Уголовно-правовые риски предпринимателей в условиях пандемии



alttext

Екатерина Андреева

Сегодня многие компании озадачены вопросом, как выжить в сложившейся ситуации, когда введенные меры по предотвращению распространения COVID-19 поставили под угрозу существование большинства из них. У одних упала выручка, а другие остались с нулевым доходом, при этом обязательства никуда не исчезли. О последних с точки зрения комплексных правовых рисков и последующих гражданско-правовых споров мы уже писали. Но гражданско-правовые риски чаще всего преодолимы, тем более, что принимаются все новые меры поддержки. Статистика уже говорит о том, что вопрос возможных уголовно-правовых рисков также должен волновать предпринимателей и побуждать качественно проанализировать их, в том числе разобраться в каких ситуациях они возникают и как их минимизировать. Об этом сегодня и поговорим.

Новые основания в УК РФ для привлечения к уголовной ответственности

Начнем с введенных с 1 апреля ст. 207.1, ст. 207.2 и скорректированной с указанной даты ст. 236 Уголовного кодекса, в которую были внесены изменения в части расширения ее применения, увеличения максимального размера наказания и дополнительного квалифицированного состава.

Пока правоприменительная практика по ст. 207.1 УК РФ, предусматривающую ответственность за публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности гражданина, и ст. 207.2 УК РФ, предусматривающую ответственность за публичное распространение заведомо ложной общественно значимой информации, повлекшее тяжкие последствия, не сложилась. Ни по одному делу еще не вынесен приговор суда, но согласно размещенной информации на сайте Следственного комитета России, к подследственности которой отнесены данные статьи, уже возбуждено несколько таких уголовных дел в Москве и Санкт-Петербурге, в Саратовской, Тверской, Ленинградской областях, Республике Бурятия и Приморском крае. Проверки по подобным фактам идут в Самарской, Свердловской, Омской областях, Хабаровском и Краснодарском краях и других регионах. Для понимания того, как будет складываться практика, следует обратиться к Обзору по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 2, утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 30 апреля 2020 года (далее – Обзор Президиума ВС РФ), где указано, что распространение заведомо ложной информации, указанной в диспозициях ст. 207.1-207.2 УК РФ, следует признавать публичным, если такая информация адресована группе или неограниченному кругу лиц и выражена в любой доступной для них форме (например, в устной или письменной форме, с использованием технических средств). При этом указано, что следует учитывать, что публичный характер распространения заведомо ложной информации может проявляться в использовании для этого средств массовой информации, информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе мессенджеров (WhatsApp, Viber и других), в массовой рассылке электронных сообщений абонентам мобильной связи, распространении такой информации путем выступления на собрании, митинге, распространения листовок, вывешивания плакатов и т.п. Сами деяния, предусмотренные ст. 207.1 и ч.1 ст. 207.2 УК РФ, относятся к категории небольшой тяжести, санкции предусматривают ответственности в виде лишения свободы до 3 лет по ст. 207.2 УК РФ. Квалифицированный состав, предусмотренный ч. 2 ст. 207.2 УК РФ относит деяние к категории средней тяжести, так как санкция предусматривает возможность назначения наказания в виде лишения свободы до 5 лет.

Возможно предприниматели еще не обратили на эти статьи внимание, но разъяснения ВС РФ дают основание рекомендовать руководителям внимательно относится к сообщениям в чатах, на сайте, рассылке информации для сотрудников и тем более клиентов, плакатами и иными информационными сообщениями, в том числе на стендах организации. Информация должна быть четкой, не иметь двоякого смысла, который можно истолковать как недостоверную и заведомо ложную, так как в сегодняшних условиях распространения COVID-19, когда велики риски заражения, очень большой спектр информации в случае его неверного изложения может впоследствии быть квалифицирован, как представляющий угрозу жизни и безопасности или причинивший вред здоровью. Рекомендации, правила поведения на предприятии, даже репост ранее опубликованной недостоверной информации – все это должно проверяться на достоверность.

