Качество работы адвокатов по назначению повысится



alttext

Федеральная палата адвокатов

Президент Федеральной палаты адвокатов Юрий Пилипенко обратился к президентам региональных адвокатских палат с призывом обеспечивать участие адвокатов в судопроизводстве по назначению в полном объеме.

Адвокаты по назначению предоставляются гражданину государством. По данным Федеральной палаты адвокатов, еще в конце апреля объем работы органов предварительного расследования практически сравнялся с уровнем до пандемии. Но проведение многих следственных действий невозможно без адвокатов, иначе доказательства потом не примет суд.

Федеральная палата адвокатов мониторит ситуацию в регионах и подключается там, где нужна помощь. На практике возникает ряд проблем. Например, в некоторых регионах были отмечены попытки отправить приезжих адвокатов на двухнедельный карантин, введенный кое-где на местах.

В Татарстане был создан важный прецедент: удалось добиться официального разъяснения, что на адвокатов, приехавших выполнять свою работу, данные ограничения не распространяются.

Другой острый вопрос: назначение гонораров адвокатам по назначению. Позиция адвокатуры: в нерабочие дни работа защитников должна оплачиваться по тарифам выходного дня. Но, как заметил Юрий Пилипенко, во многих регионах органы предварительного расследования отказывают адвокатам в оплате по повышенным ставкам. Единого подхода на практике пока не выработано.

Например, Адвокатская палата Белгородской области приняла решение, в котором разъяснила, что за работу по назначению в период нерабочих дней защитники должны подавать заявления о выплате вознаграждения по повышенным ставкам. Данный документ решила оспорить в суде прокуратура.

Как подчеркнул член Совета Адвокатской палаты Белгородской области Борис Золотухин, суду предстоит решить принципиальный вопрос, и дело тут не в самих ставках.

«Вопрос в том, имеет ли право прокуратура вмешиваться в действия и решения не просто некоммерческой организации, а своего прямого процессуального оппонента в уголовном процессе, — рассказал он. — Кстати, в «период самоизоляции» белгородские судьи принимали совершенно разные решения о выплатах, вы том числе и о повышенной оплате, и такие решения не оспорены прокурором в предусмотренном процессуальными кодексами порядке путем подачи жалобы в вышестоящий суд».

Как уточняет Борис Золотухин, в своем иске прокурор поднимает вопросы оплаты процессуальных издержек и порядка участия адвокатов в уголовном процессе.

«При этом размер всех процессуальных издержек и основания их выплаты в уголовном процессе определяет правительство РФ, а порядок участия адвокатов по назначению УПК РФ и наш закон и Кодекс этики, — говорит член Совета Адвокатской палаты Белгородской области. — В уголовном процессе прокурор лишь сторона обвинения и не наделен функциями надзора в отношении действий защиты в любой части».

По словам вице-президента ФПА России Николая Рогачева, изначально в ряде регионов России следственные органы принимали решения об оплате защиты по назначению по повышенным ставкам.

«Решение Совета адвокатской палаты Белгородской области является внутренним документом палаты, — говорит Николай Рогачев. — Это не нормативный акт, направленный на определенный круг лиц, а лишь на адвокатов своей палаты. Решение Совета, конечно же, не обязательно к исполнению органам дознания и предварительного следствия, которые выносят постановления об оплате труда адвоката за защиту по назначению, руководствуясь нормативным актом принятым Правительством России. Поэтому не может не вызывать удивления, что прокуратура области оспаривает в суде решение, имеющее значение только для членов адвокатской палаты. Кроме того, правом вмешательства в деятельность органа адвокатской палаты прокуратура не наделена. Это компетенция Министерства юстиции».

В свою очередь, первый вице-президент ФПА Евгений Семеняко сказал, что непродолжительное время суды Санкт-Петербурга выносили решения об оплате в повышенном размере, потом это прекратилось. Региональная палата обратилась в Санкт-Петербургский городской суд с разъяснением позиции о необходимости оплаты по повышенным тарифам.

«Мы считаем, что толкование постановления правительства РФ об оплате не исключает такой возможности, — сказал Евгений Семеняко. — Судебная практика на этот счет остается противоречивой».

Комментируя дело в Белгородской области, он подчеркнул, что прокуратура не является органом, надзирающим за деятельностью адвокатов, в том числе органов адвокатского самоуправления.

«В законе об адвокатуре сказано, что единственным уполномоченным на это органом является Министерство юстиции РФ, — заметил Евгений Семеняко. — По моему убеждению, сотрудники областной прокуратуры несколько поторопились. Видимо, они посчитали, что осуществляемый ими прокурорский надзор имеет тотальный характер. Конечно, это заблуждение. В противном случае, можно говорить о нарушении принципа независимости адвокатуры от государства. Какие интересы государства здесь нарушены? Речь идет о нарушении прав адвокатов».

Владислав Куликов, Российская газета