Верховный суд РФ объяснил, на что должник имеет право в своей квартире



alttext

Верховный суд

Судебная коллегия по гражданским судам Верховного суда изучила спор, касающийся прав должника по отношению к своему жилью, на которое уже наложил арест судебный пристав. На что человек, оказавшийся в такой ситуации, имеет права, а на что — нет. Проблема, увы, касается многих граждан.

В нашем случае должник хотел зарегистрироваться в своей квартире. Но неожиданно оказалось, что из-за долгов судебный пристав наложил запрет также и на регистрацию в этой квартире. Три местные суда решили, что такое ограничение совершенно законно, ведь Служба судебных приставов сделала это в интересах взыскателя.

Но с ними не согласился Верховный суд РФ. По его мнению, накладывать запрет пристав может только для того, чтобы помешать должнику распорядиться имуществом. А не разрешать ему прописываться в своей квартире — незаконно.

Ну а теперь детали этого спора. Наша история началась несколько лет назад с того, что мировой судья взыскал с одного гражданина в пользу другого почти 2,7 миллиона рублей. Судебный спор был самый стандартный — один человек не вернул другому данную когда-то взаймы крупную сумму денег. И в итоге кредитор, устав ждать, обратился в суд. Суд вынес решение — взыскать с должника деньги, и в отношении него возбудили исполнительное производство. А пристав-исполнитель наложил запрет на регистрационные действия в отношении квартиры должника. В том числе ограничил возможность прописки. К слову, эта квартира принадлежит должнику наполовину.

Но о таком ограничении собственник узнал не сразу, а лишь спустя два года, когда попытался зарегистрироваться в своей квартире. И вот тогда ему отказали, сославшись на постановление пристава. Сначала ошарашенный должник написал заявление в местное подразделение Службы судебных приставов. Он попросил снять с его квартиры ограничения, но получил отказ. Тогда должник обратился в суд. В иске он попросил признать незаконным постановление пристава о запрете регистрации в жилом помещении его как собственника. Гражданин объяснил, что квартира для него является единственным жильем. И из-за запрета на прописку он не может получать медицинскую помощь по адресу фактического проживания. Кроме того, ущемляются и другие его социальные права.

Изучая спор, районный суд проверил, что запрет на регистрацию в квартире должника вынес судебный пристав, то есть уполномоченное на это лицо. Такое ограничение, заявил суд, отвечает требованиям закона. И таким образом сотрудник Службы судебных приставов помешал должнику распорядиться своим имуществом «в ущерб интересам взыскателя». А еще районный суд отметил, что запрет на регистрацию не мешает должнику проживать в квартире. Поэтому суд решил, что решение пристава-исполнителя не нарушает права истца. Это решение поддержали апелляция и кассация.

У нашего героя не осталось другого выхода, кроме как идти дальше — в Верховный суд. А Верховный суд, изучив материалы спора, сказал главное — запрещать человеку регистрироваться нельзя. И объяснил, на каком основании. Свои разъяснения Верховный суд начал с Закона «Об исполнительном производстве». Этот закон действительно наделяет приставов правом принуждать должника к исполнению требований. В том числе они могут накладывать арест на имущество, запрещать распоряжаться им и ограничивать регистрационные действия.

Но закон не дает приставам права «ограничивать иные права должника или применять ограничения, которые помешают ему исполнять обязанности, возложенные другими законами».

Судьи Верховного суда сослались на постановление Пленума ВС (от 17 ноября 2015 года N 50). Там сказано (пункт 43), что сам по себе запрет на распоряжение имуществом (включая запрет на вселение и регистрацию иных лиц) нельзя признать незаконным, если он наложен для того, чтобы должник не распорядился имуществом в ущерб интересам взыскателя. А значит, запрет регистрироваться в принадлежащем должнику жилом помещении возможен только в отношении «иных лиц» по этим же мотивам, отметили судьи. ВС сделал вывод: запрещать должникам прописываться по месту жительства в собственной, пусть и арестованной, квартире — незаконно.

Эксперты считают, что нижестоящим инстанциям надо было в таком споре установить, является ли запрет на регистрацию соразмерной мерой и не нарушает ли такое ограничение другие законодательные акты. По их мнению, ВС верно подчеркнул, что Закон «Об исполнительном производстве» не дает приставам права применять ограничения, которые помешают должнику исполнять обязанности, возложенные другими законами, и одна из таких обязанностей — регистрироваться в течение семи дней на новом месте жительства. . Пристав-не учел, что квартира была единственным жильем должника и что прописать в ней он хотел самого себя, а не «иное лицо». То есть пристав не мог запрещать свободно пользоваться имуществом и прописываться в нем.

В итоге ВС отменил акты местных судов и приняла по делу новое решение. ВС отменил постановление судебного пристава в части, которая запрещала совершать регистрационные действия в отношении самого должника.

Наталья Козлова, Российская газета