Президента попросили создать фонд помощи жертвам преступлений



alttext

Участники круглого стола

Вчера в Фонде поддержки пострадавших от преступлений прошёл круглый стол об ответственности государства за возмещение потерпевшим имущественного и морального вреда. В ходе обсуждения общественники пришли к выводу: нужно разработать и внедрить методику определения стоимости человеческой жизни, а также создать фонд, который будет производить выплаты за счёт изъятого и конфискованного имущества.

Ст. 52 Конституции гарантирует право потерпевших от преступлений на компенсацию причинённого ущерба, но на практике оно реализуется не всегда. Во-первых, возмещение вреда не является безусловной обязанностью виновного и производится только по приговору суда. Во-вторых, потерпевший не может рассчитывать на возмещение, если преступник не установлен или скрывается от следствия. В-третьих, у преступника часто объективно нет денег и с него нечего взыскать. «При этом если в случае совершения преступления потерпевшему был причинён тяжкий вред здоровью, то лечение и его последующая реабилитация требуют довольно длительного времени и серьёзных денежных затрат. И деньги нужны здесь и сейчас, а не когда преступник будет пойман и осуждён, а его имущество описано и продано. В таких ситуациях пострадавший остаётся лицом к лицу со своей бедой», – отметила председатель совета Фонда поддержки пострадавших от преступлений, член правительственной комиссии по профилактике правонарушений Ольга Костина.

Исполнительный директор Фонда поддержки пострадавших от преступлений, член Общественного совета при ГУ МВД России по г. Москве Матвей Гончаров представил статистику: общий ущерб от преступлений за 2018 год составил 563 млрд руб., из них 247,5 млрд руб. не будут компенсированы никогда, поскольку подозреваемые по ним не найдены, а сами дела приостановлены. «Таким образом, более трети потерпевших лишены возможности получить компенсацию за причинённый вред. Мы предлагаем решить эту проблему на законодательном уровне, при этом обратиться к опыту зарубежных стран, где уже накопилась положительная практика», – говорит Гончаров.

Во всём мире существуют специальные государственные программы и компенсационные фонды для помощи потерпевшим, а в законодательстве прописаны критерии, по которым оценивается каждое повреждение здоровья и даже смерть. «Можно возразить, что нельзя оценить в деньгах жизнь человека. Но не будем лукавить. Мы же делаем это при назначении выплат жертвам терактов и авиакатастроф. Чем они отличаются от пострадавшего в подъезде от рук маньяка?» – задаётся вопросом Костина.

«В России жизнь человека стоит дёшево, но даже присуждённые копейки невозможно получить. Государство в этом совершенно не помогает», – говорит председатель комиссии АЮР по вопросам определения размеров компенсации морального вред Ирина Фаст. Например, самая большая присуждённая компенсация морального вреда в России за полный паралич рук в результате преступления составляет 1 млн руб., а средняя ещё меньше. Для сравнения, в Германии стандартная компенсация за полный паралич всех конечностей – от 28 млн руб. до 53 млн руб., в Англии – от 23 млн руб. до 29 млн руб., во Франции – около 49 млн руб.

«Было бы логично, если бы государство оказало помощь пострадавшему, а потом искало способы взыскать эти деньги с преступника. Но пока системы нет, жертвы преступлений никому не нужны», – считает бывший старший помощник председателя Следственного комитета генерал-майор юстиции Игорь Комиссаров. «Поэтому нужно взяться и принять соответствующий закон, как сделали другие юрисдикции», – уверена Фаст.

Председатель межрегионального общественного движения за права пешеходов «Союз пешеходов» Владимир Соколов уверен: «У нас в стране никогда не будет такой ситуации, что всё хорошо, а денег много. Но это не значит, что надо ничего не делать. При желании деньги можно найти». «Что происходит с конфискатом у нас в стране – это тайна. Правосудие в одних руках, а распределение изъятого – в других. Нам показывают изъятые слитки золота и набитые купюрами комнаты, но куда потом идут эти деньги? Я уверена, что их и нужно использовать для помощи потерпевшим. Это и есть ответственность государства», – отметила Костина. Тем более Конституционный суд принял решение, что незаконно нажитое имущество можно отчуждать даже у родственников коррупционеров (см. «КС разрешил изымать имущество у тех, кто знаком с коррупционерами»).

В связи с этим правозащитники предлагают:

— разработать и внедрить методику определения стоимости человеческой жизни и здоровья для расчётов компенсаций и материальной помощи потерпевшим;

 — рассмотреть возможность создания национального фонда поддержки потерпевших от преступлений – отдельного звена уголовной системы, которое позволит производить выплаты за тяжкие и особо тяжкие насильственные преступления.

По результатам круглого стола Фонд поддержки пострадавших от преступлений направит соответствующие предложения в адрес президента, уполномоченного по правам человека, Совета при президенте по правам человека и в профильный комитет Госдумы. «Мы надеемся, что будем услышаны», – заключила Костина.

Алина Михайлова, Право.Ру