Деньги на наркотестирование будут «пилить» жулики!



alttext



Ильмира Маликова: Широкая общественность, специалисты, правозащитники сегодня приводят целый ряд аргументов против тестирования учащихся на наркотики, которые массово начнутся уже в декабре этого года. Это должно произойти согласно закона, который Госдума РФ приняла еще 15 мая 2013 года. Передо мной лежит копия письма, которое направил советник Президента РФ, председатель Совета по правам человека и развитию гражданского общества Михаил Федотов. Он пишет о том, что в его адрес поступили заявления руководителей ряда общественных организаций, где указано, в том числе, что этот закон будет нарушать права человека. Для чего был принят закон, который в декабре приведет к поголовному наркотестированию учащихся, мы поговорим с гостями. Сегодня в студии «Радио России» председатель комитета Госдумы РФ по охране здоровья Сергей Вячеславович Калашников и инициатор нашей встречи Александр Всеволодович Алексеев — президент Фонда НАРКОМ, издатель газеты «Пока не поздно».

Александр Всеволодович на страницах своей газеты опубликовал мнения тех специалистов, которые, как раз, выступают против тестирования. Вы, Сергей Вячеславович, как глава профильного комитета Госдумы РФ, поддержали введение этого закона… Что было в основе его принятия?

Сергей Калашников: Я хочу успокоить радиослушателей. Ни с 1 января, ни с какого-то другого числа ничего не начнется. Никакого тотального тестирования на наркотики. В законе написано, что это добровольное решение или более старших молодых людей или их родителей, если они не достигли 14 лет. Шум на самом деле не оправдан. Почему Госдума поддержала этот закон? Сама идея раннего обнаружения наркоманов – хорошая и важная. Она могла бы стать важным подспорьем в борьбе с наркоманией. При одном условии. Если бы в этом законе была норма, которую я предлагал в виде поправки, о том, что нельзя людей, у которых выявлено употребление наркотиков, направлять в наркодиспансер. Почему? Потому что в системе наркодиспансера существует «взрослый» учет и человек на всю жизнь получает клеймо о том, что он стоит на учете. Это серьезно осложнит ему жизнь. Он не получит право на управление автомобилем, право на оружие, лишится права занимать определенные должности… В первом чтении закона мы подтвердили, что концепция нравится. Во втором чтении – что будут приняты поправки по отдельному учету ребят, употреблявших наркотические вещества, будут созданы детская наркология, система мер по работе с такими подростками. Когда документ готовили ко второму чтению – я понял, что этого ничего не будет. Я понял, что цель закона не борьба с наркоманией, а пиар власти. Власть хорошенько отпиарилась на этом законе и забыла о нем, зная, что он будет не рабочий. Сейчас создается впечатление, что на этом мертворожденном законе пиарятся правозащитники.

Ильмира Маликова: Одна из Ваших коллег сказала, что депутаты должны же были что-то такое принять,  чтобы пойти навстречу обществу, которое выражает озабоченность проблемой детской наркомании. Зачем? Закон принят. Госдума сидела и обсуждала его. Ваш рабочий день стоит больших денег….

Сергей Калашников: Более того, на этот закон будут выделены деньги, и они будут освоены….

Ильмира Маликова: У нас сокращаются расходы на медицину, но при этом нам не жалко миллиардов, которые будут выкинуты на это…

Сергей Калашников: Это имитация эффективного управления страной. Она у нас проявляется не только в борьбе с наркоманией.

Ильмира Маликова: Да. Но, Вы, как председатель комитета Госдумы РФ по охране здоровья, в какой степени несете ответственность за то, что происходит? Вам проще – Вы представитель партии ЛДПР, Вы не из «Единой России»…

Сергей Калашников: Инициатором закона было Правительство РФ, «Единая Россия» полностью его поддержала… Я выступал в Думе с этим законом, я говорил, что если мы не примем эти поправки, то закон будет не работающий. Он все равно был принят.

Александр Алексеев: Ильмира, дело в том, что последние 3 – 4 недели на нас обрушился шквал обращений. Люди просят, чтобы приехали к ним, потому что директор школы требует список — с одной стороны, наркоконтроль — с другой стороны. Что делать? Очень хорошо, что этот закон не будет работать. Но 7 декабря, насколько я понимаю, всех посчитают. Что мы имеем на сегодняшний день. У нас есть лаборатория в НИИ наркологии по сертификации тест-полосок. Это основное учреждение. Но на сегодняшний день мы не сертифицировали эти полоски. Эта лаборатория не имеет сертификации. А в республики, регионы загоняются тест-полоски, которые неизвестно откуда доставляются, деньги осваиваются. Мы не имеем никакого государственного стандарта по этим тест-полоскам. Есть несколько возможных вариантов развития событий. Тест-полоски по крови, моче, слюне и биосенсорные технологии. Последними я занимался три месяца. Это самые перспективные технологии. Однако, отсутствие каких-либо стандартов просто пугает.

Ильмира Маликова: Сергей Вячеславович, органы ФСКН, на местах, особенно, так же должны как-то проявлять свою работу. В последнее время они как-то активизировались, потому что пошли разговоры о том, что ведомство необходимо как-то утилизовать за ненадобностью. Вот эти все рекомендации, что добровольно, не добровольно… Школа должна отчитаться! ВУЗ должен отчитаться! Иначе у директоров и ректоров начнутся проблемы. Перегибы на местах просто неизбежны… Вот я – человек не употребляющий наркотики – зачем я пойду на добровольной тестирование? Дети, которые так же не употребляют наркотики, зачем им идти на добровольное тестирование? Их, что, в другой класс не переведут?

Сергей Калашников: Тестирование нужно не детям, которые знают, употребляют ли они наркотики или нет. Тестирование нужно их родителям.

Ильмира Маликова: Что подразумевает «добровольное тестирование»?

Сергей Калашников: Это добровольное согласие на прохождение тестирования. Если ребенок уверен, что он не употреблял и на него будет оказываться некое давление, и на него и на родителей, то он согласится. Но ни один нормальный родитель, на мой взгляд, не может с этим согласиться и дать свое согласие. Ребенок ведь даже может и не знать, что в какой-то компании ему дали покурить что-то запрещенное. А портить жизнь по случайному эпизоду – это нужно быть безумцем.

Ильмира Маликова: После событий в Приморском крае, где доза лекарства в прививке Манту школьникам была превышена в 2500 раз, отдавать детей в руки людей с не сертифицированными тест-полосками – я не знаю, кто это сделает?!

Сергей Калашников: Ситуация простая – как будут «пилить» эти деньги? Кто из жуликов и сколько украдет меня лично не беспокоит. Беспокоит, что закон…

Ильмира Маликова: Украдут наши деньги!

Сергей Калашников: Безусловно!

Александр Алексеев: Мало того, что деньги украдут! Если в тест закрадется хоть одна ошибка – это же крест на всей судьбе человека. Разворуют деньги, но ребенок-то при чем?! Его родители при чем?!
Ильмира Маликова: Это сумасшедшее средства шантажа. Надо найти какого-нибудь наркомана, который написает на эти полоски. Потом выяснится, что сын какого-нибудь общественного деятеля, дочка учительницы школы, сын местного предпринимателя… Это страшно представить, что может произойти.