Друзья в качестве понятых: что говорит закон?



///


alttext



Можно ли в качестве понятых приглашать друзей и знакомых? Какую работу выполняют помощники депутатов Государственной Думы РФ? На эти и другие вопросы отвечает почетный адвокат России, помощник депутата Государственной Думы РФ Александр Островский.

Ильмира Маликова: Здравствуйте, у микрофона Ильмира Маликова. Сегодня наша программа будет посвящена адвокатским историям и разным ситуациям с точки зрения адвокатов. В студии Александр Леонидович Островский – почетный адвокат России, помощник депутата Государственной Думы РФ. Есть у него еще такая отметина – он почетный кинематографист.

Александр Островский: Это первая специальность.

Ильмира Маликова: Первая специальность была кинематографическая. Потом было юридическое образование – юридическая. Раньше эта специальность называлась «Отличник кинематографа».

Александр Островский: Раньше она называлась – «Отличник кинематографии СССР». Мой папа был.

Ильмира Маликова: Да, отличник кинематографии. Я не случайно сказала, что Александр Леонидович имеет непосредственное отношение к кинематографу, потому что сегодня очень трудный день для людей, кто лично знал Эльдара Рязанова. Скончался замечательный кинорежиссер. Человек, который навсегда останется в нашей жизни, потому что ни один Новый год, ни одно 31 декабря без его фильма «Ирония судьбы» представить нельзя. Я бы хотела, чтобы Александр Леонидович вспомнил свою историю, связанную с Эльдаром Александровичем Рязановым…

Александр Островский: Здравствуйте, дорогие радиослушатели. Я со всей страной скорблю по поводу смерти Эльдара Александровича Рязанова. Мне пришлось неоднократно с ним пересекаться. Во-первых, он учился параллельно с моим отцом во ВГИКе, у них были общие студенческие компании. Когда я уже закончил ВГИК и поработал в кино, был ответственным секретарем Союза кинематографистов, то приходилось сталкиваться с ним по работе. Этот человек был уникален тем, что, будучи яркой целеустремленной личностью, он был уважаем всеми. Обычно такие личности кто-то любит, кто-то ненавидит. Я не видел его врагов. Люди к нему с уважением относились. «Элик», — обращалось к нему старшее поколение. Я не мог так сказать. Мне пришлось с ним столкнуться в профессиональной адвокатской деятельности. Не могу называть клиентов, но так сложилась ситуация, что у моего клиента на даче шел обыск. Клиент жил у бабушки, которая была приятельницей Эльдара Александровича. Когда мне сообщили,  помчался туда. Полиция попросила понятых. Я сказал: «Зовите друзей». Друзьями пришли Эльдар Александрович с женой и супруги Тодоровские. Рязанов жестко отстаивал внука своих знакомых, будучи в скромной роли понятого. Если в профессиональных разговорах мы, шутя, начинаем меряться у кого круче клиенты, я говорю, что круче моего понятого, у вас не будет. С благодарностью и улыбкой об этом вспоминаю. Была еще одна ситуация юмористическая, но о ней по радио рассказывать нельзя.

Ильмира Маликова: Я хотела бы уточнить обстоятельства, если мы уже заговорили о том, что такая проблема была у вашего клиента, то чем закончилась история?

Александр Островский: Благополучно. Он остался на свободе.

Ильмира Маликова: Вы сказали, что необходимо в качестве понятых пригласить друзей.

Александр Островский: Друзей.

Ильмира Маликова: Можно ли это делать, потому что понятые должны быть независимы.

Александр Островский: Можно. Понятными могут быть любые граждане. Это независимые свидетели, наблюдатели тех следственных действий, которые происходят в их присутствии. Если они небезразличны, они не дадут подсунуть наркотики, припрятать пистолет, они дадут свидетельские показания, как все происходило. Я рекомендую радиослушателям, если у них неприятная ситуация, а ведь многие честные и порядочные люди попадают в такие ситуации, если есть возможность, стараться, чтобы в понятые попали их знакомые.

Ильмира Маликова: Если приходят с обыском в квартиру или в дом.

