Как стать миллионером



alttext



Покупатель не всегда прав. Гости программы «Право на защиту» специалисты Общества защиты прав потребителей «Общественный контроль» Роман Гайдашов и Денис Ульянов рассказали радиослушателям кто в России и за чей счет хочет стать миллионером.

Ильмира Маликова: В нашем эфире, мы довольно часто говорили о защите прав потребителей. Сегодня мы продолжим этот разговор. В студии «Радио России» Роман Гайдашов и Денис Ульянов. Роман — экперт, а Денис — юрист Общества защиты прав потребителей «Общественный контроль». Мне хотелось бы поговорить о защите прав тех, кто находится в сфере потребления. Ведь есть потребители, а есть те, кто предоставляет эти услуги. Мы привыкли к тому, что это два разных фронта, которые всегда находятся в состоянии, если не войны, то конфликта. Есть такие понятия, как «потребительский экстремизм» и «потребительский нигилизм». В чем они похожи и чем отличаются?

Роман Гайдашов: Экстремизм — понятно, нечто агрессивное в отношениях «покупатель — продавец» или «покупатель — производитель». Здесь иногда происходят ситуации, когда покупатель может, так или иначе, захотеть «навариться», нажиться за счет производителя или продавца. Каким-то обманным путем, подтасовкой фактов. К счастью, в России потребительский экстремизм развит не так сильно, как в Америке или Европе. Там это уже пройденный этап, поскольку продолжается достаточно давно.

Ильмира Маликова: Действительно, мы иногда слышим о каких-то совершенно сумасшедших возмещениях  ущерба, компенсациях вреда. Человек купил, скажем, кофе, в какой-нибудь сети, облился им, выяснилось, что кофе горячий. За то, что на стаканчике не было об этом написано, человек отсуживает миллионы долларов.

Денис Ульянов: Подобное поведение я называю американизмом. К счастью, в России суды к подобным ситуациям подходят разумно. У нас необходимо доказать, во-первых, свой имущественный вред. Во-вторых, человек обязан доказать, что данное действие было не предусмотрено производителем, не было предупреждения и это предупреждение было бы разумно. Третье. Компенсация морального вреда оценивается судом субъективно. Реально такие компенсации измеряются от 500 рублей до 5 тыс. рублей. В России нажиться не всегда получится, хотя есть директива при сомнениях решать вопросы в пользу потребителя. И, действительно, бывают такие казусы, когда только диву даешься. Яркий пример потребительского экстремизма. Бабушка купила телевизор известного производителя. Когда он у нее сломался, а это было в рамках гарантийного срока, она пришла в сервис. Ей сказали, что запчастей для этого телевизора нет и не предвидится. Мы дадим акт о ремонтонепригодности, по которому, с продавцом вы расторгнете договор — получите деньги или другой телевизор. Надо понимать, что в данной ситуации сервис является третьим лицом. В России сервисы не являются представителям производителя или продавца и не несут ответственности по закону о защите прав потребителей… Бабушка пошла к продавцу, а этого ООО уже не существует. Она подала в суд на сервис с требованием выплат денег, хотя у них она ничего не покупала, и суд вынес решение в пользу бабушки. Потом в кассации это было обжаловано и решение было отменено, однако, само по себе это решение — яркий пример того, что законодательно все может быть на стороне сервиса, а решение было принято в пользу потребителя.

Ильмира Маликова: Сегодня мы подходим к Америке и Европе, в том смысле, что желающих что-либо отсудить потребителей становится все больше и больше. Кто выступает такими «экстремистами»?

Роман Гайдашов: Есть совершенно неадекватные люди с отклонениями, которые находятся на пике нервозности: огурцы слишком кислые, в хлебе кто-то непонятный. Мы со стороны все видим и можем оценить факты подлога. Такие вещи мы сразу пресекаем, пытаемся объяснить, что это дело не выиграешь. Есть очень разумные люди, которые пытаются делать на этом деньги. Хотелось бы сразу сказать, что в нашей стране это не выйдет. Компенсации по таким делам крайне малы. Овчинка выделки не стоит.

Ильмира Маликова: А вы на чьих позициях стоите — производителей или потребителей?

Роман Гайдашов: Мы не стоим на позициях ни производителя, ни потребителя. Мы стоим на позициях того лица, на стороне которого закон в каждом конкретном случае. Если к нам придет потребитель и будет прав по закону и ему будет необходима помощь по защите своих прав, безусловно, мы поможем ему. Если обратится юридическое лицо, а такие случаи то же бывают, мы будем оказывать помощь ему.

Денис Ульянов: Мы являемся обществом по защите прав потребителей и, в первую очередь, работаем с потребителем. Просто в последнее время «потребительский экстремизм» стал очень актуальной темой.

Роман Гайдашов: Да, если права потребителя нарушены — мы готовы защищать, но, если его права не нарушены и он пытается нарушить права других — поддержки в таком деле мы не окажем.

Ильмира Маликова: В чем заключается «потребительский нигилизм»?

Роман Гайдашов: Это оборотная сторона медали. Потребители, наоборот, бояться бороться за свои права. Типичный пример. Люди звонят, говорят, что отравились такой-то такой-то продукцией. Есть медицинское заключение. Спрашивают, что делать. Когда им объясняют судебные тонкости, они отмахиваются, бояться вступать в судебный процесс. В этих случаях потребителю необходима морально-психологическая помощь. Однако, и это далеко не всегда помогает. Речь уже даже не идет о компенсации. Речь идет о привлечении к ответственности недобросовестного продавца-производителя. Этими товарами пользуются другие люди, их могут употреблять дети. Даже в этих случаях люди отказываются бороться за свои права.