На прививку становись!



alttext

Дмитрий Лесняк
Адвокат Адвокатской палаты Москвы

В Приморье 29 школьников попали в больницу после пробы Манту. Эта нехитрая прививка против туберкулеза делается всему населению страны, кроме личной непереносимости она осложнений не дает. Но после пробы у приморских детей на месте инъекции образовались опухоли; следователи выяснили, что доза препарата, введенного при пробе, превысила норму в две с половиной тысячи раз, а к проведению вакцинации была допущена медсестра, у которой для этого не было допуска. В студии «Радио России» ведущая программы «Право на защиту» Ильмира Маликова и адвокат Адвокатской палаты города Москвы Дмитрий Лесняк объяснили слушателям, как нужно отстаивать свои права и бороться с халатностью врачей.

Ильмира Маликова: Давайте начнем наш сегодняшний разговор с обсуждения ситуации в Приморье. После случившегося губернатор Приморья снял главу департамента здравоохранения, работа департамента была признана неудовлетворительной. Следственные органы возбудили уголовное дело. К счастью, эта ужасная прививка ограничилась только этими двадцатью девятью школьниками: нерасторопность медсестры не позволила провести вакцинацию других детей, и тем самым спасла их здоровье.

Сегодня многие молодые родители считают прививки опаснее самого заболевания и не делают своим детям даже необходимых прививок, мотивируя отказ страхом врачебных ошибок и непредсказуемых осложнений. Подобный случай может перечеркнуть желание очень многих родителей делать прививки своим детям, а ведь впоследствии они могут за это поплатиться жизнью! Дмитрий Лесняк: Ситуация действительно шокирующая. Это четкий показатель того, как у нас вообще поставлена система здравоохранения, как нам оказывают подобные услуги, в том числе — в детских учреждениях. Мы можем говорить пока только о халатности в бытовом плане, так как судьба уголовных дел неизвестна.

Ильмира Маликова: Уголовное-то дело возбуждено, но неизвестно сколько будет длиться весь процесс разбирательства.

Дмитрий Лесняк: Совершенно верно. В любом случае, люди, столкнувшиеся с такой проблемой, чьи дети испытали физические страдания, продолжают их испытывать, я не знаю, каковы могут быть последствия, безусловно, имеют право требовать в том числе и денежной компенсации морального вреда, связанного с такой некачественной «услугой». Кроме того, надо понимать: прививки — дело добровольное как для детей, так и для взрослых. Единственные исключения — работники ЖКХ, транспортники, педагоги. Наличие прививок — требование к профессии. Все остальные могут соглашаться на вакцинацию, и могут не соглашаться. Мне, например, прививки не делали, такая позиция была у моих родителей, но своему ребенку я их делаю. Ведь, несмотря на то, что я жив,  вплоть до окончания вуза я сталкивался с целым рядом проблем из-за того, что у меня не было прививок. Никому такого бы не пожелал. Проще привиться. Ильмира Маликова: И потом, изменяется экологическая обстановка, вирусный фон. Мы не врачи, но достаточно почитать научную литературу, чтобы сделать вывод, что либо с изменением экологии прививки не действуют, поэтому делать их не надо, либо, напротив, агрессивная экологическая среда заставляет делать нас прививки. Но случай, который мы разбираем, свидетельствует не о стечении обстоятельств, а о преступной халатности — от детей и выбора родителей ничего не зависело. Могло же случиться убийство по неосторожности.

Дмитрий Лесняк: Хорошо, что по горячим следам удалось получить вакцину и выяснить, в чем проблема. Я понимаю, что провести проверку в данной ситуации очень тяжело. Могло сложиться так, что вакцины бы уже не оказалось, а упаковки были утилизированы.

Ильмира Маликова: В подобных случаях важную роль играет позиция родителей. Сейчас главным движущим моментом становится настойчивость населения, чтобы разобраться в ситуации и наказать виновных.

Дмитрий Лесняк: Если подходить с философской позиции, то данный факт позитивен. Хотелось бы, чтобы дальше шло развитие.

Ильмира Маликова: Но в правоохранительных органах нас с заявлениями о посягательствах на нашу жизнь и здоровье никто с распростертыми объятиями не ждет. А ваши коллеги считают, что дела, связанные с медициной, в судах являются наиболее сложными. Так ли это? Дмитрий Лесняк: Это действительно так: ситуация с судебной медицинской экспертизой у нас находится в совершенно ужасном состоянии. Исходя из требований закона, у нас подобную экспертизу могут проводить только в государственном бюро, а частные организации не имеют права проводить такое исследование. С другой стороны, государственные бюро есть во всех регионах, но специалистов в них нет, и им приходится привлекать специалистов со стороны. У меня в практике была следующая ситуация: поступило социальное заключение за подписями трех авторитетных специалистов, не было оснований им не доверять, но в нем был написан бред. Начали вызывать специалистов по очереди. Первый пришел и заявил, что у него непрофильное образование, поэтому он что-то добавил от себя, но в данном деле он не разбирается. Подобное заявление поступило от второго эксперта. Третий же назвал себя специалистом в данной области, по его словам, пациента он не видел. Ему дали наработки, из которых он собрал текст заключения и поставил свою подпись. Это показатель того, как у нас в судах собираются доказательства по данной категории дел. Получается, что дело, связанное с медицинской ошибкой, обычно вязнет в суде. А пострадавший еще и несет материальный ущерб, оплачивая экспертизу?

Дмитрий Лесняк: Нет. Экспертиза проводится для потерпевшего бесплатно. Но в случае проигрыша со стороны обвинения взыщут деньги, причем, существенную сумму.