Александр Островский: Соседей обзвонить, с которыми дружишь. Ты или жена, дети могут сбегать и позвать.

Ильмира Маликова: До какой степени понятные могут что-то отстаивать?…

Александр Островский: Эльдар Александрович жестко и уверенно отстаивал доброе имя мальчика.

Ильмира Маликова: Это же свидетели, могут ли они что-то говорить…

Александр Островский: Нет, не могут. Рязанов был глыбой, матерым человечищем. Он был огромный авторитет и для тех, кто пришел с обыском. Тем более, что они пришли формально. Они понимали, что там искать не чего. Они быстро свернулись.

Ильмира Маликова: Такой совет. В качестве понятых лучше брать людей, с которыми ты дружишь, находишься в нейтральных или хороших отношениях. Этим можно воспользоваться. С другой стороны, когда вы сказали, что Эльдар Александрович был матерым человечищем…

Александр Островский: Он небезразличный был! Он защищал всей своей мощью, авторитетом.

Ильмира Маликова: Какие вы все-таки разные, адвокаты. Вы так отличаетесь от обычных людей! Напоминаю, что сегодня у нас в студии Александр Леонидович Островский – почетный адвокат России, помощник депутата Государственной Думы РФ. Давайте поговорим о еще одной вашей ипостаси – о помощнике депутата Государственной Думы РФ. Есть расхожее мнение, что удостоверение помощника депутата Государственной думы сколько-то стоит на «рынке», потому что оно дает…

Александр Островский: Да, помощника. Удостоверение депутата стоит очень-очень дорого (смеется).

Ильмира Маликова: Удостоверение помощника депутата Государственной Думы РФ стоит каких-то средств , услуг… Почем прикупили?

Александр Островский: Я могу авторитетнейшим образом осветить эту тему. Я уже лет 15-17 помощник депутата. Причем разных. От Гасана Борисовича Мирзоева – ныне Президента Гильдии российских адвокатов – он был депутатом Государственной Думы РФ. Потом был Алексей Митрофанов. Потом…

Ильмира Маликова: Которого, где-то нашли на курортах. Кажется, в Дубае.

Александр Островский: Не известно где он живет. Возможно, что и у сестры… Потом работал с депутатом Константином Ширшовым – несправедливо пострадавшим.

Ильмира Маликова: А сейчас с новым…

Александр Островский: А сейчас у меня депутат из Краснодарского края – Алексей Николаевич Тренин.

Ильмира Маликова: Я напоминаю, что у нас сегодня в студии Александр Леонидович Островский – почетный адвокат России, помощник депутата Государственной Думы РФ. Мне было бы важно поговорить о том, чем занимаются помощники депутатов Государственной Думы РФ, сколько депутатам положено помощников, как происходит ваша работа, на что вы имеете право?

Александр Островский: По сравнению с 90-ми годами, когда можно было бесплатно ездить в транспорте по удостоверению, а один мой приятель из Питера бесплатно ездил, будучи на общественных началах, так действовал авторитетом помощника. Сегодня, кроме права войти в Государственную Думу и так же из нее выйти, никаких преференций это не дает. Учитывая цены в столовой, которые приравнялись к городскому общепиту, и кушаешь на тех же условиях.

Ильмира Маликова: Буквально приходится из дома бутерброды носить, чтобы было дешевле?

Александр Островский: Если промежуточно перекусить надо — есть буфет – можешь бутербродом. Я всю жизнь помощник на общественных началах. Есть два помощника в Москве по работе в Государственной Думе и два помощника в регионе, которые ведут большую работу, потому что много обращений с письмами, просьб, жалоб, заявлений с совершенно разными вопросами.

Ильмира Маликова: Вот смотрите, если ваш нынешний депутат, член комитета по промышленности, то получается, что запросы, которые ему шлют из региона, они касаются чего? Только промышленности или всех сфер жизни?

Александр Островский: Нет. Всех сфер жизни. Никого не интересует, в каком он комитете. Многие обращаются из других регионов. Слышали. Понравилось, как он выступал на радио. Есть такие, которые пишут всем депутатам. Но это видно, что это массовая рассылка.

