуальных решениях.

Возникают ситуации, когда заявителям отказывают в получении копий различных документов, в частности, копий постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. При этом заявителю разъясняются его право обжаловать данное постановление и порядок обжалования. Однако чаще всего в адрес заявителей направляют «уведомление» об отказе в возбуждении уголовного дела без приложения копии постановления, что фактически приводит к ситуации, когда заявитель еще несколько месяцев пытается получить «копию постановления».

В феврале 2017 г. проведенный по нашей инициативе ВЦИОМ опрос, показал, что 26% граждан, пострадавшим от преступлений, было отказано в возбуждении уголовного дела. Данную тенденцию подтвердила и Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Татьяна Москалькова на проходившей в Совете Федерации 22 ноября 2021 года Научно-практической конференции «О проекте концепции уголовно-правовой политики Российской Федерации» отметив, что значительное число поступающих жалоб от граждан касается именно необоснованных отказов в возбуждении уголовного дела.

Генеральная прокуратура России отмечает, что, например, только в 2019 году органами дознания и следствия было принято около 6 млн. постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, но свыше 2 млн. из них впоследствии были отменены органами прокуратуры как необоснованные. При этом только за период с января по сентябрь 2021 года органами прокуратуры выявлено уже около 2,3 млн нарушений уголовно-процессуального закона.

Сами постановления об отказе в возбуждении уголовного дела могут выноситься неоднократно и также регулярно отменяться прокуратурой как незаконные. Данная процессуальная переписка может длиться годами, несмотря на очевидность произошедшего, наличие доказательной базы и т. д.

При этом сроки давности привлечения к уголовной ответственности продолжают течь, пока происходит переписка с правоохранительными органами. Это означает, что истечение данных сроков в перспективе может существенно осложнить потерпевшему процесс восстановления его нарушенных прав и свобод — доступа к правосудию, гарантированного Конституцией Российской Федерации. Например, по преступлениям небольшой тяжести к моменту возбуждения уголовного дела лицо, его совершившее, может воспользоваться правом освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

Также значительное количество поступающих в наш адрес обращений (жалоб) граждан связано и с неполнотой производимых проверок сообщений о преступлении. Порой мы как организация получаем и такие ответы, которые, конечно, не могут и не характеризует всю правоохранительную систему (они сейчас и так завалены работой и выполняют ее в более трудных «ковидных» условиях), но которые свидетельствует о качественно ином профессиональном уровне. Я бы мог назвать некоторые из поступающих к нам ответов «курьезными», но, поскольку за ними стоят проблемы и судьбы заявителей, делать этого не могу и не буду.

Так, заявителям в ряде случаев отказывают в ознакомлении с частью материалов проверки сообщения о преступлении, ссылаясь на нормы Федерального закона «О персональных данных», что с точки зрения уголовно-процессуального законодательства недопустимо и препятствует дальнейшему обжалованию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, т. к. у потерпевшего отсутствует полная информация о результатах проверочных мероприятий (например, невозможно узнать, кто является владельцем номера мобильного телефона, с которого был совершен мошеннический звонок, или невозможно узнать данные о владельце банковского счета, на который были переведены денежные средства пострадавшего).

Заявители в своих обращениях также указывают, что сведениями о ходе, о принятых процессуальных решениях и о результатах предварительного следствия по уголовному делу они не обладают, для участия в следственных мероприятиях не вызываются. Соответственно, они обращаются к нам с просьбой содействия в получении подобной информации. Но нам, как некоммерческой организации, которая направляет обращения в интересах потерпевших в соответствии с федеральными законами «О некоммерческих организациях» и «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», органы предварительного расследования также отказывают в предоставлении информации по уголовному делу, ссылаясь на тот факт, что наша организация не является участником уголовного судопроизводства, а, следовательно, не имеет право на получение какой-либо информации по конкретному делу.

Или мы получаем ответы, что наши обращения списаны в «номенклатурное дело». Т. е., чтобы вы понимали, в соответствии с приказом МВД России от 12.09.2013 № 707 «Об утверждении Инструкции об организации рассмотрения обращений граждан в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации», отвечающий нам правоохранительный орган подобным ответом, де-факто, хочет сказать, что принимает решение о списании обращения в номенклатурное дело и не дает по существу ответ на наше обращение, потому, что наше обращение признано уполномоченным должностным лицом либо анонимным, либо безосновательным, и переписка по вопросам, поставленным в обращении, прекращена.

Получается, что и заявитель остается без гарантированной уголовно-процессуальным законодательством информации, и нам отказывают в предоставлении информации.
Конечно мы считаем, что подобные ответы являются необоснованными и незаконными и стараемся их обжаловать, поскольку формально ответ на обращение, можно всегда направить в адрес заявителя, а нас просто уведомить о направлении ответа.

В то время как даже Президент России Владимир Путин призывает правоохранительные и надзорные органы налаживать взаимодействие с некоммерческим сектором в сфере защиты прав граждан, в частности по проблемам затянувшихся расследований уголовных дел, подобные ответы от органов, призванных не только соблюдать, но и надзирать за соблюдением уголовно-процессуальных норм, вызывают некоторое недоумение.

В рамках подготовки к заседанию круглого стола нами были направлены в адрес Комитета предложения, реализация которых, по нашему мнению, послужит определенной гарантией их права на доступ к правосудию, но также, что крайне важно, во многом станут для них и многих других граждан стимулом к полному, добровольному и добросовестному сотрудничеству с правоохранительными и судебными структурами, и в конечном итоге будут содействовать раскрытию преступлений и профилактике правонарушений. Что вполне очевидно.

Момент истины