Статья 236 УК РФ предусматривает ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее в ч. 1 по неосторожности массовое заболевание или отравление людей либо создавшее угрозу наступления таких последствий, а в квалифицированном составе, предусмотренном ч. 2 указанной статьи, смерть человека и в особо квалифицированном – смерть двух и более человек (ч. 3 ст. 236 УК РФ). Изменения были внесены именно в условиях распространения новой коронавирусной инфекции. Была установлена уголовная ответственность за нарушение санитарно-эпидемилогических правил не только при наступлении массового заболевания и отравления людей, но и в связи с такой угрозой. Таким образом, в связи с тем, что нарушение норм как гражданином, которому предписано соблюдать карантин, так и нарушение норм работодателем, поставившем под угрозу жизнь и здоровье своих сотрудников, могут создать угрозу массового заболевания, так как вирус распространяется очень быстро и непринятие предписанных мер может действительно создать угрозу здоровью. До внесенных изменений приговоров по ст. 236 УК РФ было не много, так как только в случае, если нарушение повлекло массовое заболевание, а не его угрозы наступала уголовная ответственность. Приговоры чаще связаны с тем, что нарушались положения Федерального закона РФ от 30 марта 1999 г. «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» № 52-ФЗ, что приводило к последствиям, указанным в статье. Как, например, в приговоре № 1-128/2019 от 23 августа 2019 г. по делу № 1-128/2019, связанного с нарушениями заведующей столовой санитарно-эпидемиологических требований к организации питания обучающихся в общеобразовательных учреждениях, учреждениях начального и среднего профессионального образования (СанПиН 2.4.5.2409-08), утв. постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 23 июля 2008 г. № 45, п. 6.1, п. 7.7, п. 7.8, п. 8.19 Санитарно-эпидемиологических требований к организациям общественного питания, изготовлению и оборотоспособности в них пищевых продуктов и продовольственного сырья (СП 2.3.6.1079-01), утв. Главным государственным санитарным врачом РФ 6 ноября 2001 г.

Сейчас ч. 1 ст. 236 УК РФ отнесена к категории небольшой тяжести, есть основание полагать, что основным видом наказания, который будет применяться по данной статье будет, как ранее штраф, а вот квалифицированный состав, предусмотренный ч. 2 ст. 236 УК РФ относит деяние к категории средней тяжести с возможным применением санкции в виде лишения свободы от трех до пяти лет, а особо квалифицированный состав относит деяние уже к категории тяжких с возможностью применения санкции в виде лишения свободы от пяти до семи лет, что дает основание полагать, что в случае, если нарушения повлечет смерть одного, а тем более нескольких человек уже вряд ли можно будет подсудимому рассчитывать на штраф. Чтобы понимать реальность наступления последствий, стоит предположить, что, например, отказ от использования масок или измерения температуры и других обязанностей, которыми теперь обременены предприниматели в совокупности с наступившими заражениями образуют квалифицированный состав.

Федеральным законом от 1 апреля 2020 г. № 99-ФЗ внесены и изменения в КоАП РФ, в том числе в статьи с тем же объектом правонарушения, что и в озвученных выше статьях УК РФ объекты преступного посягательства. Так, ст. 13.15 КоАП РФ за распространение информации дополнена ч. 2 и ч. 3 с санкцией в виде штрафа до 3 млн руб. Также внесены изменения в ст. 6.3. КоАП РФ и введена ст. 20.6.1 КоАП РФ. Статьями установлена административная ответственность за нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, совершенные в период режима ЧС или при возникновении угрозы распространения опасного заболевания или проведения ограничительных мероприятий (карантина), а также за невыполнение в установленный срок требования органа, осуществляющего федеральный государственный санэпиднадзор, о проведении санитарно-эпидемиологических мероприятий. Практика по всем этим статьям еще не сложилась, разграничение административных от уголовных составов будет в соответствии с Обзором Президиума ВС РФ проходить с учетом условий, цели и мотивов распространения такой информации, то есть по субъективной стороне, а также оценке реальной общественной опасности.

Невыплата заработной платы в связи со сложным финансовым положением организации

Вопросы, связанные с выплатой заработной платы волнуют сейчас большинство предпринимателей. Действительно они оказались в сложной ситуации. Во-первых, не все даже понимают как необходимо выплачивать заработную плату в условиях, когда не работают или работают не полный день, во-вторых, непонятно что делать, если даже, воспользовавшись мерами поддержки, очевидно, что с сотрудниками рассчитаться в полном объеме не получится. Конечно же необходимо понимать, что не только существуют риски, связанные с проверками в случае жалоб сотрудников, но и возможно привлечение к уголовной ответственности по ст. 145.1 УК РФ. Напомним, ответственность наступает в случае частичной невыплаты заработной платы свыше трех месяцев или полной невыплаты в течение 2 месяцев, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности. Для того, чтобы оценить реальные риски привлечения к уголовной ответственности по этой статье необходимо проанализировать правоприменительную практику и что именно принято считать корыстной или личной заинтересованностью, а также какие действия предпринимателя подтверждают его умысел на неуплату.