Ильмира Маликова: Что может сделать депутат для представителей своего региона или человека, который к нему обращается? Если сегодня посмотреть, что делает Государственная Дума, а она все время штампует какие-то инициативы. Сейчас инициативы совсем экзотические, широким народным массам не понятные. Интересны ли депутатскому корпусу те мелочи, с которыми к ним обращаются люди, как то: не где жить, не на что жить, стал инвалидом, не получаю пособие, преступники отобрали жилье, отжимают земельный участок… Все, чем живет страна.

Александр Островский: Работа депутат Тренина проходит на моих глазах. Ни одно обращение простых людей, не вино-водочных королей, которые просят освободить арестованный состав с водкой, а обращения простых граждан – все рассматриваются, ни одно не остается без внимания. Мы – помощники – готовим депутатские обращения, запросы. За последний месяц очень много всего пришло. Обратилась девушка. Работала в МЧС, раньше мы ее знали по работе в Государственной Думе. Работала в Белграде, попала в катастрофу и получила тяжелейшую травму. Ее все бросили. Она работник по контракту. Страховка оказалась фальшивой. Никто с работы ей не занимался. Ее сотрудник из посольства — атташе, который видел ее 1 раз, добросердечный парень, отправил лежачую на носилках в Москву. Депутат Тайсаев от Северной Осетии договорился с лучшими хирургами. Ее прооперировали в Склифосовского, потом отправили домой. Сейчас она обратилась к депутату с просьбой, чтобы все-таки была дана оценка действиям тех лиц, которые принимали участие в ее судьбе. И тех, кто бросил ее умирать, и тех, кто помог ей выжить. Я готовил письмо министру иностранных дел с просьбой отметить работу нашего атташе в Белграде. И Генеральному прокурору, и в Следственный комитет, и Пучкову в МЧС с просьбой провести служебное расследование – почему сотрудника российского загранучреждения бросили, как она написала, умирать.

Ильмира Маликова: Принимаете ли вы участие во встречах депутатов с населением?

Александр Островский: Я каждый год участвую в депутатском приеме населения. В приемной «дедушки Калинина», как это называется – напротив Манежа. В этом году я буду опять там работать 14 декабря с 12 до 16 часов. Депутат будет принимать обращения, консультировать людей. Я, как адвокат, буду оценивать правовую сторону, подсказывать, как правильно написать заявление.   Обращения совершенно разные, есть обращения от членом ЖСК «Кино-5», ветеранов кино…

Ильмира Маликова: У вас прямо профильные обращения, учитывая вашу любовь к кино…

Александр Островский: Нет. Пенсионеры, небогатые люди приходят. А пенсионеры кино – это люди нищие. Аренда машиномест в подвале у Правительства Москвы – вздули цены – 7 тысяч рублей машиноместо. Это размер пенсии. На квартплату уже денег нет, кушать не чего. Депутат сделал запросы – я их готовил мэру Москвы. Напомнили о постановлении Правительства Москвы, которое защищает интересы социально незащищенных групп. Они при аренде у Правительства Москвы имеют льготы. Просто гаражное управление решило деньги заработать. А для гарантии мы написали прокурору Москвы, чтобы он дал оценку.

Ильмира Маликова: Удалось что-нибудь сделать.

Александр Островский: Пока наблюдаем. Я думаю, что-то удастся.

Ильмира Маликова: Сколько длится эта конфликтная ситуация?

Александр Островский: Она длится давно, но запрос мы сделали дней 10 назад. .. Или, вот, пример. ГСК-34 «Крылатский»… Два бандита избили охранника ГСК. Ночью шли пьяные. До полусмерти избили. Задержали их. Потом отпустили. Дело не возбудили. Полтора года писали заявления. Сегодня, когда обратилась общественность ГСК к депутату, пошли обращения к Генпрокурору, к Бастрыкину… Люди возмущены. У нас было собрание ГСК – мне дали наказ добиться привлечения этих бандитов к уголовной ответственности. Можно это считать использованием служебного положения? Можно. Я горд тем, что могу помочь.

