«Соблюдение тайны — прямая обязанность нотариуса!»



alttext



Московские нотариусы будут ближе к москвичам. Не территориально, но технологически. Своим видением развития нотариата в столице в программе «Право на защиту» с радиослушателями поделился президент Московской городской нотариальной палаты, нотариус города Москвы Константин Корсик.

Ильмира Маликова: Тема нашей программы — нотариусы и их роль в жизни. В нашей студии побывало очень много специалистов в области права. Нотариусы стоят к гражданам наиболее близко. Сегодня у нас в гостях Константин Анатольевич Корсик — Президент Московской городской нотариальной палаты, нотариус города Москвы. Здравствуйте.

Константин Корсик: Добрый вечер.

Ильмира Маликова: Начнем мы с самых общих вещей. Московская городская нотариальная палата — это собрание более 700 юристов. В октябре 2011 года, наконец-то, прошли выборы, и Вы были избраны президентом палаты. Что из себя представляет структура, которую Вы возглавили?

Константин Корсик: Московская городская нотариальная палата самая крупная нотариальная палата России. Если исходить из профессии нотариуса, то государство передало нотариусам свою функцию и, исполняя её, нотариусы, будучи частными лицами, обеспечивают, в том числе, исполнение государственных обязанностей. Членство в палате для нотариуса является обязательным. Мало для каких профессий установлена подобная обязанность. Палата — это не профсоюз, это публичное правовое образование. Она объединяет нотариусов, защищает их права и интересы, представляет в органах государственного управления, занимается развитием законодательства, а так же контролирует деятельность нотариусов.

Ильмира Маликова: Контроль за чем?

Константин Корсик: Контроль за профессиональной деятельностью нотариусов, за тем, как нотариусы совершают действия, насколько они соответствуют законодательству. Через год после назначения нотариуса проводится обязательная проверка и потом каждые 4 года. Это очень важно, что государство уполномочило заниматься этим именно палату. Мы одни из первых соморегулирующихся сообществ, вполне успешных и достойных.

Ильмира Маликова: С чем связаны ошибки, просчеты и, соответственно, недовольство работой нотариуса?

Константин Корсик: Ошибки разные: недосмотр, действительно, просчет. Наша задача помочь нотариусу правильно организовать работу. Если нотариус сознательно нарушает право, то палата может обратиться в суд за лишением нотариуса права заниматься своей профессиональной деятельностью. Мы таким правом пользуемся весьма активно.

Ильмира Маликова: 700 нотариусов на Москву — это много или мало?

Константин Корсик: Есть международные стандарты. Нотариус должен быть финансово независимым. По международным нормам на 15 — 20 тыс. населения должен быть один нотариус. В соответствие с законом о нотариате и нотариальной деятельности в Москве, установлена квота — один нотариус на 15 тыс. населения. Что касается очередей к нотариусам, то, мне кажется, это проблема далекого прошлого. Дело не в количестве нотариусов, а в том, как он организовал свою работу. Обеспечить информированность граждан о том, где расположены нотариальные конторы, как они работают — одна из задач нашей палаты. Мы активно работаем над модернизацией сайта Московской городской нотариальной палаты, чтобы любой гражданин мог найти всю интересующую его информацию.

Ильмира Маликова: Очень много говориться о введении электронного документооборота. О проекте «Электронная Россия» говорят уже лет десять. Космос, мне кажется ближе, чем переход на электронный документооборот. В каком состоянии сейчас находится эта программа?

Константин Корсик: Это объективная необходимость. Без внедрения информационных технологий нотариат просто никому не будет нужен. Вы заговорили про космос… У нас такой полет состоялся 12 апреля 2011 года. Один из нотариусов передал документы в Федеральную налоговую службу с использованием своей электронной цифровой подписи и налоговая служба внесла изменения в учредительные документы обратившегося юридического лица. Принято решение о том, что каждый нотариус должен получить электронную цифровую подпись. Этот процесс идет, я думаю, в следующем году он будет завершен. В Москве процесс идет гораздо быстрее. Уже многие нотариусы передают документы в электронно-цифровом виде. На прошлой неделе мы провели совещание с представителями налоговой службы и наметили пути совершенствования этой работы.

Ильмира Маликова: Очень многие напуганы тем, что личные данные, которые передаются для оформления документов, могут стать добычей злоумышленников. Не секрет, что в России продаются электронные базы. Как Вы можете обеспечить конфиденциальность, а самое главное недоступность частной информации?

Константин Корсик: Во-первых, соблюдение нотариальной тайны — прямая обязанность нотариуса. Во-вторых, все данные, которые передаются в наши базы, являются не полными. Полные данные есть только у конкретного нотариуса. В-третьих, на рынке информационных технологий мы работаем только самыми профессиональными и надежными компаниями. Мы намерены и далее развивать безопасность наших информационных баз. Практика показывает, что мы с этим успешно справляемся.

Ильмира Маликова: Насколько я знаю, информация в ваших базах находится в зашифрованном виде…

Константин Корсик: Да это так. Помимо этого, доступ любого лица к базам фиксируется. Созданы резервные копии базы.