Для лучшего понимания того, что же нарушает руководитель и в какой ситуации, необходимо, прежде всего, обратиться к установленной в ст. 855 Гражданского кодекса очередности списания денежных средств со счета:

в первую очередь по исполнительным документам, предусматривающим перечисление или выдачу денежных средств со счета для удовлетворения требований о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, а также требований о взыскании алиментов;
во вторую очередь – по исполнительным документам, предусматривающим перечисление или выдачу денежных средств для расчетов по выплате выходных пособий и оплате труда с лицами, работающими или работавшими по трудовому договору (контракту), по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности;
в третью очередь по платежным документам, предусматривающим перечисление или выдачу денежных средств для расчетов по оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору (контракту), поручениям налоговых органов на списание и перечисление задолженности по уплате налогов и сборов в бюджеты бюджетной системы Российской Федерации, а также поручениям органов контроля за уплатой страховых взносов на списание и перечисление сумм страховых взносов в бюджеты государственных внебюджетных фондов;
в четвертую очередь по исполнительным документам, предусматривающим удовлетворение других денежных требований;
в пятую очередь по другим платежным документам в порядке календарной очередности.

Списание средств со счета по требованиям, относящимся к одной очереди, производится в порядке календарной очередности поступления документов.

Так, в соответствии с приговорами от 13 сентября 2019 г. № 1-133/2019, от 9 августа 2019 г. № 1-285/2019 по делу № 1-285/2019 директорам были вменены ст. 145.1 и 199.2 УК РФ, так как располагая достаточными средствами вопреки очередности, предусмотренной ч. 2 ст. 855 ГК РФ осуществил выплаты на расчет с контрагентами. Реализация преступного умысла расписана в приговоре, как приоритет коммерческим интересам возглавляемых организаций. Аналогично в приговоре от 19 августа 2019 г. № 1-328/2019 по делу № 1-328/2019 за распределение имеющихся денежных средств предприятия на оплату по обязательствам перед контрагентами вопреки установленной последовательностью ч. 2 ст. 855 ГК РФ, при этом нарушаются права и законные интересы работников, гарантированные им Конституцией РФ и трудовым законодательством, генеральный директор был привлечен к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 145.1 УК РФ. Основания привлечения к уголовной ответственности по ст. 145.1 УК РФ чаще аналогичны, что дает основание сделать вывод о том, что основной причиной привлечения к уголовной ответственности руководителя является распределение им денежных средств в нарушение очередности, установленной ч. 2 ст. 855 ГК РФ. Также следует отметить, что в случае осуществления руководства учредителем несмотря на то, что обязанности директора возлагались им на иных лиц на периоды невыплаты заработной платы без регистрации этих полномочий в налоговом органе, следствием установлено фактическое отсутствие передачи полномочий, что позволило не привлекать лиц, которым передавались полномочия, а признать их потерпевшими. Такая позиция подтверждается приговором от 29 августа 2019 г. № 1-697/2018 1-8/2019 по делу № 1-697/2018. Поэтому руководителям нельзя нарушать очередность платежей, а учредителям, которые фактически дают обязательные для исполнения рекомендации, должны понимать, что они могут быть признаны виновными в невыплате заработной плате.

Неисполнение обязательств, или Риски «резиновой» ст. 159 УК РФ в условиях пандемии