Ильмира Маликова: Что-нибудь еще из бескорыстных…

Александр Островский: А корыстными мы и не занимаемся. Это сразу видно. Когда депутат заинтересован материально – из текста запроса это видно невооруженным глазом. Идет лоббирование бизнеса – водочного или другого… высокорентабельного, но низко правового, одновременно.

Ильмира Маликова: Насколько помощники депутатов принимают участие в разработке определений по тем или иным законопроектам или это какая-то экспертная депутатская группа?

Александр Островский: Во-первых, есть экспертные советы по направлениям.

Ильмира Маликова: Но вы же можете анализировать правовую составляющую тех просьб, требований, ситуаций, которые происходят с нашими гражданами. Совершенно непонятная ситуация с кадастровой оценкой земли. Те суммы, которые люди получили для того, чтобы заплатить за свои 6 соток, они вызвали бурю негодования и изумления. Можно отвечать по каждому письму отдельно, а можно сформировать позицию по законопроекту.

Александр Островский:  К сожалению, наш депутат в комитете по промышленности, а не по земельным вопросам, но он не уклоняется от помощи. Пришло письмо от многодетной матери Пчелинцевой. Она с иронией и издевкой пишет, что получила радостное письмо от налоговой инспекции Химкинского района. Из него она узнала, что в одночасье стала мультимиллионершей. Ее 10 соток, которые она получила от дедушки по наследству. Многодетная мать, один ребенок инвалид. Налог там раз в 15 вырос, а участок в 3 млн. оценили. Причем участок слова доброго не стоит. Рядом кладбище, железная дорога и над ней идут самолеты в Шереметьево на посадку. Я подготовил депутатские запросы губернатору Московской области Воробьеву и прокурору Московской области. Воробьев перенял тактику старший товарищей. Он, в нарушение закона о статусе депутата, хотя сам был депутатом, он не ответы подписывает, а сопроводительные письма. Как у Ленина. Формально правильно, по существу издевательство. Вежливо, любезно – направляю вам ответ. Он снимает с себя ответственность. Голословный ответ о том, что все в порядке, нарушений нет. Понимая, что будет такое безобразие, мы попросили в депутатском запросе прислать расчеты, на основании которых повысилась плата. Это что, просто кому-то захотелось? Ведь участок бросовый….

Ильмира Маликова: Участок всегда можно продать.

Александр Островский: Попробуй продай. У нас же декларируется, что теперь кадастровая стоимость приравнена к рыночной – попробуй продай, хотя бы за треть от этой цены.

Ильмира Маликова: Предположим, мой участок по кадастру оценен в 5 млн. рублей. Соответственно, плачу какие-то налоги.

Александр Островский: И не только. Когда кто-то вступает в наследство, вы платите налоги от стоимости участка.

Ильмира Маликова: Да. Но я говорю, что не хочу здесь жить, потому что здесь летают самолеты и .т.д. И продаю его за 1 млн. За это я несу ответственность ухода от налогов и т.п.?

Александр Островский: Нет. Было бы интереснее, если бы был судебный прецедент, когда кто-то из граждан с участком, оцененным, скажем, в 5 млн., а смог продать за 1 млн., потребовал бы доплату от Росреестра.

Ильмира Маликова: Пусть не разницу, хотя бы выплаченные налоги излишние. Я думаю, мы этого тоже не дождемся.

Александр Островский: С нашей судебной системой пока на это надеяться рано.

Ильмира Маликова: Из Карелии вопрос. Адвокаты принимают присягу? У врачей есть клятва Гиппократа. Вы чему-нибудь присягаете? Есть у вас принципы?

Александр Островский: Меня в адвокаты приняли 17 лет назад. Может быть, за это время что-то изменилось, но тогда присяги не было.

Ильмира Маликова: Я благодарю нашего сегодняшнего гостя. Александр Леонидович Островский – почетный адвокат России, помощник депутата Государственной Думы РФ был гостем нашей программы.