Еще один актуальный сегодня риск в уголовно-правовом поле – это ответственность за нарушение обязательств, за которые уже были получены денежные средства полностью или частично. Например, в ситуациях, когда есть основание полагать, что исполнение было возможно или были сообщены недостоверные сведения, поэтому в определенных ситуациях может быть квалифицировано как мошенничество, то есть хищение имущества путем обмана или злоупотребления доверием. Следует ожидать заявлений в правоохранительные органы со стороны самих предпринимателей на своих контрагентов, которые, по их мнению, не исполнили свои обязательства не в связи с пандемией или по иной действительно веской причине, а потому, что решили воспользоваться ситуацией. Но даже в случае направления заявлений в правоохранительные органы, скорее всего, предприниматели будут сталкиваться с отказами в возбуждении дела с указанием на то, что имеют место гражданско-правовые отношения. А вот в ситуации, когда речь будет идти о нарушении сроков, ненадлежащем исполнении или неисполнении госконтрактов риски для предпринимателя очень велики. Во-первых, нарушения грозят предпринимателю включением в реестр недобросовестных поставщиков, гражданско-правовыми последствиями. Во-вторых, конечно же не стоит забывать о риске привлечения к уголовной ответственности. В соответствии с постановлением Правительства РФ от 30 апреля 2020 г. № 630 внесены дополнения в постановление Правительства РФ от 24 декабря 2019 г. № 1803 «Об особенностях реализации Федерального закона «О федеральном бюджете на 2020 год и на плановый период 2021 и 2022 годов», в соответствии с чем предоставлена возможность распорядителям и получателям бюджетных средств предусматривать в государственных контрактах о поставке товаров (выполнении работ, оказании услуг), заключаемых в 2020 году, авансовые платежи не выше 50%. Больший размер авансового платеж с одной стороны облегчает задачу для бизнеса, который является исполнителем по госконтракту, но с другой, это означает повышенную ответственность бизнеса за ошибки, которые могут привести к неисполнению или ненадлежащему исполнению.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение госконтрактов может повлечь в дальнейшем квалификацию данного деяния в качестве хищения денежных средств с возбуждением уголовного дела не только по заявлению потерпевшего, но и на основании раппорта оперативного работника, по ст. 159 УК РФ. Важно учитывать, что сегодня авансы по госконтракту увеличены, что означает с одной стороны увеличение возможности на своевременное исполнение, так как повышенная сумма аванса избавляет предпринимателя от необходимости поиска финансирования, но с другой стороны, если предприниматель-исполнитель госконтракта выберет ненадлежащего субподрядчика либо контрагента, что приведет к срыву сроков или полному неисполнению, это может стоить предпринимателю очень дорого, в том числе и свободы. Иногда, желая скрыть отставание от графика исполнения, исполнитель договаривается с представителем заказчика и подписывают акты выполнения. Такие действия в случае выявления дают основание правоохранительным органам уже без сомнения квалифицировать в качестве мошенничества. Приговор суда по ч. 4 ст. 159 УК РФ от 10 августа 2018 г. № 1-294/2017 подтверждает изложенную позицию. Так, указанным приговором был осужден по ч. 4 ст. 159 УК РФ генеральный директор исполнителя госконтракта, которому вменялось введение в заблуждение должностных лиц департамента градостроительства Приморского края относительно своих намерений завершить в полном объеме строительство Объекта посредством убеждения и представления государственному заказчику через инженерную организацию актов о приемке выполненных работ КС-2 и КС3, содержащих заведомо недостоверную информацию об объемах и стоимости выполненных работ, а после подписания указанных документов отсутствие намерения в дальнейшем выполнять указанные работы.

Брать ли кредиты и можно ли за это быть привлеченным к уголовной ответственности?

Кредиты для предпринимателя в текущей ситуации таят в себе также и уголовно-правовые риски. Очевидно, что сейчас многие предприниматели полагают, что единственным спасением для них будет обращение за кредитными денежными средствами. В надежде получить денежные средства предприниматель может несколько исказить информацию или, получив целевые кредитные денежные средства, потратить их на иные нужды. Если бизнесмен будет своевременно вносить платежи по кредиту, то вряд ли у него могут какие-то проблемы даже в случае, если при его получении какая-то информация была приукрашена. А вот в ситуации, когда предприниматель не сможет обслуживать кредит, есть основание полагать, что все искажении информации при обращении за кредитом могут обернуться против него, еще хуже будет, если кредит хотя бы и частично использовался на иные цели. Некоторые кредитные учреждения уже давно применяют политику обращения в правоохранительные органы в случае, когда есть основание полагать наличие в действиях заемщика состава преступления.

Так, например, приговором суда по ч. 4 ст. 159.1 УК РФ от 30 января 2017 г. № 1-4/2017 (1-279/2016;) генеральный директор компании-заемщика был осужден за предоставление заведомо ложных сведений при перечислении денежных средств по предоставленной его компании кредитной линии. Также вменялось направление полученных по кредитной линии денежных средств в фирмы-однодневки. Приговором суда генеральному директору было назначено наказание в виде лишения свободы с признанием его условным на основании ст. 73 УК РФ. Или, например, приговором суда от 22 августа 2019 г. № 1-285/2018 1-40/2019 по делу № 1-285/2018 был признан виновным учредитель и генеральный директор по ч. 3 ст. 159.1 УК РФ в связи с предоставлением заведомо ложных и недостоверных сведений, касающихся имеющегося обеспечения, что было направлено на хищение денежных средств. При этом дополнительная квалификация содеянного по ст. 174.1 УК РФ была признана излишне вмененной. Наказание было назначено в виде двух лет шести месяцев лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ.

Составы преступлений, предусмотренных ст. 159.1 УК РФ и ст. 176 УК РФ имеют многие сходные признаки, в том числе в признаках объективной стороны каждого из составов. При этом предметом ст. 159.1 УК РФ является имущество или право на имущество, а в ст. 176 УК РФ предметом выступают кредит или льготные условия кредитования. Основное разграничение происходит по субъективной стороне, то есть когда предоставление ложных сведений направлено на хищение, предоставляемых в качестве кредита денежных средств, содеянное квалифицируется по ст. 159.1 УК РФ, если же предоставление недостоверных сведений связано с желанием получить кредит, а в процессе обслуживания возникли обстоятельства, не позволившие делать это надлежащим образом, то квалифицируется по ст. 176 УК РФ. Это важно знать, так как даже квалифицированные составы ст. 176 УК РФ относят содеянное к категории небольшой тяжести, а особо квалифицированные составы ст. 159.1 УК РФ относят содеянное к категории тяжки с возможностью применения санкции в виде лишения свободы на срок до 10 лет. Поэтому даже если были предоставлены недостоверные сведения, то обязательно необходимо сохранять доказательства того, что не было умысла на хищение. Хотя пока правоприменительная практика складывается преимущественно в пользу назначения наказания по обеим статьям даже по квалифицированным составам в виде лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ и по ст. 159.1 УК РФ, и по ст. 176 УК РФ.

Так, приговором суда от 19 мая 2017 г. № 1-86/2017 был признан виновным по ч. 1 ст. 176 УК РФ генеральный директор и учредитель, который при обращении за кредитной линии в кредитное учреждение скрыл от кредитора, что часть имущества уже находится в залоге. Вопрос о привлечении к ответственности по ст. 176 УК РФ был поставлен после нарушения обязательств по выплате кредита. Директор был признан виновным с назначением наказания в виде двух лет лишения свободы, которое в соответствие со ст. 73 УК РФ указано считать условным.

Но не стоит рассчитывать на снисхождение, так как правоприменительная практика меняется, а максимальная санкция ст. 159.1 УК РФ очень серьезная.

***

Изложенное выше позволяет сделать вывод, что предпринимателю не стоит игнорировать уголовно-правовые риски особенно в условиях пандемии когда он действует иногда поспешно для спасения бизнеса.

Новые статьи нельзя назвать далекими от предпринимателя, в какой бы сфере бизнеса он не был задействован. С учетом разъяснений в Обзоре ВС РФ, приведенном в настоящей статье, можно утверждать, что риски в случае распространения не только в СМИ, но и в чатах, на стендах и т.д. сегодня достаточно высоки. Нарушение санитарно-эпидемиологических правил могут коснуться всех предпринимателей, которые продолжили работать или возвращаются к ней после приостановления деятельности. Поэтому следует внимательно изучить все требования прежде, чем писать какую-то информацию, оповещать о чем-либо и обязательно знать и соблюдать все требования, которые предъявляются сегодня для предотвращения распространения новой коронавирусной инфекции. Несоблюдение и риск заражения коллектива сотрудников может обернуться для работодателя уголовным преследованием.

Сегодня предпринимателю необходимо провести правовой аудит всех обязательств, оценить имеющиеся ресурсы. Необходимо помнить, что сотрудники и выплата им заработной платы в полном объеме – вопрос приоритетный, поэтому пытаться использовать имеющиеся для оплаты денежные средства на иные нужды, направленные даже исключительно во благо, для спасения бизнеса и сохранения рабочих мест, может обернуться уголовным делом. Поэтому с сотрудниками либо договариваться и подписывать соглашение, либо выплачивать до тех пор, пока есть средства. Исключение составляют целевые денежные средства по льготным кредитам и субсидиям, перечисленным на поставку товаров по госконтрактам, которые необходимо расходовать по назначению.

При выполнении госконтрактов необходимо проявлять максимальную внимательность и осмотрительность, в том числе при выборе контрагентов, субподрядчиков. Необходима полная проверка, чтобы можно было почти не сомневаться в добросовестном выполнении ими всех обязательств перед вами, что может напрямую повлиять на исполнение вами обязательств перед заказчиком по госконтракту. Необходимо свести к минимуму ненадлежащее исполнение, но при возникновении каких-то объективных обстоятельств своевременно информировать заказчика об этом.

Обращаясь за субсидиями и кредитами, необходимо сообщать только достоверную информация даже если есть риск отказа в получении столь необходимых денежных средств. Это повлечет не столь серьезные последствия, как в случае, если будут сообщены искаженные данные или скрыты важные обстоятельства. Необходимо помнить, что в случае невозможности обслуживать кредит могут всплыть все нарушения при его получении, а это уже риск привлечения к уголовной ответственности.

Екатерина Авдеева, председатель комитета развития правовых услуг и экспертизы законопроектов «Деловой России», ГАРАНТ